ДЕТИ ОКТЯБРЯ PDF Печать E-mail
21.11.2010 23:55

Veterany_150Двадцать лет назад учебники истории, рассказывая о великой октябрьской социалистической революции, называли ее главным событием XX века. Социализм, построенный в государстве рабочих и крестьян, занимавшем одну шестую часть суши, считался самым справедливым общественно-политическим строем… Но «пришли иные времена, звучат другие имена», и в учебниках новейшей истории события октября 1917 года умещаются в несколько абзацев. Однако рядом с нами еще живут люди, для которых октябрьский переворот остается великим праздником. Они — из того времени.

Оазис счастливой старости

Республиканский интернат ветеранов войны и труда, расположенный в живописном пригороде белорусской столицы, в минувшем году отметил свое тридцатилетие. Наталья Петровна Машерова рассказывала мне, как любил там бывать ее отец. Собираясь в Ждановичи, он говорил, что «едет сдавать очередной экзамен строгим старым большевикам».

Сегодня в интернате живут номенклатурные деятели прошлого века. Высокопоставленные в прошлом коммунисты-большевики. Уникальное заведение, хорошо сохранившийся под патронажем государства заповедник коммунистических идей. Таких, наверное, нет во всем мире. Здесь есть исторический музей с уникальными экспонатами, среди которых десятки редких фотографий — ушедшая эпоха в лицах…

— Наше учреждение рассчитано на постоянное проживание ста восьмидесяти человек. В основном это люди старше семидесяти пяти лет, а двое уже отметили столетний юбилей, — говорит заведующая медицинским отделением Зинаида Михайловна Езерская. — Пациенты у нас особенные. У каждого букет болезней, приобретенных за долгие годы жизни. Скажу откровенно, есть у них чему поучиться каждому из нас: терпению, самообладанию, мужеству. Есть инвалиды по зрению, слуху, по заболеваниям опорно-двигательного аппарата, но при этом шутят по поводу собственной немощи. А как трогательно заботятся друг о друге! Их верности в дружбе и порядочности можно только позавидовать. Кстати, у нас и романы возникают почище, чем в иных любовных сериалах, и семьи новые образуются. Меньше всего наш интернат похож на богадельню. Жизнь бурлит, и такие страсти случаются!

— Может, все дело в том, что вы заменяете одиноким людям родственников?

— Далеко не все наши подопечные одиноки.

У нас не принято интересоваться причинами и тем более обсуждать, почему тот или иной человек решил жить в интернате. Все они — в прошлом люди известные, имеют высокие советские награды, заслуги перед советским государством.

— Не могу не отметить разносторонние интересы ветеранов, — продолжает разговор заведующая клубом Алла Михайловна Сидорова. — Никогда не пустует библиотека. Два десятка человек объединились в хор. Многие пишут стихи, вяжут, рисуют. В канун всех праздников дарят друг другу подарки.

— Получается, что у вас какой-то невероятный оазис счастливой старости!

— Вопрос о счастливой старости, конечно, философский, но секрет вечной молодости нашим подопечным известен точно.

— А в чем он?

— Надо уметь удивляться жизни, постоянно видеть в ней что-то новое и помнить в ушедших годах только хорошее.

Гвозди бы делать из этих людей…

Я смогла поговорить с людьми, которые являются живым воплощением нашего социалистического прошлого.

Иван Федорович Микулович, кавалер ордена Октябрьской революции, в прошлом первый секретарь Гродненского обкома партии.

— Я родился в 1918 году, вся жизнь связана с революцией, с партией. Уверен, что каждый из моих ровесников ощущал себя единым целым со страной.

В середине 70-х годов, когда я работал в партийных органах, к ноябрьским праздникам в Гродненской области каждый год сдавались в эксплуатацию десятки новых объектов, а каждый трудовой коллектив выполнял годовые обязательства или пятилетний план именно к 7 ноября.

— Но ведь тогда начинался «застой»?

— Никакого «застоя» не было и быть не могло! Была стабильность во всем, плановая экономика и грандиозное строительство, особенно жилья, детских садов и школ. Помню, в Кареличском районе открыли новую восьмилетнюю школу. Ученики пригласили всех строителей, сделали стенгазету с их фотографиями и каждому приготовили подарок. Я видел слезы на глазах у строителей, когда дети их благодарили и обещали хорошо учиться. А где сейчас наши строители? Гастарбайтеры в России! Семьи живут кое-как, у кого они, разумеется, сохранились. Живыми-здоровыми с этих «заработков» возвращаются не все.

— Сейчас в Беларуси строится много жилья, десятки ледовых дворцов, спортивные арены…

— За зарплату, даже самую высокую, никто из простых людей построить квартиру не может!

— Не отсутствие ведь коммунистических идеалов тому виной…

— Тому виной отсутствие у руководителей качеств, которые были у коммунистов: трудолюбие и профессионализм. В мою бытность никогда бы не доверили важное дело «просто хорошему человеку» или «только своему». На ответственных постах были люди, обладающие не набором амбиций, а чувством ответственности и здравого смысла.

Чеслав Игнатьевич Высоцкий, коммунист-изгнанник из Литвы. Указом президента Беларуси ему предоставлено политическое убежище.

— Много лет я работал секретарем Шальчининского райкома партии Литовской ССР. Чтобы увековечить дружбу двух братских районов — Вороновского (БССР) и нашего, был заложен парк Дружбы народов. В конце 80-х годов, когда всплеск националистических эмоций заглушил здравый рассудок, этот парк для тысяч людей оставался общей родиной: там по-прежнему проходили праздники песни, молодежные эстафеты, встречи ветеранов войны, передовиков производства.

— Простите, Чеслав Игнатьевич, но вы, литовец, неужели в конце 80-х верили еще в СССР и в дружбу народов?

— Я верил, что без Горбачева, инициатора «перестройки», «лучшего немца года», страна сможет остановиться у последней черты, но Литва, ставшая полигоном для развала СССР (а именно там, по моему мнению, разрабатывался и оттачивался Горбачевым сценарий развала Союза), в одностороннем порядке заявила о выходе из состава СССР.

По моему предложению созывается сессия Шальчининского районного совета народных депутатов. Единогласно принимается решение: на территории района действуют только Конституция СССР и Литовской ССР. Никакие временные законодательные акты Литовской Республики не признавались. Практически район оказался в политической, а потом и в экономической «блокаде». Жители Вороновского района помогали нам транспортом, техникой, а потом и продуктами. Нас поддерживали милицейские подразделения, воинские части Советской Армии, которые базировались на нашей территории. В то время не было ни пьянства, ни хулиганства, а было такое единение людей, такое желание сохранить страну, о которых я и сейчас вспоминаю с чувством гордости.

— После вашего выступления на XXVIII съезде КПСС, где вы требовали смещения Горбачева и недопустимости раскола партии и распада СССР, вам пришлось скрываться…

— Трижды меня пытались убить, но каждый раз друзья — белорусы и литовцы — спасали мне жизнь, предупреждая об опасности. Предлагали самые высокие посты в Литве, требуя при этом лишь одного: отменить решения сессии районного совета. Но я свои убеждения не продаю. Поняв, что вести разговоры со мной бесполезно, власти распорядились арестовать меня. От ареста меня отделяло несколько часов. Удалось пересечь границу и скрыться в лесу на территории Беларуси.

Меня задержали в 1998 году в Москве, куда я приехал для участия в работе пленума СКП-КПСС. Ночь провел в наручниках. От долгих лет тюрьмы спасло вмешательство руководителей Государственной думы и тот факт, что Александр Григорьевич Лукашенко предоставил мне политическое убежище.

Эмма Петровна Кириллович, в прошлом медицинский работник:

— В интернате есть первичная партийная организация. Откровенно горжусь, что уже несколько лет являюсь ее секретарем. На партийном учете состоит 24 человека.

— И партсобрания проводите?

— Обязательно. И взносы собираем, и планы мероприятий обсуждаем. Все коммунисты очень ответственные люди. Возраст преклонный, 80 — 90 лет, многие часто болеют, но всех нас объединяет любовь к партии и чувство долга.

— Долга перед коммунистической партией?

— Долга перед товарищами по партии. Дружба и единство для нас теперь важны так же, как и собственное здоровье. Товарищи в старости необходимы гораздо больше, чем в молодости. Какое счастье, что есть с кем поговорить, поспорить, чувствовать рядом родную душу!

Вам, нынешним, мы кажемся ортодоксами, выжившими из ума, но для нас остается по-прежнему очень важно, кто вместе с нами, кто разделяет наши взгляды и проблемы.

— Нация может объединиться и без партии…

— Так почему же нет теперь ни идей, ни даже песен, которые объединяют?

Любой из нынешних политиков, стремящийся к лидерству, озабочен прежде всего не общей идеей, а желанием воплотить идеи собственные. Успех любого дела будет достигнут, если стремиться к нему, не думая о личной выгоде. Это не только исторический, но и просто житейский факт.

* * *

Странное чувство испытывала я, уезжая из Ждановичей. Как будто вернулась из прошлой эпохи, в которой остались они — те, кто вершил нашими судьбами, кто учил нас и вел, кто поощрял и запрещал. Все сильные и властные в прошлом, они и сейчас не теряют бодрости духа, трогательно верят в свои идеалы.

Дети Октября… Может, это и есть главный урок моей поездки к ним: оглянуться назад, чтобы лучше понять, какие мы сегодня?

И еще одна мысль не давала мне покоя: когда все наши старики, заслуженные и не очень, номенклатурные и простые труженики, будут жить в подобных условиях?

Светлана БАЛАШОВА

Обновлено 28.11.2010 19:35
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить