Курсы валют

Доллар США
2.5992
Евро
Российский рубль

Погода

17..19 °C

Здоровье

Не свое… но ведь замена!

Image 4778

Зачем протез человеку? Конечно, чтобы вернуть его к нормальной жизни! К сожалению, сейчас он не получает в полной мере того, что соответствует его потребностям.

Статистика свидетельствует, что те или иные проблемы с опорно-двигательным аппаратом испытывают сегодня сотни тысяч белорусов, причем часто результатом становится по-настоящему серьезная инвалидность. Существует распространенное мнение, что основной причиной ампутаций являются травмы. Это однозначная ошибка. Травмы находятся лишь на третьем месте, на первых же двух и со значительным отрывом — заболевания сосудов и диабет.

Тяжелая болезнь, а тем более вынужденная ампутация конечностей вызывают настоящий шок. Кто-то психологически ломается, замыкается в себе, начинает искать спасения в алкоголе. Однако так бывает не всегда. Многие инвалиды начинают пользоваться техническими приспособлениями, восстанавливают с их помощью не только возможность перемещаться, делать те или иные движения, но и устраиваются на работу, создают семьи.

Когда нужна «подножка»

Зачем протез человеку? Конечно, чтобы вернуть его к нормальной жизни! К сожалению, сейчас он не получает в полной мере того, что соответствует его потребностям.

Игорь Свешников имеет диплом юриста, но работает сейчас менеджером по продажам в частной фирме. График чрезвычайно напряженный: встречи, переговоры, заключение контрактов. Каждый день он проходит не менее десяти километров. Но ему это удается, несмотря на полиомиелит. Коварная болезнь настигла его еще в трехлетнем возрасте, а через два года пришлось познакомиться с первыми в своей жизни протезами: ноги-то были свои, но мышцы их не держали.

Приспособления в детском и подростковом возрасте были не ахти какие — тяжелые, быстро ломались. В общем, мальчишке с лихвой хватило слез и разочарований. Сначала получал протезы с российскими шинами белорусской сборки. Их приходилось часто ремонтировать: не выдерживал металл. Потом юноше поставили немецкие шины (родителям пришлось целый год ходить по высоким кабинетам с кучей справок и прочих документов), но мучения того стоили. Импортные оказались значительно удобнее и долговечнее в два раза.

Игорь ведет очень активный образ жизни и поэтому изнашивает свои «вторые ноги» от и до, едва укладываясь в норматив (одна пара отечественной сборки на два года, импортной — на три). Был счастливый опыт протезирования в Швеции, где ему сделали конструкцию из прочного сплава.

— Раза в три легче! — с восторгом вспоминает он.— С ними я без проблем отбегал шесть лет. Вот бы и у нас стали такие делать!

Если Игорь мечтает о лучшем, то сорокалетней Тамаре (одинокая женщина побоялась назвать свою фамилию), перенесшей церебральный паралич и нуждающейся в специальной ортопедической обуви, хотелось бы ходить в ней пусть несколько часов, но без кровавых мозолей. Увы:

— На нашем протезном заводе сделали слепок с ноги. Сказали, что подошву изготовят не из пробки, а из нового материала. Я была уверена в хорошем результате, а получилось наоборот! Теперь даже летом хожу в старой зимней обуви, которая не режет. Очень жалко, что нельзя оформить заказ в другом месте. Я не хочу сказать, что у нас плохие специалисты. Они, я вижу, стараются сделать все возможное, но, наверное, на всех нас не хватает денег. Мне сказали, что жалуюсь я не по делу: лечебная обувь, мол, должна зажимать ногу в определенных местах. Но, наверное, все-таки не до крови!

Если Тамару не устраивает качество, то Семен Михайлович Кунцевич, инвалид первой группы, страдающий рассеянным склерозом, мечтает о специализированной кровати, которая ему согласно списку технических средств реабилитации бесплатно не положена. Теперь его дочь обращается в общественные организации с просьбой помочь. Подобных просьб, кстати, насчитываются десятки на всех «инвалидных» форумах.

По-настоящему обиженными считают себя инвалиды третьей группы. Беды у них те же — отсутствие, к примеру, верхней или нижней конечности, а льготы другие. Протезы нужно выпрашивать: писать заявление на получение адресной помощи, а за их ремонт придется платить из собственного кармана.

Действительно, порой выполнения заказа инвалидам в нашей стране приходится ждать долго: комплектующие для различных протезов и прочих технических приспособлений можно заказать только за границей, детали идут в Минск от трех месяцев до года.

В Белорусском протезно-ортопедическом восстановительном центре на сегодняшний день обслуживается около 150 тысяч человек. Каждый год прибавляется еще по 600. Преимущественно это пациенты с сосудистыми заболеваниями нижних конечностей, сахарным диабетом. Дорожно-транспортные, случайные и спортивные травмы — в «хвосте»: 80 процентов — это плановые ампутации. Организация имеет филиалы во всех областных городах, а также ателье и мастерские в Барановичах, Лиде, Бобруйске. В центре помимо изготовления специальной продукции уже более двадцати лет многопрофильные специалисты занимаются медицинской, социальной и трудовой реабилитацией инвалидов.

Недавно на предприятии провели модернизацию: поставили современное оборудование фирм PRAFF и Juki для изготовления ортопедической обуви. Очередной парадокс: можно заменить импортные комплектующие отечественными, но покупать за рубежом оказывается выгоднее. К примеру, сейчас стоит на учете для изготовления протезов нижних конечностей около семи тысяч человек. В 90-х годах пробовали организовать собственное производство нужных деталей. Руководители тракторного, автомобильного, моторного заводов, где есть литье металла и ковка, поначалу соглашались, но как только узнавали о небольших годовых потребностях, отказывались. Мотивировали тем, что одни только штампы с такими объемами придется окупать около... пятидесяти лет. Тогда специалисты центра просчитали, что и протезы стоп лучше заказывать за границей. К большому сожалению, долго не проработало и совместное производство коленных модулей в Гомеле: возникли трудности с поставщиками нержавеющей стали и титановых сплавов.

Сейчас в центре научились делать ортопедические стельки из современных вспененных материалов, ортезы верхних и нижних конечностей из пластика. Протезы «смягчают» чехлами (лайнерами) из силикона и других полимерных материалов, которые защищают культю от повреждений. Постепенно шинно-кожаные протезы устаревших конструкций и другие изделия заменяются на более легкие и эстетичные.

В поисках здравого смысла

Заместитель председателя Белорусского общества инвалидов Сергей Дроздовский говорит, что многие инвалиды все-таки не совсем довольны работой протезно-ортопедического центра. И это не вина руководства предприятия: так устроена сама государственная система в столь щепетильной сфере, которую нужно было поменять уже лет десять-пятнадцать назад: «Сегодня даже эксперты, определяющие нуждаемость инвалида в протезе, исходят не из его реальных потребностей, а из возможностей системы. Утвержденный перечень технических средств для реабилитации, по существу, ограничил выбор для этих людей. Подошел готовый «продукт» — хорошо, не подошел — мучайся. Единицы сейчас имеют возможность за собственные средства сделать заказ в Германии или Швейцарии. Там один день пребывания в клинике стоит 600 евро. Я считаю, что государственные деньги используются неэффективно. Отрасль работает для того, чтобы поддержать себя, а не для того, чтобы существенно улучшить качество жизни инвалидов. Я говорю так, потому что знаю ситуацию. Работающие инвалиды часто изнашивают протез до срока. Почему-то внешне «восточная» комплектация выглядит так же, как и «западная», но по качеству гораздо хуже. Чтобы изменить ситуацию, людям на руки нужно давать ваучеры. Таким образом за человеком будет «закреплено» не конкретное изделие, а его стоимость. И каждый сможет сам решать, к какому производителю идти. Конкуренция способна решить многие вопросы. Также нам необходимо создавать фонды, которые уже доказали свою эффективность в других странах. К примеру, в Польше услуги инвалидам оказывают разные, в том числе известные зарубежные организации. Протезы при этом на рынке подорожали, но и качество их значительно улучшилось. Сейчас поляки больше озабочены финансовыми проблемами. И если они не решаются на уровне местного самоуправления, гмин, то средства продолжают оставаться и накапливаться в фондах».

Экономист Виктор Курбыко, ведущий популярных бизнес-семинаров, поддерживает идею реорганизации системы оказания помощи инвалидам: «Судя по тому, что на мои занятия приходит очень мало людей с ограниченными возможностями, я делаю вывод, что для них не созданы соответствующие для этого технические средства, да и сама среда для них, видимо, не очень благоприятная. Наверняка, мы во многом отстаем от крупных производителей в сфере поддерживающих технологий. Но мы ведь можем заимствовать их разработки! Инвалиды должны иметь возможность испытать продукцию разных производителей и выбрать. Здесь все очень просто. Отдать эту проблему полностью на откуп рынку неправильно: все-таки она социальная, и государство должно оказывать помощь, исходя из своих возможностей. Может, следует подумать и определить более гибкие механизмы распределения субсидий? Посмотреть, какую часть потребителей удовлетворяет отечественная продукция, а какую нет. И работать в этом направлении».

Техника на грани фантастики

...Это случилось год назад. У Михаила было отличное настроение. Вместе с братом они весело болтали на остановке. Рядом с ними стояла девушка, еще несколько человек... Неожиданно Миша посмотрел на дорогу и в ужасе замер: прямо на них мчалась машина. Через мгновение тело пронзила острая боль. В больнице друзья успокаивали его, говорили, что еще хорошо отделался: автобусную остановку сплющило, двое парней скончались на месте, девушка умерла в больнице, а жить можно и без руки...

В двадцать лет ему пришлось заново учиться мыться в душе, застегивать пуговицы, надевать носки.

Недавно у Михаила появился биопротез. Пока в Беларуси такое чудо техники есть только у нескольких людей. Деньги на него собирали, что называется, всем миром. Откликнувшись на беду молодого парня, его земляки — жители Речицы, приносили даже пенсию...

Чем биопротез отличается от обычного? Михаил, допустим, направляет руку к книге. Пальцы разжимаются, захватывают ее и приподнимают. Обычный протез может быть точной копией руки, но попробуй возьми им хоть что-то — не получится. С биопротезом можно чистить зубы, резать хлеб, водить автомобиль, рисовать. Управление им происходит с помощью электрических сигналов. Мышцы культи напрягаются, а специальные датчики воспринимают эти сигналы. В ответ искусственные пальцы разжимаются, сжимаются, кисть вращается.

Бионические протезы, нашпигованные электроникой, процессорами, датчиками и микродвижками, считаются самыми дорогими и современными. Чтобы купить не самую навороченную модель, надо продать приличную квартиру в Минске. Например, ни один белорус пока не смог себе позволить протез, известный как кисть Микеланджело. Он как настоящая рука — пальцы приводятся в движение сигналами нейронов мозга.

В любой бюджетный (читай — бесплатный для инвалидов 1, 2, 3-й групп) протез в Белорусском протезно-ортопедическом восстановительном центре могут вложить дорогостоящую комплектующую, но дополнительную деталь инвалид оплатит сам. Стоимость самого дорогого протеза, который здесь делали — 130 миллионов рублей. Такими пользуются белорусские паралимпийцы. Кстати, современные протезы максимально реалистичны — есть специальная цветовая палитра и размерный ряд. К примеру, самые реалистичные перчатки для протезов рук обойдутся в 8—16 миллионов, но на них будут видны волоски, родинки, прожилки вен.

Если женщины хотят максимальной естественности, то у мужчин свой подход, хозяйский — с насадками в виде пилы, крючка, зубила, молотка, которые легко снимаются.

… Сложно поверить, но много людей без ног и рук живут обычной жизнью — играют свадьбы, водят детей в детский сад, занимаются спортом. В центр, например, приходит женщина без ноги, которая всегда носит каблуки...

Светлана Балашова

Читайте также:

Серый — наш любимый цвет?!

Дело хаус-мастера: очередной сезон

Дети есть. Денег — нет

Игры с разумом

Добавить комментарий