TOP

ОЧЕВИДНОЕ И НЕВЕРОЯТНОЕ: ТРАНСФОРМАЦИЯ ВЛАСТИ В БЕЛАРУСИ

Белорусской политической жизни, кроме прочего, присуща такая черта, как цикличность. Закручивание гаек сменяется либерализацией, конфликты с Европой — ссорами с Россией, политические «посадки» — помилованиями.

Многим уже кажется, что дежавю будет вечным. Но, по крайней мере, две причины не дадут этим циклам повторяться бесконечно. Во-первых, как показывает история, авторитарные режимы склонны к саморазрушению. А во-вторых, вожди таких режимов, как и все люди, не вечны.

И вопрос, который стоит сегодня перед экспертами и гражданским обществом: к чему готовиться? Только зная, к какому именно итогу придет нынешняя система, можно разработать эффективную стратегию действий.

Эволюция режима маловероятна

Самым маловероятным сценарием, по мнению многих наблюдателей, является вариант внутренней плавной трансформации власти. И связано это, в первую очередь, с природой белорусского режима.

Так, по мнению руководителя Аналитического белорусского центра Владимира Ровдо, белорусский режим — это «авторитаризм специфического толка, это персоналистская диктатура».

В таких условиях все зависит от воли лидера, а он, по мнению эксперта, «боится создать некую конкуренцию даже внутри системы. Любые конкурентные формирования, образования — неважно, относятся они к экономике или к политике — для него опасны».

Согласен с этой оценкой политолог Юрий Чаусов, который, однако, отмечает, что «разговор может идти не об эволюционном или революционном пути, но о накоплении предпосылок к трансформации белорусского общества, а не режима».

Собеседник подчеркивает уникальность белорусской ситуации в этой связи: «Беларусь переживает не только серьезный переход от командно-административной экономики к рыночной, но также процесс создания собственного независимого государства».

Только осознание себя самостоятельным народом, считает эксперт, может создать удачный фон для возможной эволюции режима.

Ну а пока мы видим, что власти не проявляют ни малейшего интереса к инициативе ЕС «Европейский диалог о модернизации с Беларусью».

«Цветная революция» также не просматривается

Большинство населения в нынешних условиях не склонно к действительно массовым протестным выступлениям. Сказывается и то, что власть обеспечивает приемлемый средний уровень жизни, и политическая апатия населения, и тотальный контроль вертикали над политической и экономической сферами.

Страх людей выходить на улицы (ты рискуешь потерять работу, учебу, а иногда и свободу) подкрепляется постоянством власти в вопросе борьбы с политической активностью. Люди видят, что происходит с лидерами и участниками оппозиционных выступлений.

Даже жесточайшие экономические встряски образца 2011 года не способны разбудить настоящие протесты в обществе. Причины этого Владимир Ровдо видит в отсутствии консолидированных сил, готовящих такие выступления.

Политолог замечает: «Народные протесты надо готовить, и оппозиция должна работать на этот сценарий, чтобы завоевать доверие. Пока она этим, мягко говоря, не занимается». А стихийные выступления, по мнению эксперта, ни к чему не приводят.

Владимир Ровдо подчеркивает, что «оранжевые» сценарии могли бы стать более реалистичными при условии объединения оппозиции и выработки общей стратегии: «Если оппозиция начнет-таки учиться на собственных ошибках и объединит все силы, которые выступали за бойкот парламентских выборов, тогда у нас будет совершенно иное качество народных протестов».

Однако, учитывая сегодняшние тенденции разъединения в оппозиции, говорить о высокой вероятности этого варианта развития событий явно преждевременно.

Решит ли проблемы номенклатурный переворот?

Политолог Юрий Чаусов не видит предпосылок к осуществлению некоего дворцового переворота: «Государственный аппарат полностью сохраняет контроль над самим собой. То, что происходят некоторые перестановки, не свидетельствует о расколе правящей элиты».

Разделяет эту точку зрения и Владимир Ровдо: «Персоналистский режим сам расставляет кадры и стремится к тому, чтобы не возникли некие группировки, объединения внутри тех или иных клановых групп».

Однако вместе с тем эксперт считает такой вариант развития событий наиболее вероятным в долгосрочной перспективе. По мнению политолога, этот процесс «может ускориться, если будут допускаться грубейшие ошибки. Если в экономике получим очередной кризис, тогда кто его знает, как поведет себя та же самая номенклатура».

В таком случае встает другой вопрос: кто из правящей элиты придет к власти после Александра Лукашенко? По мнению Юрия Чаусова, движущей силой таких перемен могут стать так называемые красные директора, белорусские олигархи.

Эти люди, по мнению эксперта, могут устать от ситуации, «когда они в любой момент могут быть заменены верховным правителем. Когда они осознают, что правовое гарантирование собственности и возможности передачи ее по наследству — в интересах этой элиты, тогда процесс пойдет по этому пути».

Затем, по мнению политолога, произойдет настоящая приватизация, которая повлечет за собой формирование новой системы. Системы, где политическая трансформация будет сопровождаться конкуренцией неких групп влияния.

Остается только гадать, как скоро такие номенклатурные игры приведут страну к демократии и приведут ли вообще. Например, в России десятилетие, ознаменовавшееся приватизацией, могуществом олигархов и относительной политической свободой, сменилось новым витком автократии, коррупции и политического застоя.

Не допустить чужих ошибок в маленькой европейской стране, не сидящей на нефтяной игле, возможно. Модернизация в Беларуси, учитывая высокий уровень образования населения и не до конца разваленную промышленность, может быть быстрее и успешнее, чем у соседей.

Но для этого в стране должна найтись мощная консолидированная сила, готовая взять на себя ответственность за эту модернизацию и не допустить распиливания национального богатства. Пока такой силы на политическом поле не видно. И условия для ее формирования на редкость неблагоприятны.

Артем ШРАЙБМАН, БелаПАН