TOP

Николай Кузьмич ищет спонсоров для национальной святыни

Художник-ювелир из Бреста Николай Кузьмич в 2014 году переделал лицевую сторону креста Ефросиньи Полоцкой, который сам и восстановил. Сам нашел спонсоров, сам переделал.Главная сердечная боль сегодняшнего дня художника — обратная сторона креста. Увы, никто не спешит с помощью, хотя на всю работу требуется 15—20 тысяч долларов.

— Вы входите в пятерку самых знаменитых художников-ювелиров мира в технике горячей эмали. Не давит слава?

— Я не отношу себя к знаменитостям.

Культура на пустом месте не растет, да и чудес на этом свете не бывает. А крест Ефросиньи Полоцкой — это, прежде всего, памятник ювелирного искусства. Он нуждается в досмотре. Но сильные мира сего думают иначе…

Image 4446
Фото: Мой Полоцк

— Где же вы нашли спонсоров, чтобы переделать лицевую сторону креста?

— Не буду называть всех поименно, но передайте им через газету огромное спасибо. Крест теперь совершенно другой: приблизился к оригиналу, который сделал Лазарь Богша — с совершенными орнаментами, с ликами святых. Крест можно триста лет переделывать — пределу совершенства нет.

Image 4447
Фото: Мой Полоцк

— Почему же нет должной помощи от государства? Все-таки речь о национальной святыне…

— Я обратился к председателю Брестского облисполкома Анатолию Лису, который переправил мое обращение к митрополиту Павлу. Напрямую к президенту обратиться невозможно… А Павел ответил губернатору: крест в нормальном рабочем состоянии. В общем, опять нужны спонсоры, а спонсоров нет!

— Вы лауреат множества премий, награждены орденами и медалями, с 2004 по 2010 годы возглавляли Брестское отделение союза художников. Вас называют вторым Лазарем Богшей. Должны как сыр в масле кататься …

— О чем разговор… Мне приходится каждый день отрабатывать мое масло, работать не покладая рук. Все гораздо сложнее, чем вы представляете.

— Какие собственные произведения искусства вызывают у вас особую гордость?

— Осенью состоится моя персональная выставка экспериментальной эмали в Минске. К сожалению, в Беларуси нет галерей, способных продюссировать художника, — вообще ничего нет! Закон о драгоценных металлах ставит нас в такое положение, что никто и работать не хочет….

— Что особенного в этом законе?

— Самая большая моя проблема — содержание мастерской. Ведь лицензия на работу с драгметаллами предполагает статус индивидуального предпринимателя: ты должен содержать охрану, иметь «тревожную кнопку» — все сложно. Содержание мастерской обходится в 5—6 миллионов рублей в месяц. Вроде бы и немного — 300—400 долларов. Но ведь вначале их надо заработать!

— На заре своей деятельности вы являлись членом БНФ «Адраджэньне». Почему отошли от общественно-политической деятельности?

— Это было во времена Зенона Пазьняка, у меня даже членский билет есть. Но потом я возложил на свои плечи восстановление креста Ефросиньи Полоцкой — поглотило творчество.

Мои работы еще во времена Советского Союза закупили музеи декоративно-прикладного искусства в России, Германии. Лично передал в Национальный музей 83 своих работы — хоть коллекция сохранится.

— Несмотря на все регалии, вас вряд ли можно назвать любимчиком государства. Не сложились отношения с властями?

— Нет, нормально. 1 мая меня объявили человеком года в области искусства Брестской области. Губернатор пожал руку, мой портрет на доске почета…

Нет никаких проблем с государством. Есть одна — с самим собой: надо переделать обратную сторону креста… И — не могу. Нужна помощь. И государства, и небезразличных людей, меценатов…

Юрий Дубина