Курсы валют

Доллар США
2.5908
Евро
Российский рубль

Погода

9..11 °C

История

Партизанский роман длиною в жизнь

Анатолий Олейник

Накануне войны семнадцатилетняя Ева Федоренко в числе других студентов Минского физкультурного техникума готовилась к очередному спортивному параду, который должен был состояться в августе в Москве на Красной площади.

Организаторами столь любимого отцом народов массового действа было решено, что белорусские студенты опять покажут прошлогоднюю «живую вазу» — находясь в постоянном движении, юноши и девушки синхронно выполняют гимнастические упражнения на многоярусной конструкции.

Этот эффектный спортивный номер можно увидеть и сегодня: он сохранился в редких кадрах кинохроники. Ева вместе с партнером работала на самой верхушке, куда педагог Горбунов, вопреки строгому приказу директора, поставил не самых «благонадежных», а самых умелых, ловких и выносливых. Девушка уже представляла, как будет гулять с друзьями по Москве, как будет выбирать незатейливые подарки, как будут радоваться им родители, брат и сестры…

Пожалуй, в деревне Самохваловичи, расположенной недалеко от Минска, не было семьи дружней и трудолюбивей, чем семья Федоренко: все вместе работали в поле, вели домашнее хозяйство, в редкие выходные и праздники обязательно ходили в церковь. Кстати, такое редкое для деревни имя Ева девушке дал сельский священник, узнав, что в семье есть старший брат Адам.

В воскресенье, 22 июня, утренняя репетиция на стадионе все затягивалась и затягивалась, а так хотелось помчаться на Комсомольское озеро, которое торжественно открывалось в Минске именно в этот день. Только стали наконец собираться на праздник, как на стадион прибежала подруга Евы Аня Веревкина:

— Ребята, только что выступал Молотов! Началась война с Германией! Айда все в военкомат!

На Интернациональной улице, где располагался военкомат, была полная неразбериха. Узнав, что толпа студентов в спортивных костюмах собирается идти на фронт, кто-то из военных, выматерившись, отправил ребят по домам. В Самохваловичи Ева шла двое суток, под бомбежками, увидев первых раненых и первых погибших…

… Анатолий Олейник до войны жил на Украине в деревне Бабушки. В 1940 году его призвали в армию и отправили под Гродно, в 127-й отдельный саперный батальон. Там он участвовал в обустройстве границы, укреплял и строил доты. По субботам и воскресеньям «крутил» в батальоне и в полковой школе младших командиров кино. В субботу, 21 июня, он привез в клуб долгожданный фильм «Зангензур» о храбрых горцах и о большой несчастной любви. А на рассвете началась совсем не «киношная» война.

Первые недели и месяцы остались в памяти на всю жизнь: бомбежки, обстрелы, тяжелое ранение. Его даже хоронили в общей могиле сердобольные женщины одной из деревень в пригороде Минска, но, благодаря людскому участию, удалось спастись, немного подлечиться. Сутками шел от деревни к деревне, надеясь встретить тех, с кем можно было бы догнать фронт. В одной из деревень Руденского района прятался на колхозном дворе и там же встретил нескольких мужчин. Решили уйти подальше в лес, вырыть землянку, собирать оружие и прятать его в тайники. Два казака, украинец, грузин и русский — таким был первый состав партизанского отряда, который уже через два месяца насчитывал несколько десятков человек. Вместо землянок стали строить курени, придумали свою систему связи, оповещения на случай опасности. Изобрели свою тактику. Ночью подходили к небольшому гарнизону или комендатуре, пару раз стреляли из самодельного гранатомета и отходили. Немцы начинали суетиться, стреляли в сторону леса, а партизаны в это время заходили с другой стороны. Как воевать и что конкретно делать, решали вместе, порой споря до хрипоты. Свой отряд решили назвать «Победа». Командиром все без исключения признавали Анатолия Олейника, которому было тогда всего лишь двадцать лет…

Ева пришла в отряд вместе с сестрой Шурой, спасаясь от отправки на работу в Германию. На плече — винтовка-«драгунка», приклад которой при ходьбе больно бил по ноге. На ногах — «царские» бурки из немецкой шинели, зимнее пальто заменял перешитый отцовский ватник. Увидев такое «пополнение», командир накричал на разведчика, который нашел девушек в лесу:

— Зачем ты мне детей привел? Кто с ними возиться будет?

Испугавшись, что их отправят назад, Ева сказала строгому командиру, что умеет хорошо стрелять — в техникуме она лучше всех стреляла из «мелкашки», но Олейник и слушать не хотел и распорядился отправить ее в хозвзвод. Через несколько дней остыл и согласился посмотреть на стрелковое мастерство самой юной партизанки в отряде. Каково же было его удивление, когда оказалось, что девушка стреляет действительно метко.

Image 3580

— Хорошо, зачислим тебя в стрелковый взвод.

— Не хочу в стрелковый!

— А куда ты хочешь?!

— В разведку! И еще хочу на подрывника выучиться!

Командир от души рассмеялся, но прошло совсем немного времени, и партизанка Ева Федоренко стала командиром разведывательно-диверсионной группы…

Ранней весной 1942 года партизанский дозор заметил на лесной дороге странного мужчину в красивом франтоватом пальто, с большим ридикюлем в руках. Мужчина сказал, что он парикмахер и заблудился, пытаясь найти короткую дорогу в деревню. Партизаны приняли его за немецкого шпиона и под конвоем привели в отряд. Олейник сразу признал в нем военного.

— Кто вы?

— Зовите меня Жаном. Я пришел из Минска. Давайте обсудим предстоящую боевую операцию вашего отряда и нашей организации.

Только после освобождения Минска Анатолий Олейник узнал, что к ним в отряд приходил Иван Кабушкин, один из руководителей минского подполья. Он прожил в отряде две недели, в течение которых был разработан до мельчайших деталей дерзкий план разгрома полицейского гарнизона в деревне Малый Тростенец. Операция удалась. С трофеями вернулись в отряд. Увидев командира живым, Ева совершенно неожиданно расплакалась.

— Ты что, плачешь?

— Это я от радости, — смутилась девушка.

Вечером ей передали, что вызывает командир, но почему-то не в штабную землянку, а на опушку леса. Ева примчалась, полагая, что командир хочет доверить ей секретное задание, о котором никто не должен знать, но Анатолий протянул ей маленькую немецкую шоколадку и, покраснев до самых ушей, выдохнул:

— Это вот тебе, подкрепись.

— Спасибо. Я до войны мороженое любила…

— А закончится война, я тебе сколько хочешь мороженого куплю. И всегда покупать буду, если не убьют.

Таким было их первое свидание…

В середине мая 1942 года каратели окружили партизанский лагерь. Отступая, отряд оказался на Волчьем острове, где в течение двух суток шел кровопролитный бой. Тогда и Еве, и Анатолию казалось, что живыми из этого боя им не выйти, но судьба распорядилась иначе…

Отряд вошел в состав Минского партизанского соединения, пополнился разведчиками, радистами, связистами, которые прибыли в отряд с Большой земли. В декабре 1942 года разгромили вражеские гарнизоны в Самоелово, Крупице, усиленную комендатуру в Самохваловичах. Началась «рельсовая война».

В феврале 1943 года диверсионная группа, которой командовала Ева Федоренко, должна была пустить под откос очередной вражеский эшелон. Подобрались к железнодорожной насыпи, быстро вкопали в снег фугасную авиабомбу, установили взрыватель — немецкую ручную гранату М-24 с деревянной рукояткой. Неожиданно в полной тишине послышались шаги немецкого патруля. Разведчики бесшумно сняли патрульных, казалось, теперь уже никто не помешает Еве протянуть шнур к гранате, но поезда все не было, зато появилась группа подкрепления. Завязался бой. Ева, намотав шнур на руку, отползла от насыпи в безопасное место. Наконец из-за поворота показался поезд. Толкая впереди себя две платформы, нагруженные песком, несся эшелон. Ночную тишину нарушил гром, а затем не менее оглушительно взорвался паровозный котел. Всего на боевом счету Евы Федоренко девять пущенных под откос вражеских эшелонов. Свою первую боевую награду — орден Красного Знамени она получила из рук командира Анатолия Олейника, когда ей едва исполнилось двадцать лет.

Война закончилась для них в июле 1944-го. Последний раз прошли маршем вместе со своими боевыми товарищами под знаменем отряда на легендарном партизанском параде. А впереди у обоих оказалась счастливая и долгая семейная жизнь. В нынешнем году Ева Ивановна и Анатолий Михайлович отметят 70-летний семейный юбилей.

— Это какая свадьба, бриллиантовая? — интересуюсь я у них.

— Партизанская, самая крепкая.

Светлана БАЛАШОВА

Добавить комментарий