• Погода
  • +19
  • EUR3,0619
  • USD2,5327
  • RUB (100)3,4062
TOP

Кавказский узел

Нации никогда не бывают столь благодарны, как ожидают их благодетели.Герцог Веллингтон Так случилось, что Грузия оказалась единственной постсоветской страной (не считая государств Балтии), с которой Беларусь ни разу после распада СССР не обменивалась официальными визитами на высшем уровне. 

Более того, Тбилиси — единственная столица на пространстве бывшего Советского Союза, где нет белорусского посольства.

Интересно, что Грузия имеет в Беларуси полноценное посольство. Ибо для внешней политики Тбилиси после российско-грузинской войны 2008 года наша страна стала очень важной, поистине ключевой державой. И все из-за отказа Беларуси признать независимость Южной Осетии и Абхазии. Грузия считает, и не без оснований, что если бы Минск пошел на признание этих самопровозглашенных республик, то за ним вынуждены были бы последовать и другие постсоветские государства, ориентированные на Россию. А белорусская позиция в этом вопросе дает другим российским союзникам железное алиби, дескать, если уж Беларусь артачится, то нам сам бог велел не торопиться. Именно поэтому Тбилиси так активно обхаживает официальный Минск, даже пытается выступать в роли адвоката режима А. Лукашенко на Западе. «Никто за Беларусь так не воевал на Западе, как Саакашвили», — признавал белорусский президент.

Год назад президент Беларуси в интервью телеканалу «Дождь» рассказывал, что бывший грузинский президент Михаил Саакашвили приглашал его приехать в Тбилиси с визитом, но он отказался, не желая раздражать Россию. Теперь в Грузии новое руководство, которое уже не воспринимается Москвой так болезненно. И А. Лукашенко решился.

Вряд ли главным содержанием визита белорусского лидера были экономические темы. Товарооборот между нашими странами маленький, около $50 млн в год, это мизер. И никаких особых перспектив активизировать экономические связи на горизонте не просматривается.

Наибольший резонанс вызвала позиция А. Лукашенко о признании Южной Осетии и Абхазии частью территории Грузии. Это подразумевается в подписанном белорусским и грузинским руководителями совместном заявлении и в выступлении президента Беларуси на пресс-конференции в Тбилиси. Отвечая на конкретный вопрос журналиста Грузии на эту тему, А. Лукашенко сказал: «Наша позиция по тем проблемам, которые вы подняли, остается неизменной. В противном случае я бы не приехал». И это сразу дало повод всем СМИ трактовать его ответ как поддержку грузинской позиции по вопросу об Южной Осетии и Абхазии. Например, российское агентство ТАСС сообщило: Беларусь поддерживает «территориальную целостность Грузии в рамках международно признанных границ страны».

Некоторые грузинские эксперты высказали версию, что якобы А. Лукашенко осуществил этот визит по заданию Москвы. Мне так не кажется. Вряд ли России в этом вопросе нужен посредник. Если бы президент Беларуси действительно приехал в Грузию с посланием от В. Путина, то по вопросу о статусе Южной Осетии и Абхазии вел бы себя более дипломатично, не стал бы бередить старые российские раны, нажимать на болевую точку России. Например, когда его спрашивают о принадлежности Крыма, то президент Беларуси уходит от определенности, выкручивается, говорит, что, дескать, надо разделять статус территории де-юре и де-факто. И теперь он мог бы так же ответить и по вопросу о статусе Южной Осетии и Абхазии.

Но он фактически поддержал позицию Грузии. Не случайно МИД Абхазии уже выступил с протестом. Так вполне можно нарваться на неприятный ответ Москвы.

Для чего А. Лукашенко начал играть в достаточно рискованную игру? Думаю, кроме его всем хорошо известного желания понравиться аудитории и сорвать аплодисменты здесь и сейчас, действуют еще два фактора.

Во-первых, большую определенность позиции Минска по защите территориальной целостности постсоветских государств придали действия России в Украине. Дескать, вчера Грузия, сегодня Украина, а кто следующий? Срабатывает инстинкт самосохранения. В этом смысле прошлогодние визиты А. Лукашенко в Киев и нынешний приезд в Тбилиси — явления одного порядка.

Во-вторых, белорусскому лидеру не дают покоя лавры миротворца. Роль Беларуси в урегулировании украинского кризиса немного вскружила А. Лукашенко голову. И теперь он пытается повторить успех, совершить еще один подвиг, примерить на себя статус посредника в урегулировании российско-грузинского конфликта. Ему тесно и скучно в Беларуси, он все время претендует на роль политика мирового масштаба. У него теперь появилась миссия, с которой он и приехал в Тбилиси. Об этом свидетельствуют его пресс-конференция в Тбилиси, длинные рассуждения, намеки и обещание в ближайшее время выступить с миротворческой инициативой.

Визит А. Лукашенко в Грузию имел еще один дипломатический нюанс полускандального характера. Дело в том, что как раз в это время 22—24 апреля Армения отмечала 100-летие геноцида армянского народа в Османской империи. На траурные торжества приглашены многочисленные иностранные гости, в том числе главы постсоветских государств.

Но проблема в том, что Турция не признает ни самого факта геноцида армян, ни своей исторической вины в тех событиях столетней давности и очень болезненно относится к этому юбилею. Чтобы перебить торжества в Армении, турецкое руководство решило в эти самые дни 23—24 апреля организовать праздничные мероприятия, посвященные 100-летию битвы при Галлиполи во время первой мировой войны. Ту битву выиграли турки, не дав французским и британским войскам захватить пролив Босфор. И на торжества по этому случаю в Турцию также приглашены многочисленные иностранные гости, лидеры государств.

В результате руководство всех стран оказалось в сложном положении, встало перед нелегкой дилеммой: куда ехать. Ибо не хочется портить отношения ни с одним, ни с другим государством.

Следовало бы ожидать, что главы стран—членов ОДКБ и ЕАЭС проявят солидарность со своим ближайшим союзником — Арменией, которая также является членом этих организаций, и приедут на торжества в Ереван. Однако это сделал только президент России В. Путин. Другие лидеры постсоветских государств в Армению не поехали. И это не могло не вызвать недовольство Еревана.

Для Беларуси пикантность ситуации в том, что как раз в это время 23—24 апреля А. Лукашенко находился с визитом в Грузии. Это совсем рядом с Ереваном. А ведь Грузию не связывают с Беларусью никакие союзнические отношения, она вышла даже из СНГ.

Думаю, визит А. Лукашенко в Грузию как раз в момент торжеств в Армении все же не демарш, а простое совпадение. Белорусский МИД, который готовил визит, просто не просчитал этот момент, и в результате подставил главу государства. Получилось неловко.

Почему все же А. Лукашенко не поехал в Армению? Причина та же, что и у руководителей других государств. Минск не хочет портить отношения с Турцией. Союзничество с Арменией в рамках ОДКБ и ЕАЭС — это хорошая картинка для обывателя. А когда возникает такая, как сейчас, серьезная дилемма, то выясняется, что эти организации в значительной степени фантомные.

Руководство Беларуси посчитало, что Армения хоть формально и союзник, но бедная страна, что из нее можно взять. А Турция — богатое государство, оно претендует на статус великой державы Ближнего Востока. Турецкий капитал довольно заметен в Беларуси. Турция входит в пятерку лидеров стран—инвесторов в белорусскую экономику. Зачем же все это портить?

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Повышение ставок

Долг платежом красен

Индульгенция на тунеядство