• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Военно-полевой роман

Минск посетил министр обороны России Сергей Шойгу. Проведено совместное заседание коллегий министерств обороны двух стран. Мероприятие плановое, рутинное, дежурное. Однако рост военно-политической напряженности в регионе, нынешний контекст белорусско-российских отношений и ряд иных обстоятельств делают этот визит не совсем ординарным.

Посещение Минска чиновником такого уровня всегда сопровождается встречей с А. Лукашенко. Президент Беларуси принимает всех приезжающих сюда российских губернаторов. А министр обороны РФ — фигура более значительная.

Есть еще одно обстоятельство, придающее визиту С. Шойгу больший вес, чем это обусловлено его должностью. В российской политической тусовке существует убеждение, что если вдруг на президентских выборах в России 2018года В. Путин по каким-либо причинам не сможет принять в них участие, то партия власти будет делать ставку на нынешнего министра обороны.

Но А. Лукашенко не оказалось в Минске. Он засиделся в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ). Причем белорусский лидер провел переговоры со многими тамошними официальными лицами, однако с главой ОАЭ, президентом страны, который совмещает свою должность с должностью эмира столичного эмирата Абу-Даби шейхом Халифом бен Заед аль-Нахайяном А. Лукашенко не встречался. Программой визита это не было предусмотрено. И это очень странная и в дипломатической практике довольно редкая ситуация. Если руководитель одного государства приезжает в другую страну, а его не принимает высшее лицо этого государства — это почти скандал.

Переговоры закончились еще 1 ноября. БЕЛТА сообщает, что заключительная встреча президента Беларуси с руководством ОАЭ состоится в субботу, 5 ноября. Т. е. официальные лица эмиратов придут попрощаться. Что делает президент в ОАЭ с 1 по 5 ноября? Видимо, отдыхает. И только официальные информационные службы изо всех сил пытаются внушить, что он напряженно работает.

Но вернемся к визиту С. Шойгу. Существуют довольно противоречивые оценки нынешнего сотрудничества Беларуси и России в военной области.

С одной стороны, две страны с давних пор являются военно-политическими союзниками. Их союз носит институциональный характер. Два государства связаны целым рядом документально зафиксированных соглашений как на уровне международного союза (ОДКБ), так и двухсторонними договорами. НАТО в своих оценках и планировании рассматривает Беларусь и Россию в военном смысле как единое целое. В прошлом году состоялось 26 совместных учений и фактов взаимодействия вооруженных сил двух государств, в 2016 г — уже 38.

Но дело в том, что вся система совместных военных институтов будет реально функционировать только в так называемый «угрожаемый период». Т.е. только в условиях реальной угрозы войны начнет действовать единая группировка войск и единая региональная система противовоздушной обороны во главе с назначенным командующим.

С другой стороны, в независимых СМИ много говорят об угрозе Беларуси со стороны России. Такие опасения время от времени прорываются и на государственном уровне. Белорусские официальные лица трактуют новую военную доктрину как направленную на нейтрализацию угроз как с Запада («цветные революции»), так и с Востока («гибридные войны»).

Сегодня руководство Беларуси пришло к выводу, что зависимость от одного государства, пусть и союзного, является некомфортной, нерациональной по нескольким причинам. Во-первых, Россия уже не в состоянии, как прежде, оказывать такую экономическую поддержку, которая позволяла бы обеспечивать выживание белорусской социальной модели. Более того, в последнее время РФ создает больше проблем для нашей экономики. Нужно искать дополнительные источники выживания и поддержки.

Во-вторых, после Крыма и Донбасса тесные братские объятия становятся просто опасными.

В-третьих, Россия вступила в острый и долговременный конфликт с Западом. И он имеет свою силу инерции. В. Путину на Западе нет доверия. Когда он на полном серьезе уверяет, что российских вооруженных силх нет на Донбассе, то как с ним можно о чем-то договариваться.

Происходит милитаризация России. Каждые несколько дней приходят сообщения, что российские военные самолеты вторгаются в воздушное пространство соседних стран—членов НАТО либо идут на опасное сближение с авиацией этих государств. И в Минске есть естественные опасения, что страна может быть втянута в военные авантюры большого союзника.

Поэтому белорусское руководство пытается, насколько это возможно, дистанцироваться от России, искать новые точки опоры в мире, в том числе на Западе. Выступая месяц назад в Национальном собрании, А. Лукашенко говорил: «Должен признать, что мы часто говорили о многовекторности, но в реальности все-таки летели больше на одном крыле. Однако жизнь показала, что в условиях кризиса в такой ситуации мы оказываемся слишком подверженными риску быть зависимыми от политических настроений в соответствующих государствах. Наша задача — добиться реального позитивного баланса в отношениях со всеми соседями, всеми ведущими геополитическими центрами силы».

Вот и во время визита С. Шойгу из его уст прозвучали заявления, которые не совпадают с официальной политической линией Беларуси. Министр утверждал, что наращивание военного потенциала НАТО «на западных рубежах Союзного государства… подрывают стратегическую стабильность и вынуждают Россию принимать ответные меры оборонительного характера». А министр иностранных дел Беларуси В. Макей во время недавнего визита в Польшу утверждал, что Беларусь не рассматривает укрепление присутствия НАТО в соседних странах как прямую угрозу безопасности нашей страны.

Информация о проведении в сентябре следующего года стратегических учений «Запад-2017» в российских СМИ подается как ответ на военную активность НАТО. Белорусский официоз воздерживается от трактовки этого события в таком контексте.

Очевидно, что союзники не слишком доверяют друг другу. Официальный Минск отверг стремление Москвы иметь на белорусской территории российскую военную авиабазу. А. Лукашенко поставил задачу производить собственное современное вооружение. Ракеты «Полонез» создали с помощью Китая.

В свою очередь, нет особого доверия союзнику и со стороны России. Москва приняла решение о размещении своих частей у самой восточной границы Беларуси — в Клинцах Брянской области и Ельне Смоленской области.

Вот на совместной коллегии в Минске С. Шойгу сообщил, что российские предприятия в 2016 году завершили капитальный ремонт зенитных ракетных систем С-300ПС, переданных ранее Беларуси на безвозмездной основе.

Однако белорусская версия этой «щедрости» России несколько иная. Во-первых, С-300ПС — это не самое новое, еще советское оружие. «Искандеры», новые самолеты РФ давать Беларуси не хочет. Свою авиабазу разместить стремятся, а вот предоставлять в руки союзника грозное оружие — нет. Во-вторых, по версии А. Лукашенко, Россия не хотела передавать нам эти ракеты, а они там «под забором валялись». В-третьих, Беларусь получила эти комплексы не бесплатно, а заплатила, по словам белорусского лидера, $170 млн.

Поэтому белорусско-российское союзничество и выглядит так противоречиво.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Нефтяное проклятие

Транзитные страсти

Контрибуция победителю

Монолог неуверенности