TOP

НЭП или командно-административная экономика? Свобода остается главным дефицитом в Беларуси

Изображение: Депозитфото

30 мая в Минске прошло совещание по законопроекту о совершенствовании социально-экономической политики, целью которого объявлено «стремление устранить негативное влияние западных санкций на экономику Беларуси».

Некоторые СМИ назвали законопроект НЭПом.

Предлагаемые меры носят временный характер – до конца 2023 года.

Руководитель Беларуси признал, что «отечественные предприятия действительно сталкиваются с барьерами, искусственно созданными на внешнем контуре. Они затронули все этапы производственного процесса: закупку сырья, материалов, транспортировку, расчеты, финансы, кредитную поддержку, продажи на экспорт».

Продажи калия и нефтепродуктов, которые занимают 13% всего экспорта, физически упали и повлияли в целом на результат промышленного комплекса.

Александр Лукашенко озвучил инструменты смягчения санкций: срочная переориентация экспортных потоков, жесткая экономия бюджетных расходов, особенно на непервоочередные стройки и закупки, а также агрессивное импортозамещение в рамках тех программ и планов, которые уже утверждены.

Прозвучало и требование разобраться с отъездом работников из регионов: «Остановите отток специалистов в областные города и столицу. Через предоставление жилья, распределение специалистов вузов, льготы и прочее – это ваши вопросы».

На совещании озвучивались идеи ввести таможенные и налоговые отсрочки, мораторий на рост имущественных налогов, а также запрет на выборочные проверки.

«Чтобы не докатиться до горячей войны, давайте раздеваться и работать», – трансформировал А.Лукашенко собственную знаменитую фразу.

Помогут ли озвученные предложения смягчить последствия экономических санкций со стороны Запада? Спросили у экспертов.

«Обычная планерка с затертыми идеями»

– Как все знакомо, сколь часто это уже звучало… «Достичь», «нарастить», «убрать», «победить» – заезженная декларация светлого будущего, ничего больше, – считает кандидат экономических наук Виктор Терещенко.

– Но ведь названы инструменты для преодоления негативных последствий западных санкций: срочная переориентация экспортных потоков, жесткая экономия бюджетных расходов, агрессивное импортозамещение…

– А разве это инструменты? Всего лишь тезисы, озвучены некоторые направления деятельности… Но какие конкретно предложения правительства? «Увеличить экспорт», «провести переориентацию рынков» – так все это мы слышим десятилетиями. Какие права предоставлены руководителям предприятиям по продаже своей продукции? Есть ли видение маркетитнговой стратегии в новых условиях? Чтобы произведенная продукция шла не на склад и не вносилась в ВВП, а реально и вот сейчас продавалась? Получили ли директора предприятий право продавать произведенную продукцию? Не похоже, раз на складах пылится продукция на сотни миллионов долларов.

Виктор Терещенко полагает, что совещание носит ритуально-пропагандистский характер:

– Конечно, пенсионеры услышат в прозвучавшем, возможно, что их пенсии в ближайшем будущем будут защищены. Но разве это спасет экономику от последствий санкций?

Экономист полагает: идея закрепления кадров на местах через предоставление жилья, распределение специалистов вузов, льготы не даст результата, о чем свидетельствует динамика сельских и городских жителей:

– Кто заставит сельчанина оставаться в деревне? В колхозе платят копейки, президентские домики заброшены – в моем районе через хозяйство забиты окна в домах. В регионах занятость все уменьшается и уменьшается. Люди мигрируют туда, где они чувствуют стабильность, – подытожил Виктор Терещенко.

«Старые песни о главном»

Главным нарративом пропаганды становится вечная борьба с последствиями санкций, а не их преодоление, считает кандидат в президенты Андрей Дмитриев.

– Кажется, за последние полтора года беларусский руководитель свято уверовал в то, что можно просто приказать – и результат будет достигнуть: приказать не болеть коронавирусом, приказать расти экономике… Но чтобы не болеть, нужны еще ресурсы, средства и забота.

Так и в экономике. Для ее здорового функционирования нужна не вертикаль власти, а горизонталь общества и бизнеса.

Лукашенко, кажется, абсолютно убедился, что не существует иной, кроме командно-административной экономики. Иначе потеряешь контроль над процессами, а тогда общество начинает думать не только о выживании, но и о правах. А чем это заканчивается, мы уже видели.

Действительно, административно-командная система дает контроль. Вот глава государства и говорил про военное время – тем самым он выдал индульгенцию власти: ставка делается на внедрение командно-административной экономики с выживанием частной.

Я слышу все те же старые песни о главном. В 2015 году мы с Татьяной Короткевич говорили про заводы-зомби, в 2020-м, баллотируясь кандидатом в президенты, я критиковал устаревшие методы управления. Время летит, а никакого движения вперед.

– Как долго командно-административная экономика позволит удерживать контроль над ситуацией?

– Как и любая мобилизационная модель, она не сможет просуществовать долго, а эффект будет кратковременным, любой долговременный устойчивый эффект в таких условиях недостижим.

Мы будем наблюдать стремительный рост – семимильными шагами – зависимости экономики от внешних источников, а если более точно, то в нынешних условиях только от одного источника – от России.

Страна оказалась в состоянии вечной борьбы. Если раньше мы «боролись» только раз в году – бились за урожай, то сейчас каждый день ждет борьба с санкциями. Причем не преодоление санкций, а именно ежедневная борьба с ними.

Хотя даже в сегодняшней ситуации есть много внутренних инструментов, которые позволяют развивать экономику. Нужно хотя бы дать экономическую свободу людям: разреши самому решать, что сеять и когда убирать, определять, что производить и как продавать…

Но свобода – главный дефицит в нашей стране.

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.