КОНЕЦ ОФФШОРА? PDF Печать E-mail
15.01.2010 00:09
Karbalevich-columnБеларусь и Россия обречены на постоянные и непрерывные конфликты. Ибо экономические отношения непрозрачны, во многом строятся на личных договоренностях лидеров.
Единственная война, которую я одобряю — Троянская. Там дрались из-за женщины, и мужчины знали, за что воюют.
Уильям Лайон Фелпс


Итак, белорусско-российский нефтяной конфликт успешно продолжается. Переговоры зашли в тупик, началась изматывающая игра на нервах. Угроза нефтяной войны, прекращения транзита топлива в Европу привела к повышению цен на нефть на мировых биржах.

Хотя внешне все выглядит так, как будто ситуация на переговорах заморозилась и нет никакого движения, на самом деле появились новые, весьма существенные подвижки. Прежде всего, по информации, просачивающейся из правительственных кругов, Беларусь соглашается на стратегическую уступку. Минск уже не настаивает на беспошлинной поставке всего объема нефти (21,5 млн т.). Надежда сорвать весь банк сразу провалилась. Дискуссия идет об объеме беспошлинной поставки для собственных хозяйственных нужд Беларуси. Москва предлагает остановиться на цифре 5 — 6 млн т., а Минск просит 9 млн тонн. Россия, судя по всему, пошла на последнюю уступку — согласилась поставить без пошлин 6,3 млн т. нефти.

Судя по взаимным обвинениям сторон, делегации не имеют полномочий делать шаги навстречу друг другу, они связаны жесткими установками политического руководства. Это значит, что проблема может быть решена на высшем государственном уровне. Но 10 декабря президенты спорили восемь часов и, как оказалось, безрезультатно. Правда, белорусская сторона утверждает, что Д. Медведев обещал пойти навстречу Беларуси. Возможно, проблема в том, что в России энергетическими вопросами ведает не президент, а премьер. Связка В. Путин — И. Сечин прочно оседлала нефтяную и газовую трубу и не слишком обращает внимание на то, что обещает Д. Медведев.

Вроде бы компромисс стал заметен на горизонте, и на первый взгляд, разница между цифрами 6,3 и 9 млн т. не такая уж и большая, чтобы из-за этого устраивать нефтяную войну, ставить на уши всю Европу.

Но как раз в этот момент, когда, казалось, соглашение не за горами, произошло обострение конфликта. Теоретически говоря, разрядить ситуацию можно было очень просто. Ту нефть, которая сейчас поставляется, можно было бы зачесть в счет квоты для внутренних хозяйственных нужд Беларуси. По расчетам, поставки объема в 6,3 млн т. будут идти до середины марта. И у сторон появилось бы два месяца, чтобы без спешки и цейтнота урегулировать конфликт и найти взаимоприемлемое решение.

Однако Москва закусила удила. Ее официальные представители заявляют, что если не будет подписано соглашение, Беларусь не получит без пошлин нефть и для внутренних нужд.

Одновременно раздались и первые залпы информационной войны. Подконтрольные властям СМИ обеих стран начали обвинять партнеров во всех смертных грехах. Как обычно, тон задает белорусское телевидение. Правда, тяжелая артиллерия в лице высших должностных лиц еще не вступила в бой, но, похоже, дело не за горами.

Для Беларуси поражение в этом конфликте очень болезненное. Нефтяной оффшор — это спасательный якорь белорусской социальной модели. По самым минимальным оценкам, в случае реализации Россией своих требований на переговорах госбюджет Беларуси потеряет $ 2 — 3 млрд. Это примерно равно сумме кредитов МВФ, спасших в прошлом году финансовую систему нашей страны от обвала. Плюс сокращение валютной выручки, рост дефицита внешнеторгового баланса со всеми вытекающими отсюда последствиями для удержания курса рубля.

А следующий год — предвыборный. Властям нужно подкупать электорат, организовывать «раздачу слонов», выполнять обещание повысить среднюю зарплату в стране до $ 500. И пока замены этих потерь от исчезновения нефтяного оффшора нет. Причем, это неожиданная и непредвиденная брешь, которую нужно будет компенсировать за счет кредитов на невыгодных условиях. Или срочной продажи предприятий за бесценок.

Кроме того, для белорусских властей согласие на российские требования есть тяжелая психологическая травма. Это означало бы, что Лукашенко проиграл. Ведь он объяснял народу, что страна вступает в таможенный союз, приносит жертву в виде высоких пошлин на автомобили ради получения дешевых энергоресурсов. А в результате получили дырку от бублика. Как раз в канун выборов выясняется, что президент Беларуси уже не может делать то,что делал целых 15 лет: выбивать огромные российские субсидии за поцелуи и клятвы в союзнической верности.

Очевидно, что нынешний конфликт укрепляет решимость России строить обходные нефтяные и газовые трубопроводы. И когда это произойдет, транзитный, геополитический статус Беларуси существенно изменится в худшую сторону. Но белорусскому руководству просто недосуг думать сегодня о стратегических перспективах государства. Ему бы дотянуть до выборов и сохранить власть.

Судя по всему, Минск припас последний козырь в этой затяжной игре и держит его под столом. Имеется в виду военно-стратегический фактор. Не все обратили внимание, что Россия ратифицировала соглашение о создании Единой региональной системы противовоздушной обороны, подписанное в феврале прошлого года, а Беларусь — нет. Можно предположить, что в решающий момент этот козырь будет вытянут и брошен на стол.

Обращает на себя внимание, что Россия жестко проводит курс на сокращение субсидий Беларуси. И тарифы на газ повысились, несмотря на падение мировых газовых и нефтяных цен. И вводятся пошлины на большую часть поставляемой сюда нефти. Трудно сказать, как это связано с явственным движением Беларуси в сторону Европы. Но факт есть факт.

Можно заметить и еще одну новую линию в политике Москвы. РФ готова оказывать экономическую поддержку Беларуси только в обмен на белорусскую собственность. Россия прекратила кредитование нашей страны на государственном уровне, эта функция перешла к российским коммерческим банкам. Сбербанк РФ выделяет Беларуси $ 2 млрд кредита, а взамен получил возможность купить белорусский «БПС-Банк».

И теперь Россия недвусмысленно намекает, что готова пойти навстречу Беларуси в вопросе нефтяных пошлин, если Минск продаст российским компаниям Новополоцкий НПЗ «Нафтан». Белорусское руководство вроде бы и не против. Но, во-первых, выставляет высокую цену. А во-вторых, в нагрузку к «Нафтану» пристегивает еще завод «Полимир».

Если же оценивать ситуацию в целом, то можно констатировать, что Беларусь и Россия обречены на постоянные и непрерывные конфликты. Ибо экономические отношения непрозрачны, во многом строятся на личных договоренностях лидеров. В них велика политическая составляющая. А там, где есть политика, там коммерция не работает. Потому что в политических отношениях нет такого понятия, как «мировые цены», поэтому не с чем сравнивать. А коль нет объективных критериев, то действует схема восточного базара: бесконечный и изматывающий торг с привлечением публики.
 

Комментарии  

 
0 #1 15.01.2010 19:57
"...белорусскому руководству просто недосуг думать сегодня о стратегических перспективах государства. Ему бы дотянуть до выборов и сохранить власть." - это, в точку.
Цитировать
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов