Курсы валют

Доллар США
2.1141
Евро
Российский рубль

Погода

3..5 °C

Главные события

Война в Афганистане: новая память и старая боль

Image 7129

Афганская война нанесла большой урон политическому авторитету СССР и углубила кризис, способствующий распаду страны. Однако, похоже, в России войну в Афганистане больше не считают ошибкой.

Тридцать лет назад долгожданный вывод советских войск из Афганистана был закончен. Печальная статистика: общее число погибших — 14 453, получили ранения — 49 983, остались инвалидами — 6 669 человек. Количество жертв афганцев, только убитыми, составило около 1 000 000 человек. По окончании войны значительная часть территории Афганистана осталась под контролем законной афганской власти.

Афганская война нанесла большой урон политическому авторитету СССР и углубила кризис, способствующий распаду страны. Однако, похоже, в России войну в Афганистане больше не считают ошибкой. Государственная дума РФ готова принять документ, в котором будет пересмотрена оценка участия советских войск в конфликте в Афганистане в 1979—1989 годах.

«Можем повторить»

— Действительно, президент России Владимир Путин обещал в 2019 году подвести политические итоги войны в Афганистане к 30-летию вывода советских войск из этой страны, — утверждает военный историк Сергей Селиченко. — Но вот ведь незадача: итоги советской военной интервенции уже подведены. В декабре 1989 года Второй съезд народных депутатов СССР принял постановление о политической оценке решения о вводе советских войск в Афганистан. В документе декларировалось, что вторжение в Афганистан заслуживает политического и морального осуждения. Готовность на высшем государственном уровне через 30 лет подвести новые «афганские» итоги означает, на мой взгляд, только одно — необходимость в пересмотре старых. Но справедливо ли это? Ведь воевали и гибли солдаты всего Советского Союза, а давать оценку будет руководство только одной, пусть самой большой страны, пусть и отправившей воевать и гибнуть в Афганистан больше всего своих граждан…

— Сергей Валентинович, зачем и кому вообще нужен этот пересмотр?

— Вряд ли только для того, чтобы отдать дань мужеству и стойкости военных, которых страна послала на чужую и непонятную для них войну. Тридцатилетний юбилей — повод, чтобы героизировать участие российских солдат в новых войнах, в которые вступила Россия в последние годы в чужих странах — в Сирии, Украине. Пересмотр нужен для того, чтобы заранее дать им «правильную» политическую оценку. Понятно, что нынешняя переоценка будет сделана сквозь призму нынешнего противостояния Москвы и Вашингтона, который сделал в 1970-е достаточно много, чтобы «подарить» Советскому Союзу свой «Вьетнам». Это такая же правда, как и то, что афганскому джихаду против советской интервенции помогали американцы, поставляя «стингеры». К слову, одним из них был сбит под Кабулом мой старший брат, командир вертолетной эскадрильи майор Степан Селиченко. Ему было 32 года… Он мог бы выжить, будь у него свой парашют, но ему в тот день, когда он возвращался в свою часть из госпиталя, парашют не полагался: он был пассажиром. Я хорошо помню, что рассказывали, когда отпустили тормоза после трехдневных поминок, летчики его эскадрильи, привезшие в наш дом цинковый гроб: та война совсем не была благородной ни с той, ни с другой стороны. Не стану приводить здесь подробности, поверьте на слово, они ужасны.

Все это к тому, что, к сожалению, уже понятно, каким будет предстоящий пересмотр афганской войны — очередной страницей российского военного величия и безусловной готовности демонстрировать его за пределами России. «Можем повторить» — такой слоган нынче в моде на российских просторах. Однако неплохо бы иметь в виду, что именно советская военная интервенция в Афганистан породила современный джихадизм во всех его формах — от Аль-Каиды и Талибан до ИГИЛ. Прародителями этих группировок стала известная «Пешаварская семерка» лидеров исламских партий Афганистана, провозгласившая в 1982 году в пакистанском Пешаваре джихад — священную войну против иностранной интервенции. Но мы, как всегда, не помним, не знаем или не признаем своей ответственности.

«Погибших в афганистане помнят только родные…»

Так сложилось, что вся жизнь минчанки Веры Федоровны Кобликовой связана с афганской войной. «Я хочу быть похожим на свою маму», — написал в сочинении восьмиклассник Коля Кобликов. Авторитет матери для него навсегда остался на той высоте, на которую был вознесен в детстве. И не только потому, что мама была всегда справедливой, заботливой, самым надежным товарищем. Коле исполнилось три года, а его старшему брату Сергею — шесть, когда из семьи ушел отец. Вера Федоровна смогла воспитать сыновей достойными мужчинами. Первым в армию ушел Сергей. Годы службы в десантных войсках пролетели незаметно, и в августе 1983 года он вернулся домой, поступил в институт на вечернее отделение, сразу пошел работать на завод. Через десять месяцев в десантные войска призвали Колю. Вера Федоровна помнит их расставание до деталей. В райвоенкомате почему-то Колю и еще десяток призывников изолировали от близких. Чей-то мужской голос с надрывом произнес:

— Эта команда поедет в Афганистан.

Она разыскала нужный состав на перроне, когда поезд уже отправлялся. Обнять сына не успела, но увидела Колю в окне вагона! Состав тронулся, и Вера Федоровна изо всех сил побежала рядом, не отрывая глаз от родного улыбающегося лица. Она бежала все быстрее, задыхаясь, теряя сына из виду, но вдруг споткнулась и изо всех сил, разбивая в кровь колени, упала на грязный асфальт… Письма в Минск гвардии рядовой Николай Кобликов писал обстоятельные, бодрые, успокаивающие, только последнее письмо оказалось грустным. «Мамочка, даже не представлял, что так буду уставать. Скоро пойдем на Панджшер — самое ядовитое место в Афгане. Высоко в горах — «алмазная долина». Там «духов» столько же, сколько и алмазов…».

Через несколько дней в ходе боевой операции подразделение десантников под командованием гвардии капитана Крамаренко попало в окружение. Душманы вели огонь с трех сторон, постепенно сжимая кольцо. Оставался один выход — пройти через минное поле. В группу добровольцев вызвался гвардии рядовой Кобликов: мама научила первым подставлять плечо под общую ношу… Оставалось совсем немного до края минного поля, и взвод уже почти втянулся в спасительную едва видимую среди песка тропинку, когда раздался взрыв. Тяжелораненый Николай упал. Его подхватил и понес командир, но и он подорвался на мине…

…Вера Федоровна в то утро, как обычно, торопилась на работу, спустилась на этаж ниже и увидела, что к площадке между первым и вторым этажом медленно поднимается офицер, а за ним солдаты в голубых беретах несут что-то тяжелое. В этот момент офицер встретился с ней глазами и, ничего не говоря, снял фуражку… Жить стало невмоготу, не было сил подняться с постели, но Вера Федоровна понимала, что если останется дома, то сойдет с ума. Начала искать встречи с теми матерями, у которых сыновья погибли в Афганистане. Общее горе объединяло. Так появилось общественное объединение «Память и долг».

— К большому сожалению, далеко не каждый белорусский чиновник, военный или гражданский, тридцать лет назад или сегодня может проникнуться чужой болью, чужими проблемами. Когда мы в буквальном смысле слова ползали на коленях перед теми, от кого зависело строительство «Острова Слез» в Троицком предместье, то приходилось слышать в ответ на просьбу: «Да кто они такие, ваши афганцы-зас…цы?!» — сквозь слезы говорит Вера Федоровна. — Но, надо признать, что многие руководители организаций воинов-интернационалистов, увы, такого отношения заслуживали: торговали гуманитарной помощью, занимались реализацией контрафактного алкоголя, были связаны с криминалом, некоторые предстали перед судом и отправились в колонию. Да, у каждого, кто прошел афганскую войну, она своя. Кто-то сделал политическую, военную карьеру, кто-то занялся успешным бизнесом. Проблемами семей погибших и выживших афганцев мало кто занимается и в нынешнее время: «командиры» стараются работать только на собственный авторитет. Может быть, поэтому о погибших в Афганистане помнят только их близкие, а мероприятия, приуроченные к «афганским» датам, носят формальный характер? Не думаю, что тема той далекой войны интересна сегодня белорусскому обществу, особенно молодежи. Сильнее и выносливее на этой горькой дистанции забвения (да простят мне жены, отцы и дети!) все же материнская память…

Светлана Балашова

Читайте также:

Хроника пикирующей Белпотребкооперации

Убийственный возраст

Трудно доживать свой век…

Здоровье они у нас купят: деньги есть

Loading...

Добавить комментарий