ТЯЖЕЛЫЙ «ЯКОРЬ» ДЛЯ МАЛЕНЬКОГО «ЧЕЛНОКА» PDF Печать E-mail
14.12.2010 00:47

Chelnoki_142Во времена перестройки казалось: еще лет пять-десять — и «челноки» уйдут в историю, их количество будет резко сокращаться. Увы...

В начале 90-х годов появилась многотысячная армия «челноков». Так предпринимателей назвали по аналогии с приспособлением для ткачества — челноком, который в процессе работы перемещается от одного края полотна к другому. Деятельность людей также предполагает их постоянные переезды от места закупок товаров до места их сбыта и обратно. В то время казалось: еще лет пять-десять — и «челноки» уйдут в историю, их количество будет резко сокращаться. Увы… Они и поныне живее всех живых, эти «челноки».

 

«Поехали!»

Своим семейным благополучием Марина Макарова во многом была обязана мужу. Отличник учебы, выпускник Минского высшего инженерно-зенитного училища противовоздушной обороны лейтенант Игорь Макаров начал службу не на забытой Богом «точке», а в городе Северодвинске, который известен уникальным гигантским заводом по строительству и ремонту подводных лодок.

Развитая инфраструктура, комфортное жилье, «северные» надбавки к офицерской зарплате, хороший продуктовый паек, две чудесные дочурки-погодки. Что еще нужно для счастья молодой семье? С размахом перестройки, с начавшейся неразберихой сначала в экономике, а потом и в политике от былого благополучия не осталось никакого следа.

В один из дней подруга Марины Лена Чуйко познакомилась с женщиной, которая вернулась из Турции с партией товара и распродала его буквально за час. Подробно расспросив, что там да как, Лена пригласила Марину и еще пятерых безработных женщин слетать в Стамбул.

Сегодня Марина не может без улыбки вспоминать первую поездку. С трудом раздобыли парашютные сумки для товара, изобрели «тайники» для денег, выучили несколько фраз на турецком языке. А как боялись! В московском аэропорту сели в кружок на свои баулы, выдохнули и негромко сказали хором: «Поехали!». Так в марте 1992 года началась для Марины неизведанная жизнь «челнока».

В ярком солнечном Стамбуле удивлению и восхищению не было предела. Продавцы поражали сговорчивостью в цене, обходительностью. Десятки магазинов — обилием и красотой товаров, да и работали они до поздней ночи. На одной из улиц увидели нечто фантастическое: прямо на тротуаре перед освещенной витриной стояли… наряженные манекены, и никто не пытался их раздеть! Русский ум отказывался в это верить.

Первая поездка оказалась удачной. Чистая прибыль составила у Марины 258 долларов. Через десять дней она вновь ходила в поисках нужного товара по стамбульским улицам, а вскоре поездки и вовсе стали делом привычным. Новая профессия так и называлась: «она летает в Турцию». Когда же география поездок расширилась, их стали называть «челноками».

Как и другие, Марина продавала привезенный товар в собственной квартире. Игорь ворчал по поводу «вечной примерочной» лишь для порядка: под окном уже красовалась его вожделенная мечта — подержанная иномарка.

Марина очень полюбила поездки в Польшу: все-таки недалеко от родной Беларуси. В Варшаве режим работы был обычным: утром — по магазинам, вечером — на поезд Варшава—Москва. В Бресте встречались с белорусскими таможенниками. Марину, как землячку, отправляли на переговоры в качестве «посла доброй воли». Это означало: группа платит дань добровольно. С блюстителями таможенных правил она разговаривала исключительно на белорусском языке, и иногда удавалось снизить «цену вопроса» до ста долларов «с головы» — до уровня минимальной ставки. Приветствовались и диковинные подарки старшему наряда. Например, сувенирный «фонтан удачи и достатка».

Что и говорить, этот вид бизнеса породил немало пороков, меняя не только вкус, но и саму жизнь. Некоторые женщины, с которыми Марина начинала «челночить», нашли новых мужей в других городах и даже странах. Некоторые, став фактически кормильцами в семьях, низвели мужей до уровня домохозяек и нянек, а иные и вовсе не вышли замуж, предпочитая счастливый союз с собственным бизнесом. В семье Макаровых военная служба и бизнес много лет шли рядом, не пересекаясь и не мешая друг другу.

 

На финишной прямой

Марина Макарова вернулась в Беларусь в начале прошлого года по трагическим семейным обстоятельствам: неизлечимо заболел отец. Его состояние требовало круглосуточного ухода, а поскольку родной дом находится в пригороде, то она не имела возможности не то .что вникнуть в цены и ассортимент женского трикотажа (решила торговать отечественными товарами), но даже лишний раз приехать в столицу. Похоронив отца, спустя некоторое время вернулась к своей идее, но ее ждало искреннее разочарование: немодно, непрактично, дорого. Стала ИП, сумки в руки и — в «родную» Турцию. Первую партию товара с трудом реализовала на крохотном «пятачке» в торговом центре «Импульс», купив эту возможность за «живые» деньги, кроме налогов и аренды. Дала объявление в рекламную газету, на которое откликнулся некто Павел. Он предложил место в центре города на правах субаренды. «Цена вопроса» — 30 тысяч долларов наличными и «птичьи права».

В начале нынешнего года Марина нашла-таки для себя место в торговом центре, расположенном в районе кольцевой дороги. Привозит из Стамбула красивый модный трикотаж небольшими партиями по цене от 70 до 150 тысяч рублей. С каждым месяцем торговать все труднее: у покупательниц нет денег. Померяют, вздохнут грустно и уходят. Разобраться в белорусском законодательстве ей не под силу. В голове одни вопросы. Почему постановление правительства от15 апреля вступает в силу 1 января? Почему договор об аренде, подписанный на два года, может быть расторгнут в любое время, если директору предложат хороший «откат»? Почему за малейшее нарушение штраф в десятки раз больше, чем сумма ущерба для бюджета? Почему приходится работать в ситуации сплошных запретов? Марина поинтересовалась у соседей, где собираются «челноки», чтобы обсудить волнующие проблемы?

— Ты больная на всю голову! — откровенно сказала ей одна из соседок. — Сиди тихо и не высовывайся! Самые шустрые у нас давно в местах не столь отдаленных. Здесь никому ни до кого нет дела. Для государства мы — «вшивые блохи», так Александр Григорьевич сказал. Чем нас меньше, тем ему лучше.

Марина считает, что ее «челночная жизнь» на любимой родине стремительно приближается к финишу, и опять перед ней встает вопрос двадцатилетней давности: как жить дальше? И на него пока нет ответа…

Светлана БАЛАШОВА

Обновлено 19.12.2010 18:06
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов