Курсы валют

Доллар США
2.4214
Евро
Российский рубль

Погода

21..23 °C

Культура

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ-8

Image 5813

Политический детектив Ольги Абрамовой.
Всякие сходства с белорусскими реалиями и персонажами случайны.

(Продолжение. Предыдущие главы на странице автора)

Одиссей вышел и вскоре вернулся с прехорошеньким мальчишкой лет пятнадцати-шестнадцати. Я даже позавидовала его девичьим ресницам и нежному румянцу на смуглой коже. Позже выяснилось, что парню — почти «тридцатник». Он просто очень следил за собой.

Мы с Григорием сразу поладили. Поскольку увольнялась я по собственному желанию, то и недобрых чувств к новому «наперснику» босса не испытывала. Хотелось поскорее сбросить с себя вериги и стать свободной. Только теперь поняла, как тяготили меня служебные отношения с Одиссеем весь последний год. Хотя, конечно, научилась я у него многому. Буду справедливой.

Летом я сдала дела в парламенте и поступила в заочную аспирантуру. Продолжала писать для газеты. Стремительно ворвалась в круг «осиротевших» подруг (так они мне говорили). Съездила на море. Обзавелась необременительным бойфрендом. Короче, жизнь была прекрасна и удивительна.

В августе того года мне позвонил Командор. Попросил о приватной встрече. Выяснилось, что есть у него планы поучаствовать в «гранд-кампании». Выдвигаться кандидатом в президенты. Причем не спарринг-партнером. Не бутафорской «подтанцовкой» для премьера. А реально. Мечтает вывести страну из прорыва. И он просит моей помощи.

Дело в том, что за время работы во фракции я побывала по указанию бывшего шефа на множестве курсов для политтехнологов. Обучалась на тренингах как в самой Бланконии, так и за рубежом. Откуда привозила буквально чемоданы литературы по профильным вопросам. Писала методички под будущие выборы для фракции. Проявила хорошие организаторские способности. Доказала свою компетентность во многих вопросах.

По словам Командора, получалось, что лучше моей кандидатуры на пост начальника его предвыборного штаба просто нет.

Сразу ответила, что должна подумать. Неделю. Что если соглашусь, то начштаба для Командора буду подбирать сама. Просмотрю кадровый потенциал всех его сподвижников.

Начштаба — ключевая фигура на выборах. Он должен быть предельно функционален и пользоваться безусловным доверием кандидата и руководителя кампании. Все нервные нити и узлы в организационно-техническом смысле завязаны именно на начальнике штаба. В вопросе подбора «ядерного» персонала ошибки недопустимы. Коней на переправе не меняют. Что означает: эта ключевая фигура обязана эффективно отработать с первого дня выборов до последнего. Без этого не выиграть.

Если я решу включиться в дело, за мной будет общее руководство всей кампанией. Никаких разногласий в команде, включая и публичные споры кандидата со мной, я не потерплю. Все участвующие должны собраться в мощный кулак. Стать единой волей. Волей к победе.

— Согласен. Но есть одна проблема. Можешь сказать, почему ты ушла от Одиссея? Мы с Делоном были уверены, что вы поладили. Прости, что лезу не в свое дело, но вы выглядели командой. А мне важно знать причины, почему вы разбежались. Если это что-то женское, личное, можешь не отвечать. Но если что-то другое, то желательно знать, что именно. Как я говорю, информация — мать правильных решений. Не хочу, чтобы ты бросила и меня в середине дела. Я ведь тоже не сразу пришел к тебе. Долго выбирал кандидатуру и взвешивал все «за» и «против». Надеюсь на честный ответ.

— Ответ простой: не сошлись характерами. Мы слишком разные, чтобы работать в одной упряжке. Этого достаточно?

— Пока да. Решайся скорее, — и за дело. Ох, забыл! Одиссей не будет пытаться тебя перекупить? Такое возможно? Ты же понимаешь, платить я тебе буду хорошо, не вопрос. Зарплату определишь себе сама. Как и премиальные. Но мои возможности с его по-любому несравнимы. Что скажешь?

Ответила Командору, что денег в мире столько не напечатано, чтобы меня купить. И никогда напечатано не будет. Что если я с кем не хочу работать, то и не стану. Хоть за все золото мира, — для меня это роли не играет.

Напомнила: когда Командор приглашал меня на работу, речь шла о должности пресс-секретаря фракции. А не об исполнении ролей денщика, машинистки, шута, эскорта на деловые встречи и девочки на побегушках в одном лице в крепостном театре лидера этой самой фракции. Мы так не договаривались.

Пусть Командор не сомневается, если приму его предложение, работать с ним буду не за страх, а за совесть. Оплата здесь — дело десятое. Главное — уговор и точное определение моих функций и полномочий.

…Простить себе не могу, что не задала тогда Командору встречный вопрос. А он-то не бросит меня в середине дела?

1.8. Мужские игры

С сентября я вернулась в парламент. Правда, на другой этаж и в другой кабинет. Командору, как заместителю председателя комиссии по госстроительству, выделили помещение для работы из трех комнат. «Распашонкой». В главной из них было два окна. Что на номенклатурном языке означало: уважают.

Во второй комнатушке разместилась я. В третьей — помощник Федор. Он был порученцем и наборщиком текстов. При необходимости мог сесть за руль и отвезти Командора, куда требуется.

В отличие от «покоев» сибарита Одиссея с современным интерьером и новой оргтехникой, Командор организовал пространство просто и функционально. Обошелся скромными возможностями госслужбы. Все нужное должно было быть под рукой. Вот что было главным.

Мой новый шеф имел привычку по-крестьянски экономить на всем. Приходилось через Федора по два-три раза напоминать, что закончились запасы чая или кофе для гостей, конфеты, печенье, салфетки…

Но работать было не в пример спокойнее. Правда, округ свой Командор подзапустил с этими частыми загранпоездками и предвыборными планами. Разбирая его парламентскую почту, обнаружила, что в последние полтора года депутат вообще никак не реагировал на письменные обращения своих избирателей. Чем не только нарушал закон, но и обижал доверившихся ему людей.

Несмотря на занятость оргработой по подбору кадров на конкретные виды деятельности и в регионы под выборы, разгребла бумажные завалы. Провела инструктаж Федора по оформлению запросов в служебные инстанции. Выделила ему в помощь бывшего работника прокуратуры, впавшего в немилость у начальства и перебежавшего в помощники к перспективному политику. За неделю оба оформили и разослали всю исходящую почту. Делов-то, как говорила моя бабушка!

Когда Одиссей впервые увидел меня в парламенте вновь, он переменился в лице. Даже сделал шаг навстречу мне. Но потом поздоровался и прошел мимо. Чувствуется, что удар по самолюбию был ощутимым. Былая креатура ушла не в белый свет, а к сопернику. Очевидно, возникли и некоторые опасения. Вечером того же дня политик позвонил мне домой и посчитал нужным напомнить о данных ранее обязательствах не разглашать сведения о нем и его делах. Заверила, что может не беспокоиться.

…Бедный Делон! Он рвался между двумя прежними друзьями, а ныне — соперниками. Вот кому не позавидуешь! Даже со мной делился своими переживаниями. В шутку спрашивал «дельфийского оракула» — мою женскую интуицию, как ему быть. Пойти направо? Или налево? Или прямо?

Ответствовала: куда бы ни пошел — выбора не избежать. Если только не взять бюллетень на все месяцы до времени «Ч». Так что пусть уж определяется поскорее. Здоровее будет.

Тогда Делон решил поставить вопрос по-другому: кто выиграет выборы — премьер с Одиссеем или Командор без помощи госаппарата?

На этот вопрос отвечать мне было легко. Мы провели по всей стране репрезентативные социологические опросы. Командор уже до старта кампании ушел в отрыв от непопулярного в народе премьера. Оно и понятно: критиковать — выгодная позиция. А Командор нес власть по кочкам с невиданным пылом. Во время сессий число его выступлений доходило до восьми-девяти раз в день. Оратор обвинял главу правительства во всем: от бедственного положения рабочих градообразующих предприятий до появления на улицах бродячих животных или нашествия крыс на городские кварталы.

Технология процесса была такова. Утром Командор просматривал свежую «желтую» прессу и все, что будоражило воображение, вбрасывал в зал для голосования. Откуда шла прямая трансляция заседаний парламента. Телезрители просто обожали смотреть раздел «Разное». Там депутаты говорили о жизненных проблемах.

Командор не заморачивался проверкой достоверности «жареных» фактов. Действовал по принципу «утром в газете — вечером в куплете». Из времен социализма вынес правило: «Зря у нас не напишут». Вслед за популярным политиком так начинала считать и вся остальная страна.

Управы на Командора не было. За ним была депутатская неприкосновенность. В клевете не обвинишь — парламентарий давал вторичную информацию, уже опубликованную в СМИ. Тогдашние власти могли только надеяться на то, что аппарат на выборах не подведет. А любой слух сам собой умрет на девятый день. Если его не опровергать, а просто не обращать на него внимания.

Когда был дан старт избирательной кампании, Командор официально возглавил список сборщиков подписей. Под предлогом участия в первом этапе, необходимом для регистрации кандидатом, он начал поездки по регионам. Там повсеместно работали наши штабы.

Командор светился на постах по сбору подписей, улыбался, пожимал руки, раздавал автографы. А вечером обычно выступал в местном клубе. Или на стадионах. Как популярный депутат, а не будущий претендент на высшую власть. Каждый день сначала десятки, а потом и сотни людей добровольно вливались в его команду, становились волонтерами. Стояли в пикетах, ездили в общественном транспорте, ходили по дворам, спорили у магазинов, где заводили дебаты о политике и кандидатах. И скрытно, якобы от себя лично, вели агитацию за нашего кандидата еще до его регистрации.

«Наш президент». Так начали называть Командора с подачи одного бульварного листка. За ним стояла группа интеллектуалов, под заказ разрабатывавшая для нас тактику адресной работы с различными группами населения. Собирались они обычно на загородной даче редактора издания, где адаптировали непрерывно поступавшие данные социологических опросов к особенностям образа кандидата. Пикантно, что с некоторых пор нашей команде заказывать эту информацию не требовалось. Итоги опросов вместе с готовой интерпретацией тайно, под покровом вечера, передавали мне завербованные мной дружественные ученые из государственных социологических центров. Сами опросы оплачивались из госбюджета по заказу премьера.

Рейтинги Командора росли как на дрожжах. Если тенденция сохранится до выборов, то у него — все шансы на победу в первом туре. Надо только суметь зарегистрироваться кандидатом.

(Продолжение следует.)

Ольга Абрамова

Первая книга Ольги Абрамовой «Обожженная холодом» уже в продаже в «Академкниге» (ст. метро «Академия наук», Минск, пр. Независимости, 72)

Читайте также:

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ-7

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ-6

Справедливость и/или закон?

Стена

Добавить комментарий