TOP

Опять о судах…

Поводом для этой публикации стали итоги встречи председателя Верховного суда Валентина Сукало с главой государства 17 июля с.г. 

Реформа себя оправдала?

В качестве главного итога встречи отмечено следующее: «Проведенная в стране реформа судебно-правовой реформы себя оправдала».

В дополнение к этому В.Сукало заявил, что «сегодня судебная система достаточно устойчива, рациональна и организационно управляема». При этом численность судейского корпуса остается неизменной, что обеспечивает адекватную загрузку судей и сохранение высокого качества их работы.

В.Сукало заверил журналистов после встречи с А.Лукашенко в том, что «…судебная система готова к работе в новых условиях после оптимизации».

Я не согласен с утверждениями главного судьи Беларуси и попробую это доказать, ссылаясь на некоторые примеры из практики, нормы законодательства о судах и зарубежный опыт.

Разве это суд?

4 июля мне довелось присутствовать на судебном процессе в отношении известного правозащитника Олега Волчека. Его в третий раз судили за одно и то же — участие в «марше рассерженных белорусов» 17 февраля. Дважды его присуждали к 13 суткам ареста, а потом решения отменялись Мингорсудом из-за процессуальных нарушений.

Олег Волчек явился в суд «при параде»: в строгом костюме с галстуком, медалью за участие в боевых действиях и … с большим рюкзаком на случай «посадки». Рядом с ним был опытный адвокат Александр Галеев.

Обвинение строилось на сфальсифицированных материалах, оформленных только через шесть дней после события. Пояснения свидетелей-омоновцев были противоречивые и ложные. Ходатайства Волчека о допросе «его свидетелей» (Геннадия Федынича и Галины Логацкой) суд отклонил, как и ряд других обоснованных ходатайств.

Олег Волчек трижды выражал недоверие судье Евгению Писаревичу, который невозмутимо их отклонял. Он так же раз за разом снимал вопросы, которые задавал свидетелям Волчек и его адвокат.

Судья не посчитал нужным перенести процесс на следующий день, когда рабочее время закончилось. Просьбы Волчека вызвать для него «скорую помощь» игнорировались. И только инициатива присутствующих в зале прервала эту длящуюся пытку в отношении правозащитника. Прибывшие врачи констатировали у него гипертонический криз и рекомендовали госпитализацию. Но отсутствие «правонарушителя» не остановило процесс: судья за рамками рабочего времени принял решение наказать О.Волчека штрафом в 25 базовых величин.

Неужели все в порядке в таком процессе? Неужели судья действовал по закону и в соответствии с нормами профессиональной этики судьи? Присутствующие в зале граждане написали на его действия жалобу в адрес В.Сукало. Посмотрим, как он оценит действия своего подчиненного.

Еще один пример судебного разбирательства — это дело «ошмянских таможенников», которых судят по разным судам Минска и в Минском областном суде.

Лично меня в этом деле многое настораживает: и многочисленные «доработки» материалов расследования, и «перекрестные» признания обвиняемых, и сотрудничество со следствием, и, наконец, готовность многих обвиняемых компенсировать якобы причиненные государству убытки. На завершающем этапе процесса, по сути, шел торг между обвиняемыми и прокурором о суммах компенсации, что стало определяющим фактором при назначении меры наказания. В этой связи несколько раз возобновлялись судебные прения, где прокурор проявлял «милость» к тем обвиняемым, которые оплатили выставленный им счет.

Разве это нормально? Суд закрывает глаза на недоказанность обвинения и принимает во внимание суммы, внесенные обвиняемыми и их родственниками. Тем самым, суд превратился в коммерческую структуру, которая принимает участие в выколачивании денег у обвиняемых.

Можно также утверждать, что нынешние суды выступают в качестве средства расправы над политическими оппонентами власти. Наиболее ярко это проявилось в ходе процессов над участниками уличных акций в конце марта 2017 г. Тогда суды Минска и других городов подвергли арестам и штрафам около 1000 граждан.

Думается, что примеров достаточно для того, чтобы показать иллюзорность нашего правосудия, полную зависимость судов от воли власти и судебного начальства.

Что это за реформа?

Одним из главных достижений судебной реформы В.Сукало называет объединение общих и хозяйственных судов под началом Верховного суда. С этим я также не согласен по ряду причин.

Во-первых, такое объединение произошло на основании президентского декрета от 29 ноября 2013 г. № 6 «О совершенствовании судебной системы Республики Беларусь» и иных сопутствующих актов. Само по себе это — очевидное нарушение Конституции, которая предусматривает создание и деятельность в Беларуси хозяйственных судов и Высшего хозяйственного суда (ст.84, 98, 116). Во-вторых, такой подход противоречит принципу специализации судов, которая наблюдается во всех европейских странах. В-третьих, полновластие Верховного суда привело к жесткой централизации судов, что противоречит принципу независимости суда.

Тем самым, в нынешней судебной системе все судьи выступают в роли исполнителей воли председателей судов и вышестоящих судебных инстанций.

А как в других странах?

Изучение судебных систем стран Европы показывает, что там в достаточной мере обеспечивается независимость и специализация судов. К примеру, в Германии имеется пять ветвей судебной власти: суды общей юрисдикции, суды по трудовым спорам, суды по социальным вопросам, суды по финансам и по налогам, суды по административным делам. Кроме того, есть еще федеральный Конституционный суд, который следит за соблюдением основного закона всеми органами и должностными лицами.

Должность обычных судей замещается по конкурсу. Претенденту достаточно сдать квалификационный экзамен и заявить, что хотел бы стать судьей такого-то профиля и в таком-то месте. Органы судейского самоуправления периодически проводят конкурсы на замещение судейских мест. Все желающие могут принять участие. Работают судьи бессрочно, пока пользуются доверием населения и коллег.

Французская модель судов также отличается развитой специализацией. В частности, там функционирует система общих судов (трибуналов) во главе с Кассационным судом. В рамках общих судов имеются суды по делам несовершеннолетних, суд ассизов (рассматривает дела о наиболее тяжких преступлениях в составе трех судей и жюри в составе 9 граждан), апелляционный суд, а также следственные судьи (проводят расследование по наиболее значимым уголовным делам).

Широкое распространение во Франции получила подсистема административных судов. Для рассмотрения жалоб на их решения созданы 6 апелляционных судов. Высшей инстанцией в сфере административной юстиции выступает государственный совет. Его возглавляет премьер-министр страны, а в его отсутствие — министр юстиции.

Кроме этих судов, во Франции имеется широкая сеть специализированных судов. В том числе: торговые суды, суды по социальным вопросам, морские торговые суды, военные суды. Для рассмотрения дел, связанных с нарушением общественного порядка, созданы полицейские суды.

Судебная система Польши представлена конституционным трибуналом, государственным трибуналом (выносит решения об ответственности высших лиц за должностные преступления), высшим административным судом (с территориальными отделениями в регионах), верховным судом (с иерархией судов в районах, воеводствах, апелляционными судами), а также специализированными судами (по семейным делам, по трудовым делам и социальным вопросам, по исполнению уголовных наказаний и др.).

В России тоже проведены некоторые преобразования в сфере судов. Там повсеместно введен суд присяжных, учреждены должности мировых судей, апелляционные суды. В то же время судебная система России несет на себе родимые пятна советской системы: плохое материально-техническое обеспечение, высокая загруженность, «телефонное право», относительно низкая квалификация судей. До настоящего времени не создана подсистема административных судов.

* * *

Завершая рассуждение о судах, следует сказать, что наши суды на самом деле не являются органами правосудия, поскольку служат интересам действующей власти и полностью от нее зависят. А ведь их основная задача — защищать права и свободы граждан от всяких нарушений (ст.60 Конституции, ст.6 Кодекса о судоустройстве и статусе судей).

На мой взгляд, пришло время отказаться от этой «управляемой» судебной системы. Нужно проводить реальную, а не мнимую судебную реформу. Для этого следует подготовить и принять новую концепцию судебно-правовой реформы. Ее главным постулатом должно быть избрание судей. Это позволит в короткий срок обновить действующую судебную систему и оставить в прошлом наше показное правосудие.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

Как вернуть праздник?

Как улучшить имидж страны?

Можно ли победить коррупцию?

Как прекратить пьянство?