ЗА МИНСКОЙ КОЛЬЦЕВОЙ АЙТИШНИКИ, КОНЕЧНО, ТОЖЕ ЖИВУТ… PDF Печать E-mail
17.10.2010 18:15

IT_142Фактически сейчас в Беларуси компьютерщики — самая востребованная, после продавца, профессия. Так что это за класс, чем конкретно занимается и как живет?

Беларусь ежегодно выпускает тысячи айти-специалистов. Большинство, еще на четвертом курсе, как горячие пирожки, разбирают работодатели.

Сразу оговорюсь — даже сами IT-специалисты не могут определиться с классификацией специализаций. Но грубо их всех можно разделить на:

— программистов (разработчиков);

— тестировщиков (тех, кто разработанное тестирует, выявляя неполадки);

— бизнес-аналитиков (тех, кто разрабатывает саму концепцию программы);

— SAP-программистов (гибрид программиста и аналитика, разрабатывают системы автоматизации для крупных предприятий);

— веб-дизайнеров (разрабатывают сайты);

— флеш-дизайнеров и 3Д-аниматоров (это те, благодаря которым появились компьютерные игрушки и рисованные мультики);

— группа поддержки — системные администраторы. Люди, которые есть везде, где есть внутренние компьютерные сети. Их функция — поддержание работоспособности сети и безопасность.

Повторюсь, деление условно, и с ним с каждым годом все чаще можно будет спорить. Десятки специалистов компаний-резидентов Парка высоких технологий в рамках проекта по совершенствованию образовательных стандартов пытаются разделить по специальностям всех занятых в сфере разработки, внедрения и сопровождения информационных систем и технологий. Единое мнение таково: ключевые компетенции IТ-специалистов будут обновляться ежегодно с тем, чтобы вузы могли оперативно реагировать на происходящие изменения в информационных технологиях.

Сколько зарабатывают IТ-специалисты?

По белорусским меркам — немало, впрочем, все зависит от опыта работы и фирмы, в которой трудишься.

— Средняя зарплата программиста начинается от 1000 долларов, — рассказывает Андрей Колесников, программист одной из самых крупных в Беларуси компаний. — Бизнес-аналитики стоят дороже, около 1500 долларов в месяц. Менеджеры проектов — от 1700 до 4000 долларов, в зависимости от опыта. В принципе, заработок зависит от того, где и как ты работал. Начинающие могут претендовать как минимум на 350 долларов, со стажем один год — уже на долларов 700, дальше — больше. Сейчас на одного хорошего программиста приходится в среднем четыре вакансии. Так что с трудоустройством проблем нет. Причем сейчас в Беларуси на рынке есть 12 крупных иностранных предприятий и СП (совместных), около сотни мелких. В маленьких компаниях зачастую платят лучше, чем в крупных.

Мы просмотрели вакансии — Андрей в подсчетах не ошибся, дисбаланс 1 : 4. И довольно приличная разбежка в предлагаемой зарплате. В среднем программисту предлагают 1100 — 1300 долларов, начинающему — 500, тестировщику — 1150, руководителю группы — 1700 долларов.

Кто он, средний айтишник?

Его портрет умело рисует портал для IT-специалистов DEV.BY, который провел соответствующие опросы. Итак, среднестатистический айтишник живет в Минске. Подавляющее большинство компаний и 86% айтишников сосредоточено именно в столице, которая аккумулирует ресурсы из областей. За минской кольцевой, конечно, тоже есть и компании, и проектные команды, но мало — в регионах остаются те, кто принципиально не хочет уезжать или просто не может в силу каких-то обстоятельств.

IТ-отрасль остается мужской — в ней только 7,5% женщин.

Кроме того, как отмечает портал, наша IТ-отрасль просто феноменально молода — большинство специалистов находится в возрасте 22—25 лет.

Стаж работы в индустрии у 31% — от 1 года до 3 лет, у 26% — 3 — 5 лет, у 15% — 5 — 7, свыше 7 лет — 20%. И еще 7% только начали работать, их стаж — до года.

В общем, средний белорусский айтишник — это парень 25 — 26 лет с высшим образованием, проживающий в столице и проводящий трудовые будни, как и последние 3 — 4 года, за .Net или Java разработкой.

Портал приводит для сравнения опрос Techrepublic.com, участниками которого являются в основном американские и канадские айтишники. Так вот, этот опрос показал средний возраст местного специалиста — 42 — 43 года. В Беларуси же, уточним, до 30 лет — 87%, и только 13% старше. Получается, специалистов с большим опытом разработки, менеджмента, системного проектирования у нас мало, и бурный рост индустрии связан в первую очередь с увеличением общего количества занятых в отрасли.

Кстати, портал отмечает: средний возраст ведущих специалистов 27 — 38 лет. Массово становиться ведущими специалистами наши айтишники начинают в 25 — 26 лет, по прошествии 4 — 5 лет работы в профессии. Такой карьерный рост работникам зарубежных компаний и не снился.

Белорусская Силиконовая долина — это что?

Ответ на этот вопрос не так очевиден, как может показаться.

— Многие думают, что белорусский Парк высоких технологий (ПВТ) — это некий комплекс зданий, где днями и ночами должны сидеть и писать программы айтишники, — говорит Андрей Колесников. — И потом люди начинают думать, ага, раз там только одно большое здание, на котором гордо написано «Парк высоких технологий», а не комплекс, значит, у нас парк не развивается. На самом деле парк объединил уже под девять десятков фирм, получивших налоговые льготы, и находятся они где угодно. Что такое американская Силиконовая долина — это место, где делают микросхемы и работают инновационные конторы, разрабатывающие ПО. Наша чем занимается? Инновационных — пару контор, остальные заняты оффшорным программированием, фактически, иностранные компании здесь нанимают дешевую рабочую силу. Мы пошли по пути Индии — но для нас это неплохо.

Возможно, Силиконовая долина в ее классическом виде никогда не появится в Беларуси. Но зачем сравнивать США и Беларусь с ее десятью тысячами программистов? В Германии и Голландии нет своих силиконовых долин, но при этом высокотехнологичных производств достаточно. А в Беларуси благодаря ситуации на рынке и не без помощи государства фактически из ничего появилась отрасль, которая приносит сотни миллионов долларов и не зависит от энергоресурсов. Благодаря вниманию к этой теме сократился поток выезжающих за границу мозгов.

Уехать. А зачем?

Конечно, часть белорусских айтишников покидают страну. В основном это те, кто с детства верил, что где-то будет лучше. К тому же именно айтишники хорошо вписываются в американскую среду — они прилично знают английский и психологически менее связаны с белорусской реальностью. Да и возможностей быть официально приглашенным на работу даже внутри компании — в ее заграничный офис — у ребят достаточно много.

— Сейчас не все рвутся переезжать, — рассказывает 29-летний программист Владимир Соколов. — Моя жена, например, предложила посчитать выгоды от переезда и минусы. Да, там у меня будет зарплата уже от 5 тысяч. Но она поначалу без знания языка и образования, пригодного там, работать не сможет. Мы планируем завести ребенка — это тоже затраты. И моих денег будет хватать ровно на аренду жилья, покупку машин (их в Америке должно быть по одной на каждого взрослого), питание и одежду. А здесь она работает, квартира своя есть, друзья, дача. В общем, мы еще пока думаем.

А вот Евгений Панкратов трудится в Силиконовой долине уже три года. И вполне доволен.

— В Америке, чтобы нормально себя чувствовать, нужно все-таки принимать их ценности, — говорит Евгений Панкратов. — Я уже адаптировался, у меня есть много возможностей путешествовать, моя девушка — американка. Жить тут, безусловно, комфортней и проще. И я точно знаю, на что могу рассчитывать через год, два, десять, двадцать — что куплю, где буду. Беларусь в этом смысле очень непредсказуема, некомфортна и даже опасна.

Айтишники — наш средний класс

Фактически так и есть — доходы позволяют нормально питаться, отдыхать за пределами страны, купить машину и, если доходы официальные (а они у подавляющего большинства — официальные), в кредит обзаводиться жильем. Причем пополняется этот средний класс ежегодно — за счет выпускников. Работа и зарплата мало зависят от состояния белорусской экономики, поскольку покупатель — за пределами Беларуси. Даже кризис ударил не больно — компании постарались не сокращать кадры, предполагая, что завтра они эти кадры могут обратно и не вернуть. Так что если есть в Беларуси перспективная, устойчиво оплачиваемая, почти не нервная работа — так это работа айтишника.

Илья ЛУКАШЕВИЧ

Обновлено 24.10.2010 19:38
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов