Курсы валют

Доллар США
2.1112
Евро
Российский рубль

Погода

5..7 °C

Главные события

А вы принимаете «фуфломицин»?

med-250

По мнению многих экспертов, чаще других на фармацевтическом рынке возникают вопросы качества как белорусских лекарств, так и востребованных широко разрекламированных импортных.

Могут ли белорусские ученые изобретать оригинальные лекарства

Надо отметить, что наши специалисты в области биофизики и клеточной инженерии обладают квалификацией, необходимыми навыками для того, чтобы успешно разрабатывать отечественные инновационные лекарственные препараты, в том числе противоопухолевые. Например, одна из лабораторий Института биофизики и клеточной инженерии НАН находится на достаточно высоком уровне в области фундаментальных исследований по ряду направлений, являющихся базовыми для разработки противоопухолевых препаратов с высоким лечебным потенциалом. Безусловно, разработка лекарственных препаратов — дорогостоящее мероприятие, но в Беларуси более дешевая рабочая сила, доклинические, клинические испытания, чем в странах ЕС и США. Соответственно, затраты на создание лекарства могут быть значительно ниже. Но! Дальше возможностей, скорее всего, дело не пойдет.

— Со вступлением Беларуси в ВТО отечественная фармацевтическая промышленность столкнется с большими проблемами, — уверен кандидат медицинских наук Григорий Перельман. — Мы должны будем открыть свой рынок для дешевых дженериков из стран Азии и Индии, которые могут полностью подавить белорусскую фармацевтику. Отмечу также, что в Беларуси выпускают не только дженерические лекарства, но и телевизоры-дженерики, и стиральные машины-дженерики. Проблемы будут у многих производителей, которые сделали ставку на повторение чьих-то наработок. При этом в случае создания оригинального инновационного препарата от рака, например, можно заработать значительно больше, чем на дженериках. Создатели «Иматиниба» потратили около миллиарда долларов на его разработку и с 2003 года заработали на нем около 140 млрд долларов, то есть 10 млрд ежегодно. Импортные лекарства будут дешевле, потому что дженерики выпускают в странах, где значительно дешевле, чем в Беларуси, рабочая сила. Уже несколько лет назад необходимо было задуматься о перспективах вхождения в ВТО. А у нас вместо этого в последние годы огромные средства были потрачены как раз на разработку дженерических препаратов, хотя давно уже следовало задуматься о разработке своих инновационных препаратов, ведь сроки их внедрения достаточно продолжительные. А удешевление лекарств после вступления нашей страны в ВТО будет очень выгодно населению.

Второе препятствие для того, чтобы в Беларуси появлялись инновационные лекарства — действующая нормативная база. Согласно ей, коллектив ученых обязан возвращать средства в случае неудачи проекта. Между тем в международной практике считается нормальным, если риск неизобретения препарата доходит до 50 процентов. Известно, что из тех лекарств, которые успешно прошли доклинические испытания, клинические выдерживают только 10 процентов. Из-за перспективы возврата денег многие ученые вообще не хотят заниматься инновациями. Научные коллективы пытаются что-то воспроизводить, повторять то, что сделали на Западе. Это псевдоинновации, может быть, импортозамещение, которое, повторюсь, потеряет всякий смысл после вступления Беларуси в ВТО. Очень трудно в атмосфере низких зарплат в науке, недостаточного финансирования отрасли в целом заинтересовать молодежь. Престиж науки утрачен, в науку не идут.

Реклама. Имеются противопоказания

В большинстве стран Европы реклама безрецептурных препаратов в СМИ разрешена, но только для тех лекарств, которые не компенсирует государство. В Испании, например, список препаратов, оплачиваемых в рамках медицинского страхования, огромен — и даже за рецептом на банальный парацетамол имеет смысл сходить в поликлинику, чтобы купить его не за пять евро, а за три-четыре цента. В США реклама разрешена, но подразумевает строгое согласование и подробнейшее изложение информации обо всех возможных эффектах: каждому, кто хоть раз листал американский глянец, приходилось видеть практически полные инструкции по применению контрацептивных таблеток, занимающие три-четыре полосы. Японцы вообще рассматривают рекламу лекарств как важнейший источник информации: при правильном подходе реклама может не вводить в заблуждение, а просвещать.

Реклама лекарственных средств на российских и белорусских телеканалах регулируется несколькими законами, в которых есть довольно строгие ограничения: реклама рецептурных препаратов запрещена полностью, запрещается обращаться к несовершеннолетним, преподносить препараты как уникальные и исключительные с точки зрения эффективности или отсутствия побочных эффектов, создавать впечатление ненужности обращения к врачу. Проблема в том, что после эмоционального рекламного ролика сказанная ровным голосом фраза типа «рекомендуется консультация специалиста» воспринимается примерно как «Минздрав предупреждает» на пачках сигарет — то есть никак. Интересный факт: рынок лекарственных препаратов и пищевых добавок в России — это примерно 10% от всего рекламного рынка страны.

— Рекламные видео сильно искажают представления о том, как устроен наш организм и что в нем происходит с лекарством, — говорит фармацевт Маргарита Охрайкевич. — Все видели ролики о противогрибковых средствах, которые буквально на глазах преображают ногти, и о сиропах от кашля, удивительным способом попадающих в легкие прямо изо рта, минуя желудок. Понятно, что реклама — не лекция в мединституте, но можно ли до такой степени упрощать ситуацию? Периодически вспыхивают скандалы из-за недостоверности рекламы, и фармацевтические компании штрафуют, но может ли это исправить уже нанесенный урон? Низкая информированность о здоровье и болезнях поддерживается и привычкой к самолечению ненаучными методами, и стойкостью мифов вроде того, что, посидев на холодном, можно застудить почки. Наличие в аптеках неких «консультантов» без фармацевтического образования тоже не улучшает ситуацию.

Многим из нас кажется странным, что кто-то «клюет» на телерекламу, но раз в нее вкладывают миллиарды, значит, она работает и, к сожалению, может вводить в заблуждение. Пожалуй, хуже всего, что реклама побуждает к самолечению, несмотря на рекомендацию посоветоваться с врачом: зайти в аптеку и купить лекарство проще и быстрее, тем более что часто кажется, что оно помогает. Проблема в том, что те же широко рекламируемые средства от изжоги не вылечивают заболевание — и врач на консультации рассказал бы, что нужно заняться в первую очередь изменением пищевых привычек, а к таблеткам прибегать в редких случаях. Интересно, что в отношении рецептурных препаратов, которые нельзя рекламировать в СМИ, производители часто в доступной форме излагают подробную и достоверную информацию. Например, существуют сайты для пациентов с злокачественными опухолями или болезнью Крона, где можно узнать и о самом заболевании, и о методах его лечения, и о побочных эффектах. Это информация, изучение которой требует времени — и она, в отличие от короткого рекламного ролика, просвещает. Пожалуй, лучший вариант рекламы — это информационные буклеты с подробными данными, а лучший вариант восприятия рекламы, если вы ею заинтересовались, — вовремя остановиться, подумать и поискать достоверную информацию.

«Расстрельный список» препаратов

Действительно, в интернете есть такой список, где подробно описаны многие популярные лекарства. Автор-составитель — Никита Жуков, создатель и владелец сайта Enciclopediapatologica. Список сформирован благодаря отсутствию убедительных данных об эффективности препаратов, как того требует доказательная медицина. Возникает вопрос: если они и правда никого не лечат, то зачем врачи до сих пор выписывают пациентам «плацебо»? Вот как ответил на этот вопрос практикующий врач одного из известных медицинских диагностических центров Минска (к сожалению, свою фамилию он попросил не указывать):

— Частично я согласен с информацией в этом списке: нельзя сказать, что все указанные в нем препараты не работают. Безусловно, лекарственные препараты должны проходить длительные исследования, и в Европе именно так и происходит. Но в странах СНГ просто нет такой исследовательской группы, времени, чтобы подвести научную доказательную базу под каждый препарат. Представленные в списке препараты в большинстве своем российского производства. Повторюсь: чтобы в Европе выпустить лекарственный препарат, нужно пройти десятилетние исследования, а в России и Украине все намного проще.

— Давайте выберем произвольно несколько препаратов из этого списка. Предлагаю начать с самых неэффективных, по мнению большинства комментариев.

— Обратите внимание на стимуляторы иммунитета. Нигде в Европе такие препараты не применяются. От вирусных инфекций ими никто не лечит. Максимум — парацетамол, ибупрофен и обильное теплое питье. Понятия «стимуляторы иммунитета» в фармакологии нет. Никто не знает, как поведет себя иммунитет конкретного человека, реагируя на вирусную инфекцию.

Валидол, действительно, «плацебо». Препарат нацелен на группу людей пожилого возраста. Таблетка не спасает от инфаркта, но поможет успокоиться, если возникло волнение или закололо в сердце: ментол раздражает рецепторы языка, и возникшее покалывание как бы отвлекает. Терапевты при сердечных болях выписывают совсем другие препараты.

Линекс — совершенно бесполезный препарат. Очень странно, что этот препарат назначают совместно с приемом препаратов для антибактериальной терапии. Понятие дисбактериоз существует только на постсоветском пространстве. В Европе такого понятия нет. Микрофлора восстанавливается сама. Если вам кажется, что после приема антибиотиков вы чувствуете себя плохо, проще несколько дней попить кефира, что гораздо дешевле.

Биопарокс — антибиотик местного действия. Его назначение просто необоснованно: большинство заболеваний носа, горла, верхних и нижних дыхательных путей — вирусы, которые никогда антибиотиками не лечатся.

— Какие лекарства, по вашему мнению, попали в этот список незаслуженно?

— Адаптол, например. У данного препарата нет международного названия, и понять, к какой группе препаратов он относится, трудно. Разрабатывался в России для снятия тревожности у космонавтов. Главное — при приеме следить за дозировкой. Добавлю еще анальгин, милдронат, фенибут. Кстати, последний — белорусский аналог ноофена. Он хорошо работает, наши врачи его назначают. Категорически не согласен с его «расстрелом».

— Наблюдается тенденция назначения врачами огромного количества препаратов плюс спреи в горло, леденцы, поливитамины, гомеопатический интерферон…

— Здесь можно смело пенять на медицинское образование. Нас так учили и, к сожалению, учат. Лечить от всего. У доктора нет или желания, или времени, или того и другого, чтобы почитать современную литературу и разобраться в новых методах лечения. Ему за это не заплатят. А пациенты любят лекарства и любят лечиться. Очень мало среди них понимающих, к примеру, что при вирусном заболевании достаточно принять жаропонижающее при высокой температуре и пить больше жидкости. Попробуй, врач, сказать это больному!

Светлана Балашова

Читайте также:

«Едем мы, друзья, в счастливые края, станет гастарбайтером и он, и я!»

«Я в школу больше не пойду…»

Родные монстры

Продавать дешево — это уже преступление?

Loading...

Добавить комментарий