«ЧЕРНАЯ ДЫРА» ЗАТЯГИВАЕТ PDF Печать E-mail
18.04.2011 08:08

Ozerco_142Чем заканчивается столица? Во всяком случае, не кольцевой дорогой...

Вы знаете в Минске такую улицу — Менковский тракт? И я не знаю. Тем не менее она уже есть, точнее, возникает прямо на глазах. Почти сразу за МКАД, в районе Малиновки. Это еще Минск или уже Минск? Сразу так и не скажешь. Знаю только, что столица расползается, как тесто в квашне, во все стороны. Втягивая в себя все, что встречается на пути. Вроде «черной дыры», которая от нас находится в какой-то сотне световых лет. Сила гравитации там такая чудовищная, что затягивает в себя целые звездные системы. Вот и нас всех куда-то влечет…

 

Чем заканчивается столица? Во всяком случае, не кольцевой дорогой. Грубо говоря — промзоной, что и указано на дорожном указателе. Тут, вдали от культурных объектов типа кафе, ресторанов, супермаркетов, рынков и стадиона «Динамо», значительная часть минчан зарабатывает свою трудовую копейку, менее значительная — эту копейку делает. Антураж, сами понимаете, соответствующий.

Глазу этот антураж менее приятен, нежели уму, которому дает обильную пищу для размышлений.

Когда-то я любил здесь гулять. Форсировал кольцевую и попадал в другое измерение, более спокойное и осмысленное. Есть в этом месте здоровенная впадина, на ее гребне стоит елово-сосновый лес, где на пеньках любили выпивать окрестные мужики. Ныне впадина осталась, лес на месте, а пастораль испарилась. Во впадине расположился огромный рынок, там торгуют машинами, стройматериалами и всем остальным. Впрочем, это отдельная тема, давайте пойдем дальше.

Дальше — конторы, офисы, склады, опять фирмы и опять склады — вплоть до железнодорожного моста. Завершается это торгово-производительное однообразие вывеской, предостерегающе-лаконичной — «Памятники». В смысле, сколько ни катайся, как сыр в масле, все для всех заканчивается скучно и предсказуемо — могильным камнем. Владельцу ритуальной фирмы трудно отказать в остроумии, а также в некоторой философичности ума.

Потом возникает собственно Менковский тракт, о чем свидетельствует табличка на 10-этажке. За ней — еще два дома разной этажности, все в стадии отделки. Через некоторое время в дома вселятся счастливые семьи, пустят автобус, появятся магазины и детские сады — столица окончательно захватит плацдарм для дальнейшего наступления.

Оно ведется в направлении дер. Озерцо, более известной наличием на своей территории музея народной архитектуры и быта. Если и дальше следовать военной терминологии, то многоэтажки — это бронетехника, а пехота — коттеджи, веселящие душу оригинальностью и разнообразием архитектурных решений. Больше того, эта «пехота» уже проникла внутрь вражеской территории и почти ее захватила, успешно подавляя редкие очаги сопротивления.

Все логично, но как-то жаль. Стремясь в город, сельский житель душой остается в родной деревне…

* * *

До Озерца можно легко доехать автобусом. Правда, опыт подсказывал, что полезней «топтать землю» пешком. Тогда все доходит гораздо быстрее и предметнее. Я и топтал.

Вот так прошел 6—7 километров и начинаю привычно искать флагшток с красно-зеленым стягом (раньше был красный). Где стяг, там и власть. Власть в деревне принадлежит колхозу, а возле конторы всегда толпится народ. С которым можно поговорить, быстро уяснив, чему люди на данном историческом этапе радуются, а о чем горюют. Но флагштока нет. Контора есть, а стяга нет. Безвластие, что ли? Такого у нас быть не может.

В знакомом мне здании располагаются: отделение банка, почта, библиотека, какой-то облмехотряд, офисы нескольких фирм, а больше ничего. Остановленный на улице не совсем трезвый мужик долго не мог понять, что мне надо, даже и обиделся.

— Чего? Какая контора? Колхозная? Да вон она. Как никого нет? Слушай, че те надо?! По соплам хочешь?!

«По соплам» мне не улыбалось, мы стремительно расстались. Душа и тело мужика стремились в магазин «Продукты»… А магазин-то новенький, прежде его тут не стояло. И вон того модернового детсадика, и школы. Много чего не было. Кто ж построил?

— Колхоза давно нет,— объяснила наконец библиотекарь Озерцовской сельской библиотеки. — Его к Ждановичам присоединили, к агрокомбинату.

Прояснилось: аграрно-экономическая политика государства в действии. Сначала накачивают деньгами того, кто может что-то делать. А потом цепляют к нему все помирающие колхозы. В среднем получается не очень убого.

Рядом с магазином развернута небольшая частная торговля ширпотребом. Торгуют три дамы, покупатель один, ваш покорный слуга.

— Что ж, — говорю, — вы сюда заехали? Никто не подходит даже.

— А вы подошли!

— Ну, я… Мимо проходил. А за вопрос денег не возьмете? Кто ж у вас тут купит?

— Дедки с бабками!

— Тих-ха! — командует усатая дама, видно, старшая.

Понимаю. Коммерческая тайна. Правда, разгадать ее нетрудно. Частная коммерция всегда точно знает, где она понадобится, где есть перспективы. Появились три первые многоэтажки, появился Менковский тракт и — палатка уже стоит. Логично, ведь Минск начал переселяться за МКАД. Сенница, Щомыслицы, Боровляны, далее везде. В районе Малиновки все происходит как-то неявно, тихо, но происходит. Плацдарм захватили, наступление продолжится.

* * *

Как раз накануне пешей вылазки в Озерцо потрясла одна старушка. Сидит себе возле универсама, чего-то продает — обычная картина. Автоматически присматриваюсь, о, Боже… У бабушки аккуратно выложены книги: Леонид Ленч «Рассказы разных лет», Л. Соболев «Морская душа», А. Фадеев «Разгром», а также чайный сервиз на 5 персон и чеснок.

— Что ж, бабушка, не берут книжки?

— Не. Не берут, — с печалью и надеждой отвечает.

— Так, может, старые они, не нужны никому?

— Гэто я не нужна! — вдруг озлобляется старушка. — От и продаю, что можно…

Народ струится мимо, внимания не обращает. Я вот с ней только и поговорил. Бабушке больше и не надо…

В последнее время слегка насмешил очередной указ президента. Коллеги сформулировали его так: «Белорусских чиновников обязали больше общаться с народом». Как это? А раньше они не общались? То, что чиновников не любят, известно испокон века; то, что их заставляют любить народ по указу — это что-то новенькое. И что бы это значило?

А вот что: система зашаталась, народ ей и угрожает. Потому что она не смогла обеспечить зарплату в 500 долларов для всех. И не сможет — денег на это нет и пока не будет. Поэтому решено действовать лаской. Уговорами и обещаниями. Пряник вышел на первое место, хотя и про кнут не забывают. А как иначе, если подведомственный народ начал потихоньку озлобляться? Конфету ему показали, да в рот не положили. Опять же, людей продолжают сажать. Негативный эффект требуется смикшировать. Вот и в Сирии Башар Асад оперативно объявил о реформах, свободе печати, скорой отмене чрезвычайного положения, которое действовало с 1963 года (!). Господи, как они все похожи, когда жареный петух нацеливается в темечко…

Общаться с народом чиновники будут. Но без любви. Не выйдет у них ничего, не поверят им. Я тоже с народом общаюсь. Вроде бы по службе, с целью произвести информационный продукт. Но в очередного собеседника влюбляюсь сразу, для чего ставлю себя на его место. Без любви ничего не получится. Журналист ведь по сути частный предприниматель, он своего клиента любить должен. А чиновник — просто винтик в тупой бездушной машине, и цель у него одна — сохранить машину, чтобы самому сохраниться. Ненадежная у нас система, вредная для здоровья…

Однако вернемся в Озерцо.

* * *

Потихоньку двигаюсь к музею народной архитектуры. Смотрю по сторонам. Вот стоит совсем простенький домик, крытый древним замшелым шифером. А на задворках его выстроен восхитительный коттедж с колоннами, балкончиками, красного кирпича и о двух этажах. Кто-то похоронил последнего родителя, получил наследство, часть участка продал — возник коттедж.

Перед домом беседуют владельцы, муж и жена. Тема беседы: что и в каких количествах купить на день рождения Жанки. Это актуально. Эх, поговорили бы о чем-нибудь высоком… Они и говорят о высоком курсе евро. И тут ничего не поделаешь, люди такие, как есть, других не будет. Потом муж садится в «БМВ», жена в «ауди Q7» и уезжают зарабатывать на день рождения Жанки.

А вот еще артефакт прошлой жизни (и нынешней тоже). Памятник погибшим воинам. С четырех сторон он окружен скромной оградкой, с трех — нависающими коттеджами. Опять наши в окружение попали. Уже после смерти. Да и вообще, памятник смотрится как-то неубедительно.

Иду-иду, а музея все нет. Справа нечто строится, в паспорте объекта указано — офисное здание такого-то ООО. Дохожу до окраины деревни. Справа стоит здоровенный ангар за бетонным забором, слева — офис со складами и флагами. Любопытствую. Ага, оконные системы, реклама на каждом углу и в каждой газете. А на ангаре написано кратко и убедительно — «Ростсельмаш». Сервисный пункт.

Наконец за ангаром обнаруживается поворот, за ним еще поворот и шлагбаум вдали. Вот и музей. В библейские уже времена мы с сыном сделали фоторепортаж из музея, он снимал, я писал. Почему и стремился сюда. Но в музей я все же не пошел. Увидел металлическую сетку, столбы, шлагбаум, тоскующую в будке охранницу и — расхотелось. Когда-то сюда можно было попасть запросто и без билета. Мне не жалко 6.300 за билет, мне за державу обидно. Даже музей умудрились «упаковать» в сетку. Она хоть и не в клетку, а в ромбики, но суть та же. Держава — от слова «держать». Ну и не пущать.

— Тут у нас фильмы снимают, — объяснила охранница наличие у въезда здания машины МЧС. — Вдруг чего загорится…

И легко. Россияне заплатят и будут конструировать очередной боевик на тему ВОВ, со взрывами и пальбой. А то и наши могут в кои-то веки собраться с духом, снять исторический «блокбастер». Вряд ли сюда интуристов повезут. Они ведь ушлые, посмотрят на Озерцо, глянут на металлическую сетку и шлагбаум — все поймут. Да и дорога разбита вдрызг. Седалищные места могут отбить дорогие интуристы. Зачем им эта романтика и полный экшн?

* * *

Иногда перестаю понимать наших рулевых. Президент говорит, что население столицы не должно превышать 1,8 млн человек. Мэр Минска обещает «агрессивно работать за МКАД». Президент решает подсократить очередь на жилье, мэр говорит, что никого трогать не будут. Кому верить? Чему верить? Ну, ясное дело, президенту: его «нет» — это всегда «да».

А лучше верить своим глазам. Столица выплеснулась за кольцевую — это я вижу. Молодежь хочет жить в Минске, тут денег больше, работу легче найти — это я знаю. Как и то, что провинция остается при своих интересах: ни работы, ни денег, ни перспектив. Люди все равно будут рваться в столицу любыми путями, ибо здесь зарплатой в 1,5 млн (500 долларов) уже никого не удивишь. Провинцию не остановит ни ОМОН со спецназом, ни внутренние войска, ни просто мотопехота с танками. Эта сила будет почище любой оппозиции. Провинция считает: что обещал, то отдай. Попробуй им не отдай. Сильно обидятся…

Перед уходом сижу на остановке, отдыхаю и осмысляю. Попутно читаю объявление: потерялась овчарка…, окрас…, кобель…, солидное вознаграждение… Вполне городское объявление. Через дорогу дворняга облаивает проходящие авто. Но как-то без фанатизма, больше по служебной необходимости. Выходит на дорогу, дыбит шерсть на загривке, угрожающе всматривается вдаль. Приближается машина. Дворняга все стоит, затем не спеша, с достоинством уходит, молча скалясь. Понимает своим собачьим умом, а скорее, инстинктом, что стала вдруг здесь лишней.

Кого она мне так сильно напоминает?..

Сергей ШЕВЦОВ

Обновлено 01.05.2011 19:03
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов