TOP

Политология для белорусских «чайников»

Перед читателями «Свободных новостей» не очередная статья привычного газетного формата. Перед читателями первая глава книги «Политология для беларусских «чайников», которую еще предстоит написать.

От автора

Слово «чайник» в названии книги не выражает негативного отношения автора к читателям. В наше время человек, освоивший одну сложную профессию, по праву считается профессионалом. Но сложных профессий тысячи, и нет ничего зазорного в том, что о существовании большинства из них не подозревают даже профессионалы в квадрате.

В любой практической деятельности существует проблема деревьев и проблема леса. Однако осмысленный разговор как о первой, так и о второй требует теоретической рефлексии.

Бытовой пример: черная кошка нагло перешла дорогу. Многие ли при этом плюнут три раза через левое плечо? Не уверен. Но факт для большинства не останется незамеченным, чего бы не случилось при переходе дороги кошкой иного окраса.

Чем вызвано такая реакция на черную кошку? Существует теоретическая модель, согласно которой черная кошка — замаскированная ведьма. Уровень ее научности в данном случае значения не имеет. Модель существует, всем она известна. И это главное. И так при попытке интерпретировать любой факт.

Интерпретация возможна лишь внутри некоторой картины мира, а в расколотом беларусском обществе соответственно расколоты и картины мира. У ябатек — своя, у протестунов — своя. Как первая, так и вторая является продуктом мифологического мировоззрения.

Свою задачу автор «Политологии для белорусских «чайников» видит в замене отдельных блоков мифологического мировоззрения протестунов на научные. О мировоззрении ябатек речи не идет. Бог им в помощь. Пусть и дальше подобно мелкому частику маринуются в собственном соку.

Для выполнения поставленной задачи автор планирует 1-2 раза в месяц размещать главы книги на сайте «Свободных новостей». На сколько глав хватит знаний автора и терпения редактора — прогнозировать сложно. Но попытка — не пытка.

Сергей Николюк 27.06.2021

Вместо предисловия

В том, что «картину мира» древних греков формировали легенды и мифы, удивляться не приходится. В объяснении нуждается склонность к мифологическому мышлению современного человека.

Этой склонностью активно пользуется пропаганда. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно включить телевизор. Вне конкуренции в шорт-листе государственных мифов первое место занимает миф о компетентном лидере страны, положившем конец «хаосу 90-х». За ним в качестве логического продолжения следует миф об успешности белорусской модели. На третьем месте — миф о многочисленных врагах, порожденных завистью к нашим успехам.

Для понимания природы современных мифов мне потребуется обратиться к басне Ивана Крылова (1769-1844) «Свинья под дубом». Из советского школьного учебника басня перекочевала в белорусский, тем не менее кратко изложу сюжет.

Свинья, наевшись желудей, принялась подрывать корни дуба. На справедливое замечание ворона, что таким образом она наносит вред дереву последовал ответ: «Лишь были б желуди: ведь я от них жирею». Огласить мораль басни Крылов доверил пострадавшему дубу:

«Когда бы вверх могла поднять ты рыло,
Тебе бы видно было,
Что эти желуди на мне растут».

Предлагаю, однако, посмотреть на басню глазами человека, знакомого с азбучными социально-политическими истинами.

Свинья — это прототип обывателя, погруженного в бытовые проблемы. О существовании мира политических, социальных и экономических процессов он в лучшем случае догадывается. Этот чужой для него мир. Понять связь между качеством и количеством доступных желудей и решениями, принимаемыми наверху, ему сложно.

Тем не менее в целостной «картине мира», подтверждающей его личную значимость, наш герой нуждается. Миф и предоставляет ему такую возможность. Преимущество мифа над научной заумью в простоте, в способности дать понятные и непрофессионалу ответы на любые мировоззренческие вопросы.

Отсюда проблема, которую предстоит решить автору: сделать бесконечно сложное доступным для понимания.

Насколько ему удалось пройти между Сциллой мифа и Харибдой наукообразности (на высокую науку автор не претендует) — судить читателям, если таковые найдутся.

Глава I. Если не он, то кто же? (современный взгляд на роль личности в истории)

Для начала предлагаю представить немолодого мужчину по фамилии Сидоркин. Наш герой за свою жизнь не только посадил дерево, вырастил сына и построил дом, но в придачу к стандартному набору бытовых достижений освоил одну сложную современную профессию.

Представили? А теперь внимание, вопрос: сможет ли Сидоркин провести рядовую полостную операцию (вырезать аппендицит, например) при условии, что с медициной наш профессионал не связан?

Ответ очевиден. Но почему? По кочану! Инженеров у нас готовят максимум 5 лет, врачей — 6. Но после получения диплома будущему врачу необходимо пройти интернатуру и/или ординатуру (чем они отличаются — разобраться не смог). А это еще от 1 до 3 лет.

Современный мир характеризуется высоким уровнем разделения труда. Счет сложных профессий идет на тысячи, и дай Бог овладеть хотя бы одной. Овладел — профессионально состоялся. Сам гордись и пусть твои дети и внуки тобой гордятся.

С аппендицитом разобрались. А как на счет политики? Сможет ли Сидоркин, чей горизонт понимания задают ток-шоу на ТВ, претендовать на собственное мнение?

Я неоднократно задавал своим собеседникам подобный вопрос, но каждый раз ответы разделялись. Удивляться этому не приходится. В политике, как и в футболе (воспитании детей, солении огурцов и т.п.), разбираются все. Так ли оно на самом деле — не уверен. Но мнение такое имеется, и оно не высосано из пальца.

Два первых вывода

Современный человек живет одновременно в двух мирах. Первый в социальных науках принято называть «ближним кругом». У каждого он свой, и состоит из лично знакомых нам людей: члены семьи, коллеги, соседи, одноклассники, однокурсники, любовницы… Всех не перечислишь. Отношения внутри ближнего круга выстраиваются как на рациональной основе, так и на эмоциональной.

Но кроме ближнего круга существует дальний круг. Поясню на примере лампочки, загорающейся при нажатии на выключатель. Казалось бы, где тут повод для удивления? Но не спешите. Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается.

Лампочка загорится лишь в том случае, если владелец помещения заключит договор с соответствующим подразделением ГПО «Белэнерго». Электроэнергию вырабатывают на электростанциях. Электростанциям требуется топливо, например, газ. Газ добывают в Западной Сибири. Так мы дойдем до геологов. Если же учесть изготовителей соответствующего оборудования, то счет работников, обеспечивающих свет в наших домах, пойдет на миллионы.

Амногих ли мы знаем лично? Я — ни одного! Тем не менее проблем со светом ни у автора, ни у его соседей по подъезду нет.

Вот как это чудо-чудное объясняет историк Юваль Харари, чьи книги переведены на десятки языков: «Современное человечество правит планетой не потому, что отдельно взятый человек более умный и более умелый, чем отдельно взятый шимпанзе или волк, а потому, что Homo Sapiens — единственный на земле вид, способный гибко взаимодействовать в многочисленных группах. Интеллект и производство орудий были, конечно, тоже очень важны. Но не научись люди гибко взаимодействовать в массовом масштабе, наши изобретательные мозги и умелые руки до сих пор были бы заняты расщеплением кремня, а не атомов урана».

Время сделать первые выводы. Их два:

— в ближних и дальних кругах жизнь регулируется разными законами;

— большинство людей об этом не догадывается и с помощью своего личного опыта, полученного в ближнем круге, пытается объяснить происходящее в круге дальнем.

Перенесение личного опыта на дальний круг — типичная ошибка носителей догосударственной культуры. Ее среднестатистического представителя и описал Крылов. В реальной жизни осознать наличие границы между малым и ближним кругами не каждому под силу. Без способности к абстрактному мышлению тут не обойтись.

Вспомним бравого солдата Швейка из бессмертного романа Ярослава Гашека. Подобно 7-летниму ребенку он мыслил конкретными категориями, любые абстракции (а все понятия, связанные с государством — это абстракции) были ему недоступны, что и подтверждает следующий диалог:

«Господин с лицом преступника заскрежетал зубами.

— Предъявленные вам обвинения и совершенные вами преступления свидетельствуют о том, что вы в полном уме и здравой памяти.

И он тут же перечислил Швейку целый ряд разнообразных преступлений, начиная с государственной измены и кончая оскорблением его величества и членов царствующего дома. Среди этой кучи преступлений выделялось одобрение убийства эрцгерцога Фердинанда; отсюда отходила ветвь к новым преступлениям, между которыми ярко блистало подстрекательство к мятежу, поскольку все это происходило в общественном месте.

— Что вы на это скажете? — победоносно спросил господин со звериными чертами лица.

— Этого вполне достаточно, — невинно ответил Швейк. — Излишество вредит.

— Вот видите, вы же сами признаете…

— Я все признаю. Строгость должна быть. Без строгости никто бы ничего не достиг. Это, знаете, когда я служил на военной службе…

— Молчать! — крикнул полицейский комиссар на Швейка. — Отвечайте только, когда вас спрашивают! Понимаете?

— Как не понять, — согласился Швейк. — Осмелюсь доложить, понимаю и во всем, что вы изволите сказать, сумею разобраться.

— С кем состоите в сношениях?

— Со своей служанкой, ваша милость.

— А нет ли у вас каких-либо знакомств в здешних политических кругах?

— Как же, ваша милость. Покупаю вечерний выпуск «Национальной политики», «сучку».

— Вон! — заревел господин со зверским выражением лица».

Согласно современным исследованиям, среди взрослого населения США бравых солдат Швейков не менее 30%. Какова их доля в белорусском обществе — наука умалчивает, но не приходится сомневаться в том, что она измеряется десятками процентов.

Это отечественные бравые солдаты, перенеся свои представления о семье на государство, породили феномен «БАТЬКИ». Его биографы против такого переноса не возражали, о чем свидетельствует фрагмент первого варианта официальной биографии на главном сайте страны: «А.Г. Лукашенко дорожит поддержкой людей и гордится тем, что в народе его называют «батька» — так всегда называли у нас людей авторитетных, мужественно защищавших интересы семьи и общины… » (выделено. — С.Н.)

Переход от догосударственной культуры к государственной — это не событие, это —процесс, растягивающийся на века. Но если в обществе представление о ценности государства заменяется представлением о ценности семьи, то необходимо быть не просто оптимистом, а оптимистом в квадрате, чтобы использовать слово «общество» применительно к населению страны.

«Общество, — поясняет директор «Левада-центра», социолог Лев Гудков, — это устойчивая система социальных отношений, основанных на солидарности и взаимных интересах, не предполагающая отношений господства и подчинения, имеющая многообразные формы самоорганизации».

Ау, общество!

На какой стадии формирования белорусского общества мы находимся — вопрос открытый. Социологи, кормящиеся из бюджета, т.е. за счет налогоплательщиков, делиться своими знаниями с налогоплательщиками не желают. Независимые же социологи загнаны под плинтус. Ожидать от них серьезных прорывов не приходится.

«Архаизация как категория общественных наук»

Современная полная семья, как правило, состоит из супругов и одного ребенка. В подобных микроколлективах вклад каждого супруга в развитие/деградацию семьи огромен. Но Божий дар не следует путать с яичницей, а государство с семьей.

Белорусская модель — это результат ежедневных практик 9,3 млн человек. Для того, чтобы разглядеть чейто персональный вклад, пусть даже речь идет о вкладе самого выдающегося ее представителя, потребуется не просто микроскоп, а микроскоп электронный. Желательно последней марки.

Тут перед нами во весь рост встает вопрос о роли личности в истории. У марксистов на него был свой ответ. Они признавали «способность выдающихся личностей оказывать значительное влияние на развитие общества. Однако подобное влияние возможно лишь в том случае, если идеалы и действия такой личности основываются на правильном понимании интересов и потребностей передового класса общества, являются выражением назревших исторических задач, соответствуют объективному ходу истории…»

Практика, однако, показала, что для оказания значительного влияния выдающейся личности не обязательно действовать в интересах передового класса общества. Порой можно поступать с точностью до наоборот.

Очередная цитата. На этот раз позаимствованная из статьи «Архаизация как категория общественных наук» историка Александра Ахиезера: «Общество, личность отвечают на кризисную ситуацию, на опасности, либо вырабатывая инновационные идеи, открывающие новые творческие возможности более эффективных решений, либо на основе возврата к старым ценностям, оправдавших себя в прошлом».

В 1991 г. советский человек подобно витязю на картине Виктора Васнецова оказался на распутье. Нет ничего удивительного в том, что в подавляющем большинстве случаев из двух возможных вариантов он выбрал второй.

В Беларуси доля городского населения превысила долю сельского в 1975 г. (формальный признак перехода от сельского общества к индустриальному). Соответственно, самыми массовыми избирателями в 1994 г. были горожане в первом поколении. Попав в город, в сложный и опасный мир урбанизации, они вели себя в полном соответствии с ценностями локальных сельских миров. Они нуждались в батьке, и они его получили.

О какой самонадеянности речь?

Но какими бы личными качествами и какими полномочиями не обладал батька (Лидер нации, Елбасы, Пешви миллат и т.п.), его способность влиять на процессы в стране не следует преувеличивать.

Проиллюстрирую данную мысль на примере главного льновода страны, трижды посетившего Оршанский льнокомбинат.

Его первый визит в 2010 г запомнился оценкой «работаем из рук вон плохо», и указанием «Льну в Беларуси быть».

Промежуточный результат выполнения указания был подведен в 2014 г.: «Были приняты решения о том, сколько иметь льнозаводов. Определились с технологией выращивания, оптимальными сроками сева и уборки льна, расстила и подъема тресты. Расставили приоритеты по техническому переоснащению льносеющих хозяйств и льнозаводов. Выработали подходы к модернизации Оршанского льнокомбината как важнейшего звена всего производственного и маркетингового цикла — от заготовки сырья до реализации готовых льняных изделий. Что имеем по факту?»

Для ответа на вопрос, поставленный ребром, нам потребуется перенестись в 2018 г. Через четыре года выяснилось, что ситуация «не радужная». Имеется «маленький-маленький прирост… Но это же слезы». И что самое обидное, «эффективных решений не предлагают ни губернаторы, ни правительство».

Правительство и губернаторов в Беларуси меняют регулярно. Так в чем проблема? Неужели не на тех меняют? Кадровая политика — дело тонкое. «Кадры решают все, а не кобылы и машины». С этим высказыванием главного кадровика союза нерушимого республик свободных знаком, полагаю, каждый. А толку?!

За неимением собственных мыслей ответ предлагаю поискать в книге нобелевского лауреата, экономиста Фридриха Хайека «Пагубная самонадеянность».

О какой самонадеянности речь? О самонадеянности, «будто человек способен «лепить» окружающий мир в соответствии со своими желаниями».

Понятно, что чем выше индивидууму удалось вскарабкаться вверх по административной лестнице, тем крепче его вера в свою способность заниматься «лепкой».

Но почему данный вид самонадеянности Хайек считает пагубной? Открываем книгу: «Человеческое знание, как было известно еще Адаму Смиту, распылено. Он писал: «Очевидно, что каждый человек, сообразуясь с местными условиями, может гораздо лучше, чем это сделал бы вместо него любой государственный деятель, судить о том, к какому именно роду отечественной промышленности приложить свой капитал и продукт какой промышленности может обладать наибольшей стоимостью».

Государственный деятель, монополизировавший права на принятие экономических решений (впрочем, не только экономических), — это аналог слона в посудной лавке. Будь он хоть семи пядей во лбу, современников от необходимости собирать черепки это не спасет.

Выходит, что роль личности в истории близка к нулю? Это еще одна крайность, в которую я не рекомендовал бы впадать. «Имея дело с окружающей нас материальной средой, — поясняет Хайек, — мы иногда действительно можем достигать поставленных целей, но, не пытаясь осмысленно складывать имеющиеся элементы в желательный нам порядок, а полагаясь на самоупорядочивающиеся силы природы. Именно так мы поступаем, когда вызываем, например, процессы образования кристаллов или новых химических веществ».

Парк высоких технологий — пример успешно реализованного проекта «под крышей» Белорусской модели. Все, что требовалось от государства, — это создать условия для саморазвития, и оно на это согласилось. Отсюда и результат.

***

Если не он, то кто же? Специалистов по поиску ответов на современные вызовы «на основе возврата к старым ценностям» в Беларуси не меньше, чем у сучки блох. Иное дело специалисты, способные вырабатывать инновационные идеи.

Безусловно, имеются и такие. Для того, чтобы из числа вторых, а не первых, формировалась политическая элита страны, должен быть задействован особый механизм кооптации в элиту, имя которому «демократические выборы». Иначе в считанные годы элита деградирует до клики, что в переводе с итальянского означает «шайка, банда». Но это тема для отдельной главы.

Сергей Николюк, политолог