АЛЕСЬ БЕЛЯЦКИЙ: «МЫ ХОТИМ, ЧТОБЫ ВЫБОРЫ БЫЛИ ПРИЗНАНЫ МЕЖДУНАРОДНЫМ СООБЩЕСТВОМ» PDF Печать E-mail
06.12.2010 09:34

Belyackiy_142Одни надеются увидеть белорусские президентские выборы демократичными и даже готовы заплатить за это целых 3 миллиарда евро. Другие хотят «всобачить» за эти деньги «осетрину второй свежести». А третьи собираются противостоять любому обману. И даже объединились в общественную инициативу, которая называется «Правозащитники за свободные выборы». Один из лидеров этой инициативы известный правозащитник Алесь Беляцкий отвечает на вопросы нашего корреспондента.

— Большое число претендентов на президентское кресло напоминает анекдот про петуха, который бежит за курицей и думает: «Не догоню, так согреюсь». Серьезное мероприятие превращается в фарс. Неужели этого не понимают в Европе?

— В Европе пристально следят за нашими выборами.

Вообще же, этап сбора подписей там оценивают положительно, хотя лично у меня, как и у многих, он вызывает вопросы, на которые пока нет ответов.

Первое. На самом ли деле все десять кандидатов в президенты собрали те подписи, которые ими были заявлены? А если не собрали, то что это значит? Территориальные, а затем и Центральная избирательная комиссия закрыли глаза на «дописанные» автографы? Им что, нужно произвести благоприятное впечатление на Запад? Собрать сто тысяч подписей — далеко не простое дело.

Те, кто объединился под флагом «Правозащитники за свободные выборы», знают, насколько тяжело это сделать. Особенно в наших условиях. Здесь следует учитывать и определенный уровень страха в обществе. Люди не хотят иметь отношения к тому, что каким-то образом связано с политикой, не хотят ставить подписи за «неправильных» кандидатов.

Это дело требует больших организационных возможностей. Учитывая, что за последние 16 лет политические партии были ослаблены действующей властью, то возникают определенные сомнения.

Второе. Использование так называемого административного ресурса при сборе подписей за Лукашенко. Это нами было зафиксировано повсеместно. Фактически по всей Беларуси собирали подписи и учителя, и врачи, и работники прочих государственных учреждений. Некоторые из них являлись членами его команды. Некоторые — нет, но это, тем не менее, никого не смутило. В Беларуси появилось очень интересное «должностное лицо» — помощник члена инициативной группы. Практически каждый член инициативной группы мог иметь и имел их очень большое количество. Активно использовали это «ноу-хау» лишь сторонники действующего президента. Иначе бы им столько подписей, сколько было заявлено, не собрать.

Понятно, что если членом инициативной группы являлся какой-нибудь начальник, то его «добровольными» помощниками становились все подчиненные. В Минске, например, им был один из работников роно. Естественно, все учителя в районе, которые собирали подписи, были его помощниками.

Нами зафиксирован факт, когда в одном из райисполкомов был вывешен график, и по нему государственные учреждения выделяли людей для пикетов. Это даже не пресловутый «добровольно-принудительный» вариант, а чисто «принудительный».

Поэтому больше миллиона подписей Александра Григорьевича и вызывают очень много вопросов.

Таким образом, эти выборы в большей степени напоминают представление, а не то, что под выборами имеется в виду во всем мире.

Конечно же, есть смысл еще раз напомнить о формировании избирательных комиссий. Вдумайтесь, из более чем 70000 членов избирательных комиссий представителей демократических партий только 183. Это означает, что они составляют четверть процента. Официальное оправдание этой очевидной несуразицы — эти люди, мол, не конструктивны, идут туда контролировать, а не участвовать в работе. Полный нонсенс!

Если посмотреть методику формирования избирательных комиссий у всех наших соседей (Польша, Россия, Украина, Латвия и Литва) и даже в далеких Азербайджане или Армении, то там она совершенно другая. Принципы у них гораздо более демократичные. В Украине, например, в избиркомы включают представителей разных политических партий, разных кандидатов. Это дает возможность абсолютно мирно, спокойно, конструктивно проводить выборы. И в то же время снимает все вопросы о доверии к работе этих комиссий, достоверности результатов.

У нас же избирательные комиссии сформированы либо из работников госучреждений, либо из провластных общественных организаций типа БРСМ, союза ветеранов, союза женщин, которые целиком находятся под контролем местных властей. К слову, через эти организации в состав избирательных комиссий попало очень много чиновников. Такая «монолитность» избирательных комиссий создает предпосылки для возможных массовых фальсификаций. Мы не утверждаем, что это обязательно произойдет, но то, что такая угроза очень конкретно и реально существует, ясно уже сейчас. Обращаем на это внимание. И наших избирателей, и международных наблюдателей.

— Если я не ошибаюсь, вы наблюдаете за выборами (местные, парламентские, президентские) уже в девятый раз. Сравнивая то, что было, и то, что есть, какие изменения наиболее заметны?

— Более-менее демократический период избирательных кампаний приходится на первую половину девяностых годов прошлого столетия, когда я и сам был депутатом горсовета. Принимал участие в проведении выборов и в 1994 году, и в 1995 году, и в довыборах в 1996-м. Надо сказать, что тогда в избирательных комиссиях было гораздо большее число представителей демократических сил, да и вообще, честных и принципиальных людей, чем теперь. Но все эти годы шла целенаправленная чистка.

Сегодня власти хвалятся, что «демократов» в комиссиях по сравнению с 2006 годом стало гораздо больше. Но это смотря с чем сравнивать.

К 2006 году мы имели практически полное отсутствие в их составе любого инакомыслия. В некотором смысле к этому времени все у нас было полностью «зацементировано».

Сейчас определенные улучшения произошли, это факт. Но 0,25% говорят за себя сами. Каждый раз на очередных выборах увеличивать на двести человек число оппозиционеров в избиркомах можно почти до бесконечности. Только по сравнению с общей численностью никакого значения это иметь не будет.

Если бы из 70 тысяч членов избирательных комиссий большую половину составляли представители разных общественных организаций и политических партий, то можно было бы говорить о неких существенных переменах.

Надо отметить, что на прошлых выборах были достаточно серьезные репрессии против активистов команд кандидатов в президенты. Сейчас это прошло более гладко, меньше задерживали, практически никого не сажали. Однако говорить о том, насколько это повлияет на конечный результат, достаточно сложно.

Например, в 2005 году я наблюдал за проведением парламентских выборов в Азербайджане. Там прошла активная агитационная кампания, кандидатам разрешали говорить все, что они хотят, проводить встречи, пикеты, распространять информацию. Весь Баку был заклеен агитационными плакатами и избирательными листовками. Но избирательные комиссии в день подсчета голосов «сработали» так, как надо, и власть практически везде получила желанные проценты. Боюсь, что у нас будет повторение именно такого варианта. На каких-то этапах избирательной кампании мы наблюдаем улучшения, но сам подсчет голосов пройдет так, как было запланировано исполнительной властью.

— Чем ваша общественная инициатива будет заниматься перед выборами и во время выборов?

— Общественная инициатива «Правозащитники за свободные выборы» начала работать с первого дня объявления выборов. Сегодня мониторингом занимаются около ста долгосрочных наблюдателей в разных регионах Беларуси. Кроме того, у нас есть информационный и аналитический отделы, которые анализируют информацию и распространяют ее, работает группа юристов.

Во время предварительного и основного голосования число наших краткосрочных наблюдателей достигнет семисот человек. Наблюдать они будут шесть дней. Планируем, что у нас будет по два человека на избранном для наблюдения избирательном участке. Это позволит скрупулезно следить за всем, в том числе и за явкой избирателей, потому что те цифры, которые прозвучали на последних выборах в местные Советы, вызывают много вопросов. Напомню, что, например, по Витебской области, по данным ЦИК, в выборах приняло участие более 90 процентов избирателей. Даже учитывая «нагон» избирателей во время досрочного голосования, который практикуется повсеместно, верится в это с очень большим трудом, ибо нигде и никогда местные выборы такого интереса не вызывают. Теперь мы будем считать людей, что называется, поголовно и потом сверим полученные цифры с теми, которые будут давать избирательные комиссии официально.

Наша задача — следить за тем, чтобы выборы были прозрачными, демократическими, транспорентными, и довести эту информацию до избирателей. Независимо от того, кто кандидат. Кандидаты меняются, они приходят и уходят, но важно, чтобы сами процедуры проходили в строгом соответствии с белорусским избирательным законодательством и международными стандартами. Последнее особенно важно. Ибо, к сожалению, наши законы, касающиеся выборов, не во всем соответствуют тому, что принято практически во всем мире. Международные наблюдатели отмечали это не один раз. В частности, миссия ОБСЕ.

Следует отметить, что наша информация открыто распространяется уже почти два месяца и вызывает большой интерес. Сайт www.spring96.org часто использует Центральная избирательная комиссия, а также территориальные комиссии. Даже в ответе одному из кандидатов в президенты ЦИК сослалась на наш сайт целых четыре раза. Территориальные комиссии довольно оперативно устраняют те недостатки, о которых мы пишем.

Активного контакта у активистов нашей кампании с официальными структурами нет, но косвенно мы оказываем довольно значимое влияние на то, чтобы этот процесс был, скажем так, более чистым. Очень важно, чтобы к результатам выборов было доверие белорусского электората и международной общественности, потому как от этого зависит в первую очередь экономическое благосостояние граждан и страны. Доверяют той власти, которая выбрана законно. Те же, кто пытается как-то «смухлевать», вызывает естественное недоверие у международных партнеров и собственного общества. А эта нестабильность опасна.

— В этом году впервые претендентам в президенты позволено иметь собственные фонды. Многие говорят о том, что деньги из них они начали брать задолго до того, как оные были официально сформированы. А как это делается в других странах?

— Везде по-разному.

К сожалению, белорусское избирательное законодательство много о чем молчит. С одной стороны, согласно нашему законодательству, деньги во время сбора подписей использовать нельзя. С другой — мы видели установленные разными кандидатами (в том числе и А. Лукашенко) соответствующие палатки, цветные буклеты и плакаты. Естественно, всё это требует средств. В виде административного ресурса или в форме денежных расходов. Парадокс получается, ибо всем понятно, что собрать подписи и не потратить при этом ни копейки, невозможно по определению. А средства на бензин, бумагу, авторучки… Увы, законом эти расходы не предусмотрены. Да и сейчас, с началом агитационной кампании, насколько мне известно, необходимые на это средства кандидаты в президенты получили с задержкой и имеют большие проблемы с размещением заказов в типографиях.

Что же касается личных фондов, то мы пока ничего не знаем об этом, хотя видели все, как одна из футбольных команд и какой-то российский автопробег по Беларуси уже агитируют за А. Лукашенко. Вызывают вопросы и некоторые другие действия. На мой взгляд, законодательно надо сделать так, чтобы кандидаты реально могли вести агитацию с первого же дня ее официального начала.

— Если мне не изменяет память, то общественная организация «Партнерство» в 2006 году пострадала именно за попытку наблюдения за президентскими выборами. У вас пока таких проблем нет?

— Слава Богу.

Во время парламентских выборов 2008 года подобные опасения у нас были. Арест и последовавший за ним суд над четверкой руководителей «Партнерства» в 2006 году, сопряженный с допросами десятков их сторонников по всей республике, на нас давили. Мы отделались легким испугом. У некоторых наших активистов изъяли компьютерную технику, а организаторов наблюдения проверяла налоговая инспекция. Я, например, должен был вспомнить свои доходы и расходы за последние 15 лет. Кстати, это касалось и членов наших семей. Наблюдение за недавними местными выборами прошло почти спокойно. То же самое (стучу по дереву), надеемся, будет и сейчас. Больших проблем пока нет, однако нашего юриста Валентина Стефановича днями вызвали в налоговую инспекцию и потребовали дать объяснения по доходам и расходам за 2009 год. Самое интересное, что раньше он уже давал эти данные.

— Есть ли у вас контакты с наблюдателями из ОБСЕ и СНГ?

— С миссией ОБСЕ — да. И в Минске, и в регионах мы постоянно предоставляем им информацию. К сожалению, встреча с наблюдателями от СНГ пока не произошла. Надеюсь, что до выборов она состоится. Мы открыты для всех, в том числе и для исполнительной власти. Мы искренне хотим, чтобы выборы в Беларуси были признаны международным сообществом и вызывали доверие у белорусских выборщиков.

Александр ТОМКОВИЧ

Обновлено 19.12.2010 18:15
 

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов