Курсы валют

Доллар США
2.444
Евро
Российский рубль

Погода

18..20 °C

Культура

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ-9

Image 5813

Политический детектив Ольги Абрамовой.
Всякие сходства с белорусскими реалиями и персонажами случайны.

(Продолжение. Предыдущие главы на странице автора)

И Делон сделал выбор. Он стал везде появляться публично вместе с Командором, чего прежде избегал. Дистанцировался от Одиссея, хотя, как и раньше, старался ладить с ним в неофициальной обстановке.

Одиссей тоже выдвинул свою кандидатуру в качестве претендента на высший пост в государстве. Но реально руководил работой команды премьера. При финансовых возможностях политика-бизнесмена собрать необходимые подписи не представляло для него проблемы. Он просто установил двойную сдельную оплату для сборщиков подписей по сравнению со средней по стране в этой кампании.

При этом «фильтры» у Одиссея в команде были самые жесткие. Некачественные или вызывающие сомнения подписи безжалостно браковались. И, соответственно, не оплачивались. Ежедневно по десять часов на телефоне работали пять диспетчеров, по выборке прозванивавшие телефоны людей, чьи подписи предъявлялись на проверку. Недобросовестных сборщиков тут же изгоняли из рядов команды.

Мне такие требования со стороны казались архитектурным излишеством. К чему так усердствовать, если победу уступишь другому?

Извечный перфекционизм Одиссея вызывал раздражение. Не только у меня, но и у Командора. Тот ревниво следил за работой команды бывшего друга, нервничал и понукал наш штаб. Все ему было не так. «Не так стоишь, не так свистишь, не так летаешь». Да-да, в точности, как в известном анекдоте. О бабе-яге, Змее Горыныче, Соловье Разбойнике и похмельном Илье Муромце.

В поездки по регионам я выделила «кандидату в кандидаты» двух сопровождающих с охранными навыками. С некоторых пор опасалась отпускать Командора вояжировать одного. Из-за возможных провокаций. Поскольку координация работы команды требовала моего присутствия в центральном офисе, далеко не всегда удавалось сопровождать нового шефа в разъездах.

Чуяло мое сердце беду. Как выяснилось позднее, Командор и Делон иногда по-мальчишески сбегали поздним вечером из-под надзора и ехали погонять на машине за город. Сбрасывали накопившееся за день нервное напряжение.

И вот однажды друзья решили организовать очередной такой «праздник непослушания». По колеям и колдобинам возле частного сектора тронулись на джипе в сторону пригорода. Давно стемнело. В том районе придорожные фонари были перебиты хулиганами или неисправны. 90-е годы, чего хотеть!

За рулем сидел Командор. Делон ему что-то рассказывал. Как вдруг машина подпрыгнула на препятствии, переехала что-то мягкое и стала. Оказалось, водитель среагировал и тормознул. Он спросил: «Что это было? Мне не показалось?»

— Дай фонарик, я выйду. Что-то мне это не нравится, — пробормотал Делон и выбрался из машины.

Под колесами автомобиля лежал мертвец.

— Дела-а… — потрясенно протянул Делон. — Ну, и что будем делать?

Командор уже был рядом с ним и присел на корточки: «Послушай, он же не дышит! И какой-то холодный! Похоже, лежит здесь довольно давно». Он выпустил руку трупа, на запястье которой до того пытался нащупать пульс. Она упала на землю с глухим стуком.

Политик потер вспотевший лоб: «Знать бы, что нас никто не видел… Влипли мы крепко. Что мы можем сделать? Надо уезжать, пока никого нет. Хотя, нет… Слушай, позвони Одиссею! Он что-нибудь придумает. Я звонить не могу. Не знаю, что сказать».

У Делона и Командора уже тогда были мобильные телефоны. Из первых. Громоздкие и тяжелые, как утюги. Делон обожал «понтоваться». Его телефон почему-то звонил именно тогда, когда владелец пребывал в гуще масс: на собрании актива или на пресс-конференции. Я подозревала, что мой друг либо раздавал свой номер поклонницам направо и налево, либо просил кого-то звонить ему именно во время проведения мероприятия. Надо было видеть, каким довольством лучилось лицо красавчика, когда он на глазах у всех доставал из дипломата престижную техническую новинку и говорил в микрофон: «Аль-ле…». Протяжно и со значением.

Хорошо, что у Делона был номер одного из нескольких мобильников Одиссея. Тот сразу ответил. Наверно, еще не ложился. Сказал, будет через десять минут, когда узнал адрес места происшествия.

И действительно, приехал довольно быстро. Тоже пришел к выводу, что ничего криминального друзья не совершили. Что потенциальный пострадавший от наезда давно и безнадежно мертв.

Как прирожденный лидер, Одиссей сразу начал распоряжаться. Достал из своей машины ежедневник и занес туда сведения о наезде со слов Командора. Попросил поставить дату и время и расписаться под записью обоих. Под действием эмоций от пережитого и Командор, и Делон вели себя, как зомби. Они беспрекословно выполняли все указания Одиссея.

Потом Одиссей велел Делону сесть за руль. «Зачем?» — удивился тот. «Ты — не при делах. Не выдвигаешься. Дадим следствию твои отпечатки пальцев на руле. Никому не нужны проблемы во время выборов. А тебя будет легче быстро «отмазать». Для друга потерпишь. Запомни: за рулем сразу был ты. Остальное расскажете так, как было. Что почувствовали, что увидели… Звони в милицию. Скажешь, что меня позвал после них. Просто я живу неподалеку. Поэтому приехал раньше ментов».

После вызова и приезда милиции с врачом-судмедэкспертом, предъявления документов, осмотра места происшествия и трупа, а также опроса, оформления официальных бумаг с показаниями причастных к ДТП покойника завернули в полиэтиленовую пленку и увезли в морг. Коллег отпустили. Одиссей убыл домой. А мои двое двинули в наш головной офис, арендованный на окраине города.

Несмотря на позднее время, я еще работала. Когда Командор и Делон приступили к подробному изложению событий, выслушала информацию внимательно. Похвалила, что не стали от меня таиться, ждать до завтра, а решили обсудить все по свежим следам.

Расспросила, как выглядел умерший. Холодные или сколько-нибудь теплые были кожные покровы? Не видели ли на теле визуальных следов побоев, травм, не связанных с наездом?

Друзья сослались на мнение Одиссея, что это был бомж, упавший и умерший прямо в заброшенном проезде. Скорее всего, от сердечного приступа. Тело было чуть теплое. Ни крови, ни ссадин не заметили. Посчитали, что им просто не повезло. Они проехали там первыми за несколько ночных часов.

Лично я так была на сто процентов уверена, что труп ребятам подбросили почти прямо под колеса. Обычный маршрут их поездок стал известен неведомым злоумышленникам. Это очевидно.

По словам Командора, в месте наезда дорога из-за выступающих строений сужалась. Двум машинам никак не разминуться. Достаточно оказалось организовать системное наблюдение за ночными автопрогулками политиков, чтобы в тот день передать информацию о времени продвижения джипа через частный сектор по рации. Все — ловушка захлопнулась.

То, что это была ловушка, сомнений не оставалось. Спросила, зачем друзья подписали бумагу с изложением подлинного хода событий для Одиссея, раз уж по его требованию они сфальсифицировали обстоятельства дела. Где была их логика? Ведь теперь у противников на руках есть свидетельство, компрометирующее Командора. За рулем-то был он. Командора красиво вывели из игры. И он, и Делон под давлением Одиссея официально дали ложные показания.

Конечно, это я их пугнула превентивно. Чтобы впредь были осторожнее. На самом деле все выглядело не так страшно. Но оказалось, что я перегнула палку.

Претендент на высший государственный пост и его друг-партнер-напарник так расстроились из-за моих мрачных прогнозов, что тут же напились.

В сейфе офиса хранилась не только «черная касса» — оперативные средства на выборы. Будучи почти трезвенником, Командор всегда держал там пару бутылок элитного спиртного для значимых визитеров. Как же он переволновался, если за час они вдвоем с Делоном уничтожили почти весь «неприкосновенный запас»! А я не препятствовала. Других средств снять стресс у меня под рукой для них не было.

Сама-то я практиковала в проблемных ситуациях дыхательную гимнастику. Когда на счет «один-четыре» ты медленно вдыхаешь, потом еще столько же не дышишь, а затем на тот же счет медленно выдыхаешь. Углекислый газ эффективно уничтожает гормон стресса кортизол. Но мужчины в этот способ не верят. По крайней мере, наши.

Пришлось булгачить охранников, вызывать их в офис, чтобы развезти кающихся грешников по домам.

К моему удивлению, нам позволили продолжать работать. Командор оправился от потрясения и бодро готовился к регистрации. Непотопляемые эти «политические животные», стрессоустойчивые! Мне бы так… Я все время порывалась отправить Командора признаваться в небольшом обмане в милицию, но текущие дела постоянно отвлекали мое внимание.

Между тем меня мучили дурные предчувствия. И тогда мне приснился странный сон. Как будто обращается ко мне человек, чем-то сильно обязанный. Так и говорит: «Я Вам сильно обязан и хочу Вас отблагодарить. Существует такой сад — Эдем называется. Это — настоящий рай. Там есть все, что душа пожелает. Сад этот — только для избранных. Я проведу Вас в это место, но будьте осторожны! Все мужчины и женщины мечтают туда попасть. Мы должны пройти сами, но не пустить других».

Он повел меня через знакомый лес возле родительской дачи к ржавым железным воротам. По обе стороны дороги росли кусты. Мы с человеком сняли замок, чуть-чуть приоткрыли ворота, чтобы зайти… И вдруг из кустов буквально порскнули сотни, тысячи мужчин и женщин и бросились за нами к воротам.

— Не пускать! — крикнул человек. И я, так гордившаяся своим демократизмом и либеральными взглядами, верой в свободу выбора и в право людей на изначальное равенство возможностей, я бросилась выталкивать назад ломящихся в приоткрывшуюся щель! Толкала изо всех сил, с пылом и страстью. Раз им не положено, значит, не положено. Сказано же — сад только для элиты!

В драке разбила кулаки, сбила колени, но победила. Вытолкала всех.

Раны на коленях на моих глазах стали затягиваться, затягиваться… Чистая, юная кожа сияла свежестью. А вокруг меня цвели яблони. Много яблонь в бело-розовой кипени. И — цветы, цветы, поля цветов… Стыдно мне стало уже во сне. Как я могла сделать такое?!

Проснулась с отвратительным самоощущением. Сон показал мне, что с моими идеалами не все так однозначно. Что я меняюсь в этой токсичной среде, куда попала волею судеб. «Дракон» хочет стать мной.

Это я вспомнила мультик из детства, где мальчик с волшебным мечом побеждает Дракона в схватке. А потом в сокровищнице бывшего правителя сам начинает превращаться в Дракона, взяв в руки золотое блюдо. Бедняка искушает богатство. В сказке мальчик спасается и спасает страну, отрекаясь от соблазнов власти и сверхдостатка. Замок Дракона рушится. Чары рассеиваются. Страна и люди свободны.

А как будет со мной? Во что превратят мою жизнь эти жестокие мужские игры во власть?

(Продолжение следует.)

Ольга Абрамова

Первая книга Ольги Абрамовой «Обожженная холодом» уже в продаже в «Академкниге» (ст. метро «Академия наук», Минск, пр. Независимости, 72)

Читайте также:

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ-8

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ-7

Справедливость и/или закон?

Стена

Добавить комментарий