ВЫРАСТИ, РЕПКА, БОЛЬШАЯ — ПРЕБОЛЬШАЯ! PDF Печать E-mail
17.06.2012 11:21

Balashova 142В начале развития фермерства по всей стране было организовано более шести тысяч хозяйств. В течение последних десяти лет прекратили свою деятельность около четырех тысяч

Фермерскому движению в Беларуси — третий десяток от роду. В 1991 году был принят закон «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», который, как предполагалось, станет основным стартовым документом для развития частного аграрного сектора. Сегодня приходится с сожалением констатировать, что фермерство в Беларуси так и не стало значимой силой отечественного АПК, на его долю приходится менее 2 процентов сельскохозяйственного ВВП.

В начале развития фермерства по всей стране было организовано более шести тысяч хозяйств. В течение последних десяти лет прекратили свою деятельность около четырех тысяч. Остались самые упертые, близкие к местной или какой-нибудь иной власти, ну и, конечно, те, для которых фермерство — не просто успешный бизнес, но еще и собственный талант к крестьянскому делу. Но всем им по-прежнему приходится ходить по кабинетам, чтобы получить заброшенное или пустующее здание, кредит, технику. По-прежнему землю фермерам выделяют за 50 — 100 километров, хотя рядом находится дышащая на ладан земля неэффективного хозяйства.

И будет фермерам счастье?

Центральными темами обсуждения Александра Лукашенко с большими, средними и мелкими чиновниками в ходе его поездок по сельскохозяйственным регионам, как правило, являются строительство на селе, мелиорация земель и перспективы развития фермерских хозяйств.

Вот и во время недавнего посещения Столинского района Брестской области, где фермерам выделяется мало земли (хотя объемы урожаев огурцов поражают даже самое смелое воображение), президент «обнадежил» «огуречных королей»:

— Мне все равно, кто будет обрабатывать землю. Главное — это эффективность. Землей должен владеть тот, кто лучше это сделает. И надо прекратить эту возню!

Президент поручил правительству вместе с властью на местах решить земельный вопрос, найдя «разумный баланс между интересами людей и государства». К осени должна быть решена и проблема скупки и переработки овощной продукции, производимой населением и фермерами:

— Почему мы не можем скупить эту продукцию, реализовать или переработать, поставив здесь (в Столинском районе) перерабатывающий цех? Это же для государства никаких затрат, люди сами выращивают.

При этом, считает Александр Лукашенко, овощную продукцию у населения необходимо купить по нормальной цене, поставить ее на республиканский рынок, наладить ее переработку и экспорт.

Намерения у нынешней власти всегда благие, сроки выполнения грозных приказов — сжатые, конкретные ответственные за их выполнение — «ты и ты» — готовы к любому повороту в своей нелегкой чиновничьей судьбе, но пар часто уходит в свисток…

К примеру, руководители Лидского райисполкома сами признали, что в регионе частные магазины реализуют только импортные овощи, игнорируя местное производство, рассказал на форуме фермер Виктор Кудло, руководитель хозяйства и председатель Лидской ассоциации фермеров. Он утверждает, что государство по-прежнему ущемляет интересы частников, отдавая приоритет крупнотоварным СПК. Если что и достается фермерам, то по остаточному принципу — и господдержка, и кредиты, и техника, и земля.

Вопрос земельных отношений сегодня, несомненно, касается почти каждого фермера.

«За землей» приходится обращаться к председателю райисполкома, который, как правило, не отказывает. Потом наступает очередь руководителя хозяйства, который, как правило, отвечает, что «никому ничего не дает». Дальше — опять в райисполком, затем — в хозяйство, и так по кругу…

Надежда на решение земельного вопроса после очередного выступления президента обрадовала целеустремленных фермеров Брестчины оптимистичной перспективой.

Мужчина в самом расцвете сил

Именно таким предстает белорусский фермер: 47% глав хозяйств имеют возраст от 40 до 49 лет, по 21% — от 30 до 39 лет и от 50 до 59 лет. В большинстве своем отечественные фермеры — люди образованные: 36% из них закончили вузы, 43% — колледжи или техникумы.

К сожалению, сегодня нет оснований говорить о том, что частник на селе смог найти какую-то свою нишу. Статистика свидетельствует, что около 80% фермерских хозяйств специализируются на растениеводстве, причем 40% выращивают зерновые, и лишь 5% занялись пока еще не столь популярным, но очень нужным для страны плодоводством. Почти 50% посевных площадей фермеры засевают зерновыми и зернобобовыми, 12% отводят под картофель и 9% — под овощи.

Именно в овощеводстве доля фермеров растет из года в год. Так, если в 1996 году она составляла 0,6 %, то по итогам 2010-го уже 6,1%. В то же время их вклад в отечественный хлебный каравай в последние годы находится на одном уровне — 1,2 — 1,4% в общем объеме производства. Не велик и удельный вес единоличников в производстве молока (0,2%), яиц (0,1%), скота и птицы (0,5%).

Животноводство у белорусских фермеров не в почете: 60% хозяйств не держат крупный рогатый скот, 46— свиней, 88 — лошадей.

Плохо и с техническим обеспечением: у 36% фермеров нет тракторов, а грузовых автомобилей нет и вовсе у 64%.

Частнику — по остаточному принципу

Представители власти и фермеры соглашаются с тем, что белорусское законодательство на бумаге не ущемляет интересы аграриев-частников. Все фермерские хозяйства могут рассчитывать на государственную поддержку. Согласно закону «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», к таковым относятся те, у которых выручка от реализации продукции растениеводства, животноводства, рыбоводства и пчеловодства составляет не менее 50% от общей выручки. Они могут рассчитывать на поддержку при покупке техники и оборудования, их ремонте и техническом обслуживании, приобретении средств защиты растений и семян и в иных сферах наравне с другими сельхозпроизводителями.

Но! В 2010 году на первичное обустройство фермерских хозяйств за счет средств республиканского бюджета было направлено 1,2 млрд рублей, а в 2011 году результат государственного участия составил всего 325,4 млн. Конечно, глядя на такую «помощь», желающих стать фермерами отнюдь не прибавилось.

— Эти объемы несопоставимы с теми, которые вкладываются в СПК, — сокрушаются фермеры.

— Вклад фермеров в сельскохозяйственный ВВП также далек от того, который вносят бывшие колхозы, — парируют представители власти.

По словам фермеров, ущемляются их интересы чаще всего на местах, на стадии исполнения законодательных норм.

— Я занимаюсь выращиванием овец,— рассказывает Алексей Петровских.— С меня требуют залог, другие гарантии. Приходится ходить месяцами по кабинетам, готовить то одни, то другие пакеты документов. Почему сельхозпредприятия, у которых миллиардные долги, получают деньги без особых проблем? Некоторым «закачивают» миллиарды рублей, а нам кто и сколько «закачал»? Два года хожу в Госкомимущество, чтобы получить разрушенное здание, которое уже почти совсем вросло в землю. Но приобрести его невозможно по непонятным причинам. Пока «поднимаю нервы» себе и чиновникам, успел бы вырастить две тысячи овец. И что настораживает — конца-края в решении этой проблемы по-прежнему не видно.

Общий для всех фермеров вопрос: почему для получения земли их отправляют согласовывать этот вопрос с руководителем хозяйства? Ведь он является таким же землепользователем, как каждый из фермеров, а не ее собственником!

Ответ руководителей предприятий АПК: фермеры плохо обращаются с землей, потому должны соглашаться на все условия, а то не получат вообще ничего.

Деление производителей сельхозпродукции на фермеров и хозяйства, конечно, есть. Райсельхозпроды не могут, а может быть, и не хотят работать со всеми одинаково, выбирая «своих» по им одним понятным причинам.

В Витебской области фермер построил подстанцию, нужную в первую очередь местному сельхозпредприятию, у которого, естественно, денег на подобное строительство нет. Два года он добивался разрешения. Непосредственно работы заняли около месяца. Процесс оформления «послестроительных» бумаг не завершен до сих пор. Подстанция ждет разрешения для начала работы.

Отдельная тема — банковские и другие кредиты. Алексей Петровских обращался в банк за кредитами трижды. Первый раз взял — отдал раньше времени, второй раз — тоже раньше вернул и с третьим рассчитался. Теперь надо оформить кредитную линию на 300 миллионов рублей — нерешаемая проблема. Говорят, что иностранцу было бы легче.

Отношение к государственным сельхозпредприятиям в Беларуси трепетное. Если колхоз не отдает кредит, то его, естественно, потом втихаря спишут. А кому из фермеров списали? Некоторые хозяйства должны огромные суммы за электроэнергию, но ее никогда не отключат, а ведь фермеры тоже выращивают рядом с должниками мясо, зерно и овощи, но такой защиты, как у СПК в образе областных комитетов и управлений сельского хозяйства, у них нет, поэтому плати за себя и «за того парня».

Светлана БАЛАШОВА

Обновлено 14.07.2012 21:21
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

Реклама в вагонах метро в санкт-петребурге
Реклама, маркетинг и др. Наружная реклама
metro-reklama-transport.ru
службы мониторинга серверов