ЧТО СТОИТ «НАШ ДОМ» ПОСТРОИТЬ? PDF Печать E-mail
14.01.2010 23:23

dom2Гражданская кампания «Наш дом» накануне своего пятилетия заявляет об экспансии правозащитных идей из регионов в центр и амбициозных планах на ближайшую перспективу

Наша справка

Ольга Карач родилась 5 января 1979 года в Витебске. В 1996 году окончила городскую среднюю школу №6 с золотой медалью. В 2002 году с красным дипломом окончила Витебский государственный университет имени П. М. Машерова. По образованию — учитель русского языка и литературы, белорусского языка и литературы. Работала учителем четыре года. В 2003-м избрана депутатом Витебского городского Совета депутатов 24-го созыва. Член Белорусской ассоциации журналистов, владелец газеты «Витебский Курьер», акционер ЗАО «Издательский Дом «Витебский Курьер». Председатель Витебской областной организации ОГП, член Политсовета ОГП. С октября 2005 года руководитель гражданской кампании «Наш Дом».
Получает высшее юридическое образование в Московском областном институте управления и права, а также является магистранткой программы «Публичная политика» Европейского гуманитарного университета в Вильнюсе. В марте 2002-го названа «самым красивым политиком-женщиной Беларуси» (газета «Свободные новости», №9 (370).
Гражданская кампания «Наш Дом» накануне своего пятилетия заявляет об экспансии правозащитных идей из регионов в центр и амбициозных планах на ближайшую перспективу. На чем основывается уверенность, что концепция защиты маленького человека в схеме «гражданин — государство» должна быть приоритетной как для заштатного городка, так и для мегаполиса? Позицию «Нашего Дома» озвучивает его лидер Ольга КАРАЧ.

— В последние дни прошлого года состоялось чествование активистов «Нашего Дома». Исходя из того, что мероприятие проходило в Минске, сам собой напрашивается вывод о расширении сферы вашего влияния. Можно ли говорить об экспансии идей «дома» на всю Беларусь, включая и столицу?
— Да, как раз это и имеется в виду. Но тут есть один момент. Мы не работаем везде. По крайней мере, нашим приоритетом не являются города, деревни и села с количеством населения менее 30 тысяч. И это стратегия организации. Она направлена на формирование городской культуры, на работу именно с городскими жителями. Поэтому, к сожалению, деревня просто не в фокусе. Это не значит, что деревенская действительность для нас не важна, но она вне стратегии организации...

— А не боитесь конкуренции в том же Минске? Ведь здесь и без того немало правозащитных движений.
— Когда люди говорят о правовой защите, то каждый вкладывает в это понятие свой смысл. Мы, хотя и не очень принципиально, но отличаемся от организаций, которые базируются в Минске. Безусловно, они делают важную работу (а все, что происходит в Беларуси, дополняет друг друга с разных сторон), но концепция «Нашего дома» следующая. Есть некие границы, которые государство не может переходить. Прежде всего, эти границы касаются частной жизни граждан, их конкретных базовых прав. И здесь как раз наша задача выработать методики, в соответствии с которыми гражданин сможет защитить свое личное пространство, а также помочь защититься другим. В концепции защиты нас интересует все, что связано с отношениями в связке «человек—государство». Если, например, приходит женщина, которую избил муж. Да, это ужасная семейная трагедия, и это нарушение ее прав. Мы, тем не менее, скорее всего не будем этим заниматься. Отправим ее в другие правозащитные организации, которые сфокусированы именно на подобных коллизиях. Почему сделаем именно так? Во-первых, потому что всем заниматься нельзя (кто берется за все, в итоге не занимается ничем). Во-вторых, здесь нет конфликта из разряда «человек—государство». Но если придет женщина и скажет, что во время демонстрации ее избил милиционер, то этой историей мы заниматься будем. Здесь уже совсем другие отношения. Ведь речь о правоохранительных органах, которые, по идее, должны ее защищать. Кроме того, в данной ситуации есть нюансы: если женщину избил муж — она может пойти в милицию, и по закону там должны принять какие-то меры по ее защите. А вот куда в нашей стране может пойти женщина, которую избил милиционер?

— То есть правозащитник из «Нашего Дома» — это в своем роде адвокат обиженных государством?
— Мы вкладываем в понятие «правозащитник» немного другой смысл, нежели в понятие «юрист» или «адвокат». Потому что адвокат изначально настроен исключительно на судебный процесс. И если исходить из сложившейся практики, в основном борется за то, чтобы снизить срок обвиняемому. У нас, если человек занимается правозащитной работой, то это не обязательно судебный процесс. Это могут быть и переписки с чиновниками, и акции протеста, это могут быть и сборы подписей (согласитесь, адвокат не станет собирать подписи, добиваясь оправдания обвиняемого до суда). Мы, если беремся за какое-то дело, исходим из полной невиновности конкретного человека и требуем полного его оправдания. Т.е. нам не интересно просто снижать сроки, мы добиваемся возвращения человеку его доброго имени. Поэтому я считаю, что как раз наш приход в Минск, на республиканский уровень, только усилит работу уже существующих здесь правозащитных организаций. Это просто немного другое видение. Нам, например, не очень интересен мониторинг нарушений прав человека. В Минске есть достаточно много организаций, которые делают эту работу хорошо, и просто нет смысла ее дублировать. Нам больше интересно, чтобы государство признало нарушение прав конкретного человека и прекратило действовать подобным образом в дальнейшем. Чтобы мы доказали: нарушение было, и с нашей помощью человек почувствует себя победителем. Что даже в этой системе на определенном уровне — пусть он базовый, низовой, но победить можно. И если мы беремся, то стараемся идти до конца.

— Ольга, какова вообще специфика работы в регионах? Минск все же стоит особняком. Столичный народ в массе своей хотя и запуган, но о своих правах знает больше, да и возможности побороться в большом городе куда шире. Пытаются ли люди в регионах вообще отстаивать свои права?

— Как правило, запуганность напрямую зависит от количества жителей в том или ином городе. Чем меньше город, тем больше люди запуганы. Потому что тот же Минск — большой город, здесь проще потеряться. Легче найти место в каких-то конторах, фирмах, фирмочках. Когда ты не Лебедько или Калякин, а простой активист, то в столице легче найти какую-то альтернативу, если тебя вдруг попросили с работы. В маленьком городке это сделать очень сложно. Но, с другой стороны, мне кажется, что в Минске больше людей разочарованных, которые в буквальном смысле разуверились во всем. И здесь довольно сложно начинать работать: люди в столице более уставшие. В регионах ситуация в эмоциональном смысле несколько иная: активные полны сил, энергии, веры.

— На кого делается ставка в работе «Нашего Дома»? Под его крышей можно заметить достаточно раскрученных активистов, к примеру, таких, как Валерий Щукин, Зинаида Тимошек, Николай Петрушенко и т.д. И какова «целевая аудитория» ваших правозащитников?
— Собственно концепция «Нашего Дома» состоит в следующем: мы хотим, чтобы Беларусь была уютным, комфортным домом для разных людей. Должно быть равенство возможностей для людей, которые изначально разные. Поэтому в организации очень много разного народа. Причем и по политическим взглядам, и по социальному статусу, и по мировоззрению, и по национальности. Можно продолжать бесконечно. Кстати, очень много пенсионеров — как среди наших активистов, так и тех, кто разделяет наши интересы. Сейчас пенсионеры оказались значительной социально незащищенной группой людей. Понятно, что предприниматель, зарабатывающий несколько миллионов рублей в месяц, не будет сильно беспокоиться по поводу повышения на 10—20 тысяч рублей оплаты за квартиру. Для него это не такие деньги, чтобы писать письма, предпринимать какие-то усилия. Он устает на работе и ему это просто не интересно. Но абсолютно ясно: для пенсионеров с их пенсиями любая сумма ощутима. Поэтому многие из них просто вынуждены быть более активными. Особенно это касается тех, кому близкие не помогают, или у кого нет детей. Наши пенсионеры и сейчас находятся на уровне, наверное, нельзя сказать, что голодной смерти, но если сравнивать с европейскими пенсионерами, то лучше вообще помолчать. Ведь захочется плакать. По крайней мере, я это не считаю достойной жизнью. Или достойной пенсией за многолетний, тяжелый, самоотверженный труд.

— Этот и следующий годы — время очередных избирательных кампаний. Предвыборная специфика отразится на деятельности «Нашего Дома»?
— Вряд ли. Потому что, как любят говорить наши правозащитники, даже когда Беларусь станет полностью демократическим государством, все равно такая работа будет востребована. Даже в случае неких демократических перемен жизнь не поменяется мгновенно, все равно будут нарушаться права людей. Конечно, работа активизируется на местных выборах, это ясно — есть законное право любого гражданина получать отчеты своих депутатов. К сожалению, они своими обязанностями просто пренебрегают. По крайней мере, по тем городам, где мы работаем, отчетов нет. Депутат не встречается с избирателями, не отчитывается за свою работу. И в принципе, как мы считаем, институт местных Советов в Беларуси работает не так эффективно, как мог бы. Ведь, по сути, депутат — это народный защитник. То, что наши правозащитники выполняют примерно такую же функцию — народных защитников, не всегда логично. Есть люди, которые так или иначе попали в горсоветы, облсове-ты, и именно они должны выполнять такого рода функции. И вполне естественно сейчас работа активизирована в этом направлении — увидеть, показать, что, собственно, сделал депутат за эти годы. Отчитайтесь, пожалуйста!

«Наш Дом» мониторит Гражданская кампания «Наш Дом» проводит мониторинг выполнения государственной программы безбарьерной среды в Гомеле. Как сообщил БелаПАН активист кампании Андрей Аксенов, в 2010 году, согласно информации городских властей, предоставленной активистам кампании, пандусы должны появиться в администрации Советского района после ремонта крыльца здания. Кампания дважды обращала внимание властей на эту проблему в жалобе депутату парламента и заявлении в горисполком. По информации, предоставленной Аксенову в универмаге «Гомель», в проект реконструкции магазина также включено устройство пандуса с ограждающими поручнями для инвалидов-колясочников. Работы по благоустройству планируется начать во 2 — 3-м кварталах 2010 года.
Госстройэкспертизу проходит проектно-сметная документация на сооружение пандуса в Городском центре культуры, однако неизвестно, когда начнутся работы.
В ближайшее время не будет установлен пандус в Гомельском облдрамтеат-ре. В проект реставрации фасадов, которая проводилась в театре в 2008 — 2009 годах, этот вопрос не был включен. Специалисты посчитали, что устройство одного лишь пандуса при входе в здание не решит проблему доступа инвалидов-колясочников в зрительный зал, гардероб и туалет. Поэтому «безбарьерным» театр может стать только после проведения полной реконструкции.
Временный пандус через служебный вход оборудован в Общественно-культурном центре. Его руководство планирует вынести вопрос об устройстве постоянного пандуса у входа в фойе на рассмотрение Гомельского облисполкома.
Обновлено 24.01.2010 23:53
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов