Курсы валют

Доллар США
2.0957
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Социум

Убийственный возраст

Image 7112

В последнее время среди несовершеннолетних убийц встречается все больше вполне благополучных детей… Живет в семье, которая по всем канонам не может считаться неблагополучной, обычный ребенок. Просто обычный — со своими «закидонами», присущими характеру и переходному возрасту. Учится в школе, общается в соцсетях, играет на компьютере. А потом берет в руки ружье, нож, бензопилу или взрывчатку и идет убивать людей.

Потому что, оказывается, ненавидит сверстников, а заодно и все человечество. Потому что, оказывается, мечтал отомстить своим обидчикам, даже тем, которых никогда не видел раньше. А родители всерьез считали, что если сын обут, одет, накормлен, а в школе нет проблем, значит, с ним все нормально и волноваться не о чем...

Сын на отца

В последние дни ушедшего года в суде Ленинского района Минска началось судебное заседание по делу 14-летнего подростка, который нанес несколько ножевых ударов в спину собственному отцу. Судебный процесс проходил в закрытом режиме. Парню в итоге дали шесть лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Надо сказать, что потерпевший — Дмитрий Тимашков — личность известная в определенных кругах: он занимается инклюзией и бегает марафоны с коляской, в которой сидит его маленькая дочь Лиля с ДЦП. Ее, как и сына, он воспитывает без жены. Именно Дмитрий первым написал пост в своем ЖЖ о том, как сын пытался его убить:

«…Многие из друзей могли заметить, что месяц с лишним тому назад я пропал с радаров. Но сейчас я уже вышел из больницы и могу рассказать про шесть ударов в спину. Ситуация, в которой я оказался, — редкая, необычная. Не каждый день пытаются убить кого-то из близких. И уж тем более — не каждый день пытаются убить тебя самого. Итак, шесть ударов ножом в спину, три слева, три справа, один из них — почти в позвоночник, еще один — в легкое, два — буквально на сантиметр выше диафрагмы. И, наконец, два удара пришлись в ребра. Нож — популярной охотничьей модели «Южный крест», который уложил меня в больницу, был в руке моего сына».

Надо отметить, что подростку предъявлено обвинение в умышленном, предварительно спланированном убийстве, которое, говоря юридическим языком, оказалось незавершенным по независящей от него причине. А именно — всего лишь по причине того, что пострадавшему своевременно была оказана медпомощь. Поскольку несколько месяцев назад С. исполнилось 14 лет, то и уголовная ответственность наступила тоже. Многотысячное интернет-сообщество разделилось на несколько лагерей. Одни жалели отца и сына и желали им примирения. Другие обвиняли Дмитрия в том, что он довел сына до попытки убить отца. Третьи считали, что сын — монстр. Даже тесть Дмитрия писал ему гневные комментарии, обвинял в том, что тот меняет жен и строит из себя вечного мученика.

У Дмитрия есть еще старшая дочь от первого брака — Лиза, сводная сестра С. и Лили. Вот ее оценка сложившейся ситуации, опубликованная на одном интернет-сайте:

«У людей, которых возмущает, что отец так пишет о своем сыне, похоже, сохранилась советская установка: сор из избы не выносят. Мол, есть трудности — сам разбирайся с ними и никому не рассказывай: это же стыд-позор, никто о таком не говорит. Но почему человеку должно быть стыдно за свои проблемы? Тем более, почему человеку должно быть стыдно за то, что он пострадал? Если ты пострадал, то ты возмущен. А не пристыжен. Люди считают, что неправильно писать такие откровенные вещи на публику, но он все делает верно. Папе сейчас нелегко, он в шоке и хочет этим поделиться, рассказать — и, возможно, отец рассчитывал получить поддержку. Но поддержку получить не удалось. Судебные процессы в Беларуси — это закрытые мероприятия, никогда непонятно, что там происходит. Я думаю, что бытовые разборки слишком типичны для наших структур, и на них уже просто не особо обращают внимание. Бытовое насилие в семьях происходит постоянно, супруги, дети с родителями режут и бьют друг друга. Для всех это уже стало слишком обыденным. Поэтому и к ситуации с моим отцом и братом структуры отнеслись так, мол, «дадим пять-десять лет, пусть сидит»... Думаю, это очень хорошо, что папа решился открыться общественности. Поддержки ему тоже хотелось, но это не получилось…Может быть, отец отчасти и виноват в том, что произошло. Но то, что сейчас пишут в соцсетях, просто не укладывается в голове. В насилии всегда виноват насильник. И если отец где-то перегибал палку, это не значит, что отца нужно убивать. Винить «непутевого родителя» может каждый, но на самом деле виноват всегда тот, кто берет оружие в руки…».

Почему 14-летний мальчишка спокойно, без всякой агрессии стал убивать отца, когда тот оказался беззащитен, повернувшись спиной? (Дмитрий в это время зашнуровывал кроссовки.) Описание преступления Дмитрием Тимашковым:

«…Удары за спиной были похожи на болезненные электрические разряды. Я не сообразил сразу, что это нож, думал, что сын просто дурачится. Шок… Поворачиваюсь и вижу своего ребенка с абсолютно холодными глазами, держит в руке нож и смотрит на меня, как охотник. Началась борьба. Если честно, с трудом удалось забрать нож. Стало трудно дышать, от крови майка прилипла к спине. Очень хорошо помню, как сын сказал: «Я тебя ненавижу». И это говорит ребенок, которого я так люблю? Я стал орать: «Что ты наделал? Ты же разрушил весь мир! Вызывай «скорую!». В итоге милиция приехала раньше, чем бригада врачей. Когда в квартиру вошли вооруженные парни в касках и спросили, кто нападавший, С. спокойно ответил: «Я нападавший».

В белорусских семьях все чаще растут социопаты

Согласитесь, к ужасам криминальной хроники мы привыкли, как к прогнозам погоды.

…77 ударов молотком: в Бобруйске судят убийцу девушек, спасти которых не успела милиция... Обвиняемый в убийстве и изнасиловании девушки в Минске приговорен к 19 годам… Следователи возбудили уголовное дело в отношении жителя Ельского района, который нанес смертельные ранения своим родителям, а потом попытался покончить жизнь самоубийством… 21-летний Кирилл Поборцев изнасиловал и убил девушку, а тело закопал. Они были знакомы около трех лет. Получил 20 лет колонии.

Жестокая преступность стремительно молодеет. Наша страна здесь, конечно, не исключение. Страшно, что с молодежью вообще происходит какой-то «передоз» — наступает безумие. Часто подростки берут в руки оружие. Знают, как именно хотят его применить. И от картечного дождя гибнут учащиеся в Керчи. От бензопилы умирают люди в Минске. От топоров — подростки в Улан-Удэ. Брейвик. Обычный с виду ученик берет своих одноклассников и учителя в заложники в Подмосковье... Перечислить подробно все преступления невозможно. А вспоминать подробно уже нет сил.

— Может, опасных для общества молодых людей, подростков можно разглядеть нам, взрослым, если как следует «разуть глаза»?

— Таких подростков отличает от сверстников сильнейший эгоцентризм, — уверяет практикующий психотерапевт Марина Майкова. — Свои проблемы им кажутся уникальными, главными. Мнения, отношения, да и в целом просто наличие других людей — все это не учитывается в принципе. Или, что еще хуже, рассматривается как препятствие. Этим детям свойственно оправдание себя. Всегда и везде. От них, к примеру, можно услышать: «Он меня не понял? Так это ЕГО проблемы». Естественно, у этих детей возникает конфликт с окружением, в основе которого лежит обида. На кого угодно — на родителей, сверстников, педагогов, на весь мир, «который жестоко поступил со мной». А дальше возможны любые варианты.

— К родителю внезапно приходит понимание, что он воспитал социопата. При этом сын или дочь еще не совершили ничего криминального. Можно ли надеяться на «авось, пронесет»?

— Ни одна мама, ни один папа не растят социопата сознательно. Да и социопат — не синоним слову «убийца». Социопат — человек, который не способен формировать гармоничные отношения с окружающими. Условно эту категорию лиц можно разделить на два типа. К первому относятся пассивные социопаты, которые длительное время ведут себя нормально, следуя, как правило, сильному внешнему авторитету. Они ходят на учебу и работу, имеют неплохой, а порой и великолепный уровень образования и общей культуры. Этим они успешно компенсируют свое неумение строить отношения. И «срыва» фактически может никогда не наступить.

Второй тип — активные социопаты. Такие люди ведут себя в социуме весьма активно. Активно проявляют ненависть ко всему, что окружает их, хотя бы за то, что окружает. Активно демонстрируют презрение, эгоизм, себялюбие. И активно поддаются на провокацию! Важно знать и помнить: на всех социопатов практически не действует наказание. Поэтому метод «кнута» не пройдет даже в сочетании с «пряником». Единственное, чего можно добиться наказанием, — всплеска ответной агрессии.

— Майя Владимировна, если почитать комментарии, которые оставляют интернет-пользователи под статьями, посвященными известным трагедиям, складывается неоднозначная картина. Одни винят во всем «компьютерные стрелялки», которые воспитывают из детей убийц. Другие видят проблему в том, что подростки попросту подражают своим предшественникам, чьи преступления СМИ разбирают «по винтику»…

— Действительно, версии по поводу очередной трагедии, связанной с гибелью людей или детей, где «главный герой» — тинейджер, порой объявляются самые шаблонные: от ЦРУ, «мировой закулисы» до запрещенной организации ИГИЛ. А что вы хотите? У нас давно сформирована психология людей, живущих в осажденной крепости, и враги наши известно кто… Но почему мы не хотим принимать всерьез одно мощнейшее средство, обрабатывающее наши мозги и создающее крепкий фон агрессии и жестокости, — современное телевидение? Я, не колеблясь, в одну строчку с названиями международных террористических организаций поставила бы иной раз эту всемогущую аббревиатуру — ТВ. По-моему, оно прежде всего виновно в озверении молодых, уничтожающих себе подобных. Причем любое ТВ — российское, белорусское, американское. На протяжении уже длительного времени детей притягивает кровожадный экран, идет пропаганда насилия и жестокости. Телевизионные каналы буднично сообщают о терактах, авиа- и автокатастрофах. Информационный контент тех же российских СМИ составлен таким образом, что негативные новости превалируют над позитивными. В сети публикуются фото и видео с места преступления, целые группы в соцсетях посвящены тематике суицидов, массовых убийств. Про фильмы и говорить нечего — детективы, триллеры, боевики намного популярнее мелодрам и комедий. Современные дети как губка впитывают весь этот негатив. И перестают относиться к смерти как к чему-то страшному, необратимому. Перестают ценить жизнь — и свою, и чужую. Зато начинают ненавидеть людей, потому что ненависть, увы, нынче в тренде. На мой взгляд, именно это — одна из основных причин подростковой агрессии.

Уверена, мальчишки послевоенного поколения все как один играли в «войнушку», мастерили порой «самопальное» оружие, однако разве это когда-нибудь заканчивалось попыткой по-настоящему расстрелять друзей во дворе или одноклассников?

Светлана Балашова

Читайте также:

Трудно доживать свой век…

Здоровье они у нас купят: деньги есть

Да не оскудеет рука сдающего?

Я б в рабочие пошел… кто меня научит?

Loading...

Добавить комментарий