Курсы валют

Доллар США
2.0225
Евро
Российский рубль

Погода

21..23 °C

Главные события

В каком суде я хотел бы работать

Pastuhov_360

какая у нас законность? Ответ на этот вопрос знает каждый гражданин страны. Официально в роли эксперта каждый год выступает Конституционный суд — в своем послании о состоянии законности в Беларуси. В этом году послание стало «подарком» к 25 Дню Конституции.

О чем поведал суд?

Как всегда, послание оказалось пространным. После деклараций вводной части суд сообщил, что в порядке предварительного контроля проверил 40 законов, принятых парламентом. Много это или мало? Скорее всего, мало, поскольку нынешние парламентарии в основном занимаются принятием изменений и дополнений в законы. К примеру, о регистре населения, об инвестициях, о государственных закупках товаров, об электронном документе и электронной подписи.

И какой результат? Все законы признаны конституционными. Как и в предыдущие годы. И так десять лет подряд, начиная с 2008 года, когда А.Лукашенко поручил конституционным судьям осуществлять проверку всех законов, принятых парламентом. Зачем? Попробуем выяснить причины.

Кто-то подумает: для того, чтобы не пропустить сомнительные с конституционной точки зрения законы. Еще кто-то скажет: для пущей значимости. А я выскажу версию: для того, чтобы занять конституционных судей постоянной работой. Ведь к ним никто не обращался, кроме граждан, добивающихся справедливости во всех инстанциях.

Причем, по закону граждане не уполномочены требовать проверки нормативных актов. Поэтому в секретариате суда им отказывают в рассмотрении требований и рекомендуют обратиться к уполномоченным субъектам (президенту, депутатам парламента, правительству, Верховному суду). Те, в свою очередь, не желают обращаться в Конституционный суд. И здесь возникает главный вопрос: почему?

Почему никто не обращается в суд?

Как следует из послания, никто из уполномоченных субъектов в прошлом году не обратился в Конституционный суд. За эту пассивность Конституционный суд подверг «субъектов» мягкой критике.

Чем объясняется такая пассивность уполномоченных субъектов? По мнению конституционных судей, «это свидетельствует о достижении определенного качественного конституционно-правового регулирования общественных отношений в различных сферах, высокой степени согласованного взаимодействия ветвей власти на конституционной основе в законотворческом процессе, реальном проявлении конституционного правосознания и правовой культуры».

Такое объяснение мне представляется неубедительным. Говорить о повышении качества законодательства, к сожалению, не приходится, как и о росте правосознания и правовой культуры депутатов и чиновников. Все дело — в сложившейся иерархичности нормативных актов и субординации органов власти. Де-факто президентские акты стали у нас главными в правовой иерархии. Под них «подстраиваются» все остальные акты, включая постановления правительства и различных министерств. Никто из субъектов не осмеливается поставить под сомнение какой-либо правовой акт, поскольку цепочка неизбежно приведет к исходному акту — декрету или указу президента. В итоге вся правовая пирамида будет поставлена под сомнение.

По этой же причине гражданам не дают права напрямую обращаться в Конституционный суд с целью проверки конституционности актов. Ведь в большинстве своих обращений они будут требовать пересмотра президентских декретов и указов. Тем самым поток индивидуальных обращений может обвалить выстроенную за десятилетия правовую пирамиду или выявить несостоятельность Конституционного суда.

Следует отметить, что в послании содержится предложение наделить граждан правом обращаться в Конституционный суд с жалобой «...на нарушение их прав и свобод вследствие применения нормативного правового акта, конституционность которого ставится ими под сомнение».

По этому поводу замечу, что первый состав Конституционного суда, в котором автор имел честь работать, в послании о состоянии конституционной законности в 1995 году выступил за предоставление гражданам такого права. Тогдашний парламент — Верховный Совет Республики Беларусь 13-го созыва — позитивно оценил послание Конституционного суда, однако не смог реализовать это предложение (после ноябрьского референдума 1996 года он досрочно прекратил свою деятельность).

Какие выводы сделал суд?

Как и следовало ожидать, Конституционный суд не заметил каких-либо нарушений законности в правотворчестве и правоприменении. Все у нас хорошо, все основано на принципах и нормах Конституции и, как говорится в послании, «...направлено на создание действенных правовых механизмов реализации и защиты прав и свобод личности, обеспечение верховенства права, поддержание должного уровня конституционной законности в государстве». Правда, в некоторых законах выявлены пробелы, коллизии и правовая неопределенность, но они «...не носят системного характера и могут быть устранены в процессе совершенствования законодательного регулирования».

Конституционный суд высказался за дальнейшую конституционализацию права. Для тех, кто не понял, разъясняю: речь идет о том, чтобы право воплотило в себя нормы Конституции и стало конституционным по своему содержанию. По мнению суда, целесообразно «...ввести в практику законотворческой деятельности установление взаимосвязи норм проекта закона с конституционными принципами и ценностями, эффективностью их реализации и защиты».

Конечно, было бы неплохо это сделать. Почему бы Конституционному суду не проводить предварительную экспертизу проектов президентских актов, а также проектов правительственных постановлений, как он поступает в отношении проектов законов?

Конституционный суд правильно утверждает, что при установлении ограничений прав и свобод граждан «...необходимо неукоснительно обеспечивать соблюдение принципа пропорциональности, то есть разумной соразмерности ограничений, не искажающей сути конституционных прав и свобод».

Так давайте это делать! Для этого целесообразно ввести уведомительный порядок создания политических партий и иных общественных объединений, разрешить митинги и собрания в любых общественных местах, а не только в местах для выгула собак, отменить всякие поборы с организаторов общественных акций.

Конституционный суд вносит и другие предложения. Однако они из разряда пожеланий. Их изучение свидетельствует о том, что сам суд не может повлиять на правовую ситуацию. Почему? Да потому, что сам является органом власти, во всем зависимым от главы государства. И в своем послании он говорит не о реальной, а о мифической законности, которая благозвучна для уха власти.

Уверен, что время мифов пройдет, и будет дана объективная оценка нынешнего законодательства, деятельности государственных органов и ситуации с правами человека. И будет у нас новый Конституционный суд, авторитетный и независимый по составу, с иными полномочиями и принципиальной оценкой законности в стране. Именно в таком суде я хотел бы работать.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

«Тунеядцы»: выжить несмотря ни на что

У Федынича хотят забрать квартиру

Почему День Конституции грустный праздник?

Весна. Солнце. Природа пробуждается. 8 марта...

Добавить комментарий