БЕЗ БУТЫЛКИ НЕ РАЗБЕРЕШЬСЯ PDF Печать E-mail
15.05.2012 12:38

 Shevcov 142Что у нас: то ли поздний социализм, то ли ранний капитализм, то ли предрассветный империализм?

НТВ показало смешной сюжет из Исландии. Там судили бывшего премьер-министра. Судил, кстати, специальный суд для нерадивых чиновников, который учредили 100 лет назад. Самое смешное, что это был его первый процесс за 100 лет. Еще юмористичней, если смотреть из Минска, было то, за что его судили. Оказывается, премьера обвинили в том, что Исландия стала первым банкротом в мировом финансовом кризисе. Банки страны задолжали иностранным кредиторам сумму, в 6 раз превышающую ВВП Исландии. Спроецируйте ситуацию на Беларусь. Только сильно не смейтесь, все гораздо серьезнее...

У нас, между прочим, тоже имеется специальный суд для чиновников. Правда, там всего один судья, вы его все знаете. Он и карает, и милует. Может, скажем, просто уволить, а может и посадить. Вам это подтвердить, или вы и сами знаете?

Нас тоже последнее время сильно трясло в финансовом смысле. Могло бы и дальше трясти, да помогли президентские выборы в России. Как говорится, нет худа без добра.

А если без смеха, то кто виноват в финансовом кризисе Беларуси? Кто хватал иностранные кредиты? А кто ответит за накачку экономики пустыми деньгами? Кто подложил бомбу замедленного действия под нашу многострадальную экономику? Ну, не народ же, который кинулся массово скупать иномарки… Разумеется, это все риторические вопросы. Сами на них отвечайте.

Поэтому меня так насмешил телесюжет из Исландии. Что интересно, подсудимому премьер-министру грозит до двух лет лишения свободы. Трудно все это представить: такой уважаемый человек — и на нары? С другой стороны, расскажи рядовому исландцу, как все у нас делается, он не поймет и не поверит. Решит, что вы чокнутый. И где-то он будет прав. Можно нас назвать нормальными людьми, если мы с этим миримся и даже внимания особо не обращаем, занятые собственным выживанием?

А ведь тлеет, тлеет в народных глубинах огонек недовольства. Но народ, по обычаю, безмолвствует. Однако подует ветер посильнее, и огонек вполне может превратиться в пожар с непредсказуемыми последствиями. Кухонное ворчание вполне может переместиться на улицу. И что тогда? Даже думать не хочется. Как ни крути, а социальные потрясения — это всегда накладно...

* * *

А 21 апреля был субботник. В общественном транспорте каждые 10 минут звучало объявление, что Мингорисполком просит граждан принять участие в субботнике. При этом имя Ленина никак не упоминалось, а горисполком всего лишь просил. Раньше просто приказывал, а теперь просит. Может, это есть признание того, что капитализм наступил или вот-вот наступит? Пусть и косвенное, но признание. А куда от него денешься, от капитализма, очередной фазы развития человеческого общества, которую мы наполовину пропустили?

Теперь приходится наверстывать, хотя время почти ушло. Значит, наверстывать будем торопливо, наперекосяк, абы как, что и видно...

Утром в день субботника обследую окрестности дома. Да, что-то похожее на субботник происходит. Вот со стороны магазина движется мужчина, явно «после вчерашнего», карман куртки у него подозрительно оттопыривается. Дальше мне встречается сосед Валера. Хромой после производственной травмы, он куда-то спешит и совсем не хромает.

— На субботник, — спрашиваю, — торопишься?

— Ага, — улыбается он на ходу, — на субботник. На «чернобыльский»....

Так у нас называется в обиходе магазинчик на отшибе. Там исправно продается дешевое вино. Что ж, у каждого свой «субботник». Эти несознательные граждане не прислушались к просьбе городской исполнительной и законодательной власти. Интересно, это протест или просто выпить хочется? Мне кажется, что и первое, и второе сразу — и протест, и выпить. Все же далеко нам до Европы. Там люди сами, так сказать, из чистого прагматизма убирают за собой, а у нас заставлять надо. Не заставишь, не припугнешь — не пойдут. Но все же сознательные граждане встречаются.

У нас тут во дворе бассейн есть. Частная это структура или нет, до сих пор не знал. Теперь понял. Обычно видел 2 — 3 человек в куртках с названием бассейна. А тут вдруг человек 15 скребут и чистят. Одна женщина громко пожаловалась в атмосферу:

— А бухгалтерия так и не пришла!

Елки-палки, так тут еще и бухгалтерия есть? Сколько ж их на один небольшой бассейн? В общем, все понятно, не частная это контора. Сообразив, обратился к женщинам, царапающим граблями голую землю:

— Дорогие дамы, зачем? Все равно через два дня затопчут. Напрасная работа...

— Да мы знаем, — ответили дорогие дамы. — Так субботник же, сами понимаете. Нам сказали — мы пришли, сделали вид, что работаем. Для «галочки».

И вот вопрос: стал бы приватный владелец держать столько персонала? Нет и нет, он же не сумасшедший — больно велики были бы расходы. Он себе такого позволить не может, государство — может. Оно у нас социальное, поэтому позволяет держать на работе лишних людей и платить им зарплату и даже премии. С такими запросами никогда нам богатыми не стать. А может, мы л и ч н о богатыми стать хотим? Это естественно и достижимо, лишь бы власть не мешала. Сдается мне, что договор между властью и обществом слегка изменился по сути. Ныне он звучит не так, как раньше: «дайте нам жить, и мы вам дадим», а вот как: «вы живите, как хотите, и мы будем, как хотим». Возможно, я и ошибаюсь, но что-то мне подсказывает, что нет, не ошибаюсь...

* * *

В понедельник, это только у нас бывает, тоже был выходной. Поехал в город, не торчать же весь день перед телевизором. Имел любопытную встречу прямо на остановке. Там вдруг стало оранжево в глазах: отработав участок, на новое место отъезжала бригада «Минремавтодора». Это те, которые собирают бумажки по обочинам дорог. Спрашиваю, немного удивленный, у женщины в оранжевой униформе:

— Сегодня же выходной, вы и в выходные работаете?

— А нет у нас выходных! Пока город не уберем — нету выходных!

— А сколько ж вам платят за трудовой такой героизм?

— Хорошо платят! Как положено!

— А все же, если не секрет?

— Миллион восемьсот! Хорошо платят!

Что-то тут не так, честное слово. Она уверена, что это хорошая зарплата? Я не уверен. Одна знакомая женщина говорила мне убежденно, что мужчина должен получать не меньше пяти миллионов, иначе он не мужчина, в смысле — не добытчик. Я получаю наполовину меньше. Что ж, я не мужчина? Тогда кто? Кто тогда тот, кто платит мне такие деньги? Черт возьми, мне же тоже обидно. Выкладываюсь-то полностью, если на то пошло. Ну и кого это интересует? Я ведь не в Исландии живу и не в Швеции, работаю не на частное лицо, которое меня может оценить по истинной стоимости, чтобы получить качественный товар. А жаль...

Эх, хорошо бы хоть при империализме пожить, при высшей стадии капитализма. Ничего не получится, потому как империализм — пройденный этап. Сейчас у нормальных людей уже наступило информационное общество, штука для нас не совсем понятная, но она там, у них, уже имеет место быть. А чего у нас — без бутылки не разберешься. То ли поздний социализм, то ли ранний капитализм, то ли предрассветный империализм... Думаю, у нас как в Ноевом ковчеге: всякой твари по паре. Хочется уже хоть какой-то определенности.

А миллион восемьсот — это что ж, неплохая зарплата для тех, кто собирает бумажки, честное слово, неплохая.

* * *

Накануне Радуницы меня занесло на кольцевую дорогу на окраине Малиновки. Там, где выгнул железобетонную спину переходной мост. Светило солнышко, было тепло, даже жарковато. Народ был одет по-летнему. Стоя на мосту и любуясь завораживающим видом двух несущихся потоков машин, обратил внимание на целенаправленное движение людей. Прямо с этого моста можно попасть в сосновый бор. Туда люди и шли.

Шли компании по пять-шесть человек, шли семьи. У всех были объемистые пакеты и сумки. Сопоставив хорошую погоду, выходной день, наличие соснового бора и пакеты, легко можно было понять, куда и зачем идут люди. «Отдыхать на природу», так это у нас называется. Нет тут ничего плохого, это даже хорошо. Только этот отдых удивительно однообразен. Выпить и поесть, а также потрепаться о том, о сем. Можно было, конечно, побродить по бору, но что б я там увидел? Накрытые «поляны», пьяных людей и мусор разнообразного вида и происхождения. В общем, знакомый пейзаж.

Одно хорошо во всем этом — народ не меняется. Как и две тысячи лет назад, ему нужны только хлеб и зрелища. Судя по величине пакетов, хлеба пока хватает. А зрелище они сами организуют. Одна девочка из поселка Октябрьский Гомельской области снялась в клипе и спела песенку в стиле рэп. Там есть фраза, что нам, мол, нужна стабильность. Клип выложили в интернет. И девочка сразу прославилась: посещений в интернете было 300 или 400 тысяч. Ну а кто у нас не вылезает из интернета? Правильно, молодежь. Выходит, таким образом она высказала свои сокровенные чаяния? Выходит.

Да здравствует стабильность! Правда, как-то скучно и тоскливо жить при стабильности нашей. Просыпаясь утром, думаешь: может, сегодня что-нибудь случится? А что, я тоже всего лишь человек, мне тоже хочется хлеба и зрелищ. Но только сначала зрелищ, а потом хлеба.

* * *

Сижу в парикмахерской, подслушиваю разговор женщины-мастера в годах с клиенткой. Получаю любопытную информацию.

Оказывается, в салонах красоты, в престижных парикмахерских нередко работают неопытные девочки после курсов. «Чего ж люди туда ходят?» — интересуется клиентка.

— А престижно, — охотно делится мастер. — Я, мол, такая крутая, денег у меня много, вот я и хожу в лучшие салоны. Это ж люди. Я вот тут работаю тридцать лет. Так ко мне женщины из Шабанов едут. Квартиры им там дали, а меня они помнят, знают, что сделаю хорошо.

Понятно, сам себя не похвалишь — никто не похвалит. Но очередь сидит в основном к ней. Значит, не пустые слова.

Тут мне вспоминается недавний случай. Пятеро молодых белорусов ехали на заработки в Россию и попали в аварию. Все пятеро погибли. Ну и какая связь между парикмахерской и этой трагедией? Дело в том, что на смену этой женщине-мастеру может никто и не прийти. Только потому, что смена вполне может перебраться в Россию, Украину, Прибалтику, если повезет, так и подальше, в Европу. А перед отъездом смена постарается набраться опыта на родине, у того же мастера. Вполне возможное развитие событий.

Из моего родного поселка мужики продолжают ездить в Россию. За три-четыре месяца там можно заработать на год жизни вперед. А когда деньги подойдут к концу, надо ехать опять. Может, и не особо хочется, опасно (уже не один мой земляк остался в России навечно). Но дома-то работы все равно нет. Судя по всему, в ближайшее время и не появится.

Тут все в точности с выражением неизвестного мне Клеанфа: желающего идти судьба ведет, не желающего — тащит. Даже если кто не хочет покидать родину, все равно покинет. Судьба потащит.

А что человек слышит на родине? Все те же слова, бесконечные обещания. Он им уже давно не верит. Просто молча едет на заработки туда, где они есть и где именно заработки, а не слова. Обещания в холодильник не поставишь, да?

Сергей ШЕВЦОВ

Обновлено 21.05.2012 07:03
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов