Курсы валют

Доллар США
2.0395
Евро
Российский рубль

Погода

20..22 °C

Главные события

Жизнь удалась у тех, кто забился под элитный плинтус

Image 7286

Белорусская политическая элита не испытала трудностей, перенимая западный образ жизни, чего не скажешь о западных правилах гражданской ответственности, публичной открытости и подотчетности.

Предыдущую статью я посвятил анализу отказа А. Лукашенко проводить реформы в Беларуси. В отказе, как выяснилось, не было ничего личного. Глава государства, принимая решения, руководствовался принципом отца Федора: «Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены». Только в роли жены в данном случае выступала «огромная масса населения, которая при слове «реформы» под плинтус лезет».

С такой характеристикой белорусского общества не поспоришь, но сколь консервативным или прогрессивным не было бы общество, ответственность за проведение реформ всегда и везде возлагается на политическую элиту. На то она и элита, чтобы занимать руководящие позиции во властных структурах и непосредственно участвовать в разработке и реализации важнейших решений.

Классик цивилизационного анализа Арнольд Тойнби связывал гибель цивилизаций с неспособностью «творческого меньшинства» находить эффективные ответы на внешние и внутренние вызовы. Как такая неспособность проявляется на практике, было продемонстрировано19 апреля в Овальном зале Дома правительства.

Вызовы, оставшиеся без ответа, возникают вновь и вновь. Для понимания этой истины не обязательно тратить время на изучение трудов классиков. Необходимость в реформировании белорусской модели давно назрела и перезрела, но вместо выработки стратегии реформ мы имеем забившийся под плинтус дружный коллектив… «избранных и лучших».

Разумеется, в полном соответствии с принципом справедливости (куда же без него?) «избранные и лучшие» забиваются не под общенародный, а под элитный плинтус. Заставить их покинуть свое убежище — задачка со звездочкой, т.к. при их уме и сообразительности повод для обоснования бегства от ответственности найдется всегда.

В частности, 19 апреля был продемонстрирован классический вариант манипулятивной игры «Почему бы вам не… — Да, но…», впервые описанной американским психологом Эриком Берном в книге «Игры, в которые играют люди».

Напомню, как игра разворачивалась в Овальном зале. На вопрос депутата Анны Канопацкой: «Почему не проводятся реформы для достижения к 2025 году ВВП в размере 100 млрд долларов?» — прозвучал ответ: «Я готов пойти на любые реформы, но…». Далее последовало разъяснение по поводу населения и плинтуса.

Если бы Канопацкая не согласилась с таким объяснением и задала следующий вопрос, то наверняка в ответ прозвучало бы очередное сложносочиненное предложение. Начиналась бы его первая часть с утвердительной частицы «да», а вторая — с противопоставительного союза «но». Как разъясняет американский психолог, играть в «Да…, но…» можно неограниченное количество времени.

Риторический вопрос

«Для главы государства есть некий стандарт — он и в одежде, и в галстуках, и в рубашках, и в часах», — пояснил на пресс-конференции в январе 2013 года А. Лукашенко журналисту Радио Свобода А. Дащинскому.

Соответствующие стандарты есть не только у главы государства, но и у его окружения. Белорусская политическая элита не испытала трудностей, перенимая западный образ жизни, чего не скажешь о западных правилах гражданской ответственности, публичной открытости и подотчетности.

В такой однобокости нет ничего неожиданного. Вот как ее объясняет российский политолог Екатерина Шульман: «Политические элиты в силу самого своего положения занимают лучшую социальную позицию из возможных и хотеть изменить существующее положение вещей не могут по определению. Они могут только чувствовать или воображать угрозы своему положению и действовать, исходя из осознания этих угроз. Политические акторы не понимают ни смысла, ни последствий своих действий не потому, что они как-то особенно глупы, а потому, что они находятся внутри системы, их кругозор ограничен только ею, а действия всегда определяются повесткой короткого горизонта».

Жизнь удалась у тех, кто забился под элитный плинтус. Этот простенький элемент политического интерьера блокирует переход белорусской элиты из закрытого состояния в открытое с его реальными выборами и конкуренцией, без которых невозможен подъем по карьерной лестнице на основании личных качеств, а не личной преданности.

В том, что белорусская политическая элита состоит из «избранных», сомневаться не приходится. Разумеется, речь не идет об избрании с помощью электоральных процедур. Но состоит ли она из «лучших», и правомерен ли фразеологизм «политическая элита» в системе, в которой отсутствует политическая конкуренция, или мы имеем дело с правящей бюрократией, формируемой с помощью негативного отбора? Вопрос риторический.

О пользе клочка бумаги

XX век подвел черту под «большими» идеологиями. Но свято место пусто не бывает. На смену «большим» идеологиям пришла идеология «маленькая» — идеология транзита с ее идеями рынка, демократии и прав человека. Однако в Беларуси на государственном уровне «маленькая» идеология погостила недолго. Ей на смену пришел популизм.

«Популизм — это всего лишь определенный способ общения с массами, на понятном им языке, которым овладели харизматичные лидеры, представляющие себя «голосом» простого народа». Это определение популизма я позаимствовал у доцента Высшей школы экономики Алексея Глухова.

19 апреля всем нам и был дан мастер-класс популизма. Задача популизма заключается в низведении общественного до массового, т.е. до уровня, понятного «простому» человеку. Только наивный может ждать от популиста развернутого ответа на вопрос о путях достижения целей, популистом же и поставленных (см. пример с Канопацкой о ВВП в размере 100 млрд долларов).

Популист всегда говорит то, что желают услышать его сторонники, и то, что сторонники способны воспринять. Не следует ловить популиста на отсутствии элементарной логики. Каждое его заявление, рожденное в режиме «здесь и сейчас», живет самостоятельной жизнью и никак не связано с тем, что говорилось ранее.

Популист может лить крокодильи слезы по поводу немудрых правителей, высокомерно проигнорировавших волю народа и подписавших клочок бумаги в Вискулях. Тем самым, утверждает популист, они сделали то, «чего не смогла сделать огромная военная машина фашистской Германии». Одновременно он может провозглашать в качестве высшей ценности государственный суверенитет и независимость Беларуси, не понимая, что суверенитет и независимость были бы невозможны без клочка бумаги в Вискулях.

Сергей Николюк

Читайте также:

О роли плинтуса в выживании нации

Африканские сержанты и мировые конфликты

От молока без коровы — к корове без молока

Почему белорусам не пригодился польский опыт

Добавить комментарий