СИЛЫ ИНЕРЦИИ И ПРИТЯЖЕНИЯ PDF Печать E-mail
14.01.2010 23:38

sili-inerciiНепраздные мысли в поезде местного значения по дороге на малую родину. Несколько часов в пути могут показать изнанку всей нашей жизни

С Альфонсом Карром я не знаком и не был знаком. Думаю, что его и на свете уже нет. Тем не менее, уверен, что человек это был мудрый. Хотя бы потому, что ему принадлежит высказывание: все должно измениться, чтобы все осталось по-старому. Нужно чем-то подтвердить? Ради Бога, переворот 1917 года, ошибочно считавшийся революцией, а еще и социалистической. До — были дворянство, капиталисты, духовенство и т.д. После — просто номенклатура. И в обоих случаях был и остался базис, это те, кто создавал материальные и духовные ценности. Интересно, что мы сейчас как раз и переживаем этап «все должно измениться». Нет нужды быть Альфонсом Карром, чтобы сказать: все осталось по-старому…

Вероятно, человеческое общество правильнее будет оценивать как физическое тело (чем оно, в принципе, и является). Вот вам «плюс», а вот и «минус». Они вечно будут стремиться друг к другу, сталкиваться,высекая искры, разлетаться, лететь по закону инерции, а потом снова притягиваться, уже по закону притяжения, снова сталкиваться, и так — до бесконечности.

В этом смысле с нами ничего нового не происходит. Все уже было. Это только юному человеку кажется, что история началась с него. Когда он начинает понимать, что это совсем не так, бывает уже поздно. Я бы назвал это инерцией молодости. Да и вообще, есть инерции зрелого возраста и старости. После, правда, уже никаких инерций не бывает.

А ведь мы все еще живем по инерции, мы все еще там, в прошлом. Не только душой, но и, бывает, физически. Пожалуйста, «Снплюс» сообщили: до бабушкиной «заначки» в 4 млн руб. добрались крысы. Полтора миллиона пустили на обустройство гнезда, остальную сумму можно еще поменять.

Бабушку я понимаю. Деньги она привыкла хранить в банке. Стеклянной. А сберкассы, скорее всего, в деревне не было. Кто ее будет делать в деревеньке, где два-три десятка дворов? А автобус до райцентра может и не ходить. А банкам бабушка не доверяет. Ее столько раз грабило родное государство… Какая тут вера? В результате «ограбили» крысы…

Причудливо все смешалось, не так ли? Вроде бы на дворе XXI век, а если подумать хорошенько, то, пожалуй, ХХ еще не кончился. Как это все совместить? Да так, как-нибудь. Все само собой утрясется. Когда бабушка преставится, то, что «недоели» крысы, «доедят» дети, внуки. Еще один круг замыкается…

* * *

Еду домой в поезде Минск — Гомель. Вагон «сидячий». Тут как в автобусе: сидеть можно, лежать нельзя. Разве что на полу. Зато билет стоит дешевле. Народ едет молодой и среднего возраста. Студенты, деловые люди, даже один ученый с женой (все о защите говорили, отзывах, комиссиях).

Все тихо, вежливо, культурно, ни мордобоя, ни пьяных, ничего необычного для пятницы. И люди все вежливые, тихие, приятные. К попутчикам внимательно относятся. Сидишь и думаешь: какая оппозиция, какой социальный взрыв? Помилуйте, люди, с которыми я еду, на это не способны. У них все хорошо. Это и по лицам видно. Раньше, да, могли «пера-кулить», чего там. Теперь им не до этого. Они едут и мыслят рационально, я бы сказал, креативно. Спроси их: а что такое креативность? — они ответят: ну, это так, умно, наверное, модно, как положено теперь…
А как положено теперь? Да как пишут в газетах и говорят по телевизору! Правда, там не говорят, что креативное мышление — это всего лишь образное мышление. Как и в прошлом веке: хочешь показаться умным — скажи что-нибудь непонятное, причем сказать нужно уверенно, с апломбом. Как будто и правда понимаешь, что говоришь.

Напротив меня сидит мужчина лет 35 — 40. Строгое, волевое лицо, оно как бы высечено из камня. Примерно каждые полчаса он говорит по мобильнику. Разговоры специальные. Постоянно звучит: «сальдо-бульдо», «выставим претензии», «он адекватен», «он идет на контакт» и т.д. Невольно задумываюсь: а он из какого времени? Из нашего? Раньше такие разговоры были большой редкостью. Когда слышу их, невольно думаю, что эти разговоры меня унижают. Чувствую себя неполноценным, отсталым, старомодным.

Может быть, потому, что твердо знаю: говорить много непонятных слов — это невежливо. Но, вероятно, мужчина так не думает. Он рациональный, адекватный, продвинутый (куда?), а мне все равно не нравится. Видно, я старомодный…

Ныне у нас разгораются дискуссии на тему «Изменились ли белорусы?». Это началось еще в середине 90-х. Давайте вспомним период «уличных войн» между милицией и оппозицией и зададим вопрос: разве участники акций все были терпимыми, послушными и лояльными? Тогда-то начались изменения в нашей психологии. И сейчас процесс успешно идет. А сколько продлится — одному Богу известно…

* * *

В Гомеле пересаживаюсь на дизель-поезд, продолжаю путь домой. Специально сажусь в последний вагон. Тут всегда ехать интересно. Сколько себя помню, в последнем вагоне всегда ехали работяги. Утром резались в карты, было шумно, но более-менее пристойно. Вечером народ расслаблялся, тем более, в пятницу. Рабочая неделя завершена, уже можно быть самим собой. Милиция сюда не ходит. Милиция знает, что «рабочий класс, он тоже выпить не дурак». Поэтому выпивают почти все.

В тот день привычная картина мне не понравилась. В чем же дело? Да вот в чем. В соседнем купе едут двое мужчин и женщина. Женщина вполне приличная, одета добротно, ей слегка за пятьдесят. Но вот на свет божий появляется первая бутылка вина (всего их было три). Все пьют по первой. По второй, по третьей... Все бы ничего, да женщина пьет наравне с мужчинами, по полному стакану. Потом они начинают что-то громко обсуждать.

А я думаю о железных законах жизни. Эти трое были рождены крестьянами и были крестьянскими детьми. Ими же и остались, но работать вынуждены в городе. Половина нашего поселка работает в Гомеле. Дома работы не было, нет и пока не будет. Это факт. Сельские жители, они работают в городе, а живут по сути в деревне. Они оторваны от одного берега, но к другому не пристали. Их психика разорвана на две части. Может, поэтому пьют так ударно?

А вот еще компания, совсем молоденькие девушки. Ведут себя довольно тихо, но пьют тоже, уже не вино, а водку «Белая Русь». Мне как-то неприятно за ними наблюдать, однако осуждать их не спешу. Пробую понять. А, собственно, что понимать? Девушки родились в деревне, окончили школу, что дальше? Дальше — только город, скучная тяжелая работа. Но есть шанс: выйти замуж. Он призрачный, этот шанс выйти за горожанина. Квартира в городе — вообще нереально. Что остается? Всю жизнь ездить на работу в город, рано износиться, на что-то все же надеяться. И… что? Да ничего. Или — водка «Белая Русь». Сколько я их знаю, потерявшихся в жизни, спившихся. Часть уже лежит на поселковом кладбище. За последние 20 лет оно сильно расширилось…

Уже дома повстречался со старым знакомым. Когда-то он работал на поселковом маслозаводе. Потом завод закрыли — убыточный. Знакомому повезло, его возили на работу на такой же завод в райцентре. И вот новость: его закрыли тоже.
— Куда ж молоко возят? — спрашиваю.
— Да в Гомель, куда ж?
— Что-то дорогое молоко получится?
— В том-то и дело. А мне что с того?
Действительно, ему уже все равно. Работы нет, до пенсии полтора года. Не очень веселое завершение трудовой карьеры. Человека по существу вычеркнули из жизни. Ты, сказали ему, нам не нужен. Случись такое в городе, знакомый мой не пропал бы? Не знаю. В 58 лет трудно найти работу по специальности. Практически невозможно.

* * *

Однажды я застал «на месте преступления» граффитчика. Он было хотел побежать, я засмеялся и успокоил: не милиция. Надпись была F.C.D.M. Эти надписи красуются где попало. Долго не мог понять, что они означают. Потом дошло — футбольный клуб «Динамо» Минск.

Сначала меня это сильно удивило. Подумаешь, «Динамо». Когда-то была команда, даже до четвертьфинала Кубка УЕФА доходила, а стадион был всегда полон. Все минуло. Белорусский чемпионат не смотрю из принципа. А эти современные мальчики смотрят. Почему?

Потому что Республика Беларусь уже начинает привыкать к своей независимости. Мальчикам хочется верить в свою страну, они хотят ею гордиться. Самый простой и зримый символ веры — достижения в спорте, футболе и хоккее в первую очередь. Правда, особых успехов пока нет. Очень хочется их приблизить. Как? Доступными средствами. Ну, хотя бы выражать свои эмоции по поводу существования футбольного клуба «Динамо» Минск. Или БАТЭ.

То, что успехов в политике и экономике тоже не имеется, мальчики пока не понимают. Думаю, скоро поймут. Они мыслят в правильном направлении. Это уже новое поколение. Кажется, их дети уже смогут общаться на родном языке. Если захотят, и если история своей страны будет их притягивать не меньше, чем история футбольного клуба «Динамо» Минск.
В одно прекрасное утро мальчики вдруг могут подумать: а чем мы хуже литовцев, которые говорят по-литовски, или поляков, которые говорят исключительно по-польски? И заговорят по-белорусски.
Между прочим, сила инерции с течением времени сильно ослабевает, потом и исчезает. У нас нет другой судьбы, кроме той, которую мы творим сами.

От редакции. Поздравляем нашего постоянного автора Сергея Шевцова с 50-летием!
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов