Курсы валют

Доллар США
2.0494
Евро
Российский рубль

Погода

7..9 °C

Главные события

Оправдание Головача: торжество закона или позор всей системы?

Sud

Как оценить с правовой точки зрения результат уголовного дела против А. Головача?

16 августа Минский городской суд отклонил апелляцию Генеральной прокуратуры на оправдательный приговор в отношении главного инженера Минского завода колесных тягачей Андрея Головача. Тем самым суд подтвердил законность оправдания человека, который провел в следственном изоляторе четыре года.

Запоздалое торжество законности?

Для начала приведем слова Александра Лукашенко по поводу этого дела, сказанные в ходе встречи с руководителем Следственного комитета Иваном Носкевичем: «Держать этого человека и потом за недоказанностью отпустить. Дело в том, что это — разнузданность правоохранительных органов. И, в частности, скорее всего, следствия. Я с Генеральным прокурором буду разбираться, почему он так «надзирает» за уголовными делами и за соблюдением закона».

В приведенном высказывании главы государства чувствуется недовольство работой всех правоохранительных органов: и следствия, и прокуратуры, и судов. Столько потрачено времени, исписано бумаги, и ничего не доказали. Но самое печальное в этом деле то, что уважаемый человек, отдавший 35 лет служению заводу, сделавший его одним из самых успешных в промышленности страны, провел в неволе 50 месяцев (1500 дней и ночей). При этом сотни работников завода не поверили в виновность главного инженера и подписались под петицией в адрес главы государства об его освобождении.

Еще весной 2015 года А.Головач был задержан по обвинению в получении взяток на сумму более 80 тысяч рублей. Позиция обвинения основывалась на показаниях одного человека, которого ранее задержали за дачу взяток, а потом освободили, когда он начал сотрудничать со следствием. В ходе следствия его показания менялись. На суде он путался и не мог вспомнить суммы и даты взяток. Тем не менее суд Фрунзенского района г.Минска осудил Андрея Головача по ч.3 ст.430 УК на 8 лет лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Свою вину А.Головач не признал.

Приговор суда был обжалован в Минском городском суде. Там приговор отменили и дело направили на новое рассмотрение в тот же суд. Процесс вела судья Юлия Близнюк. Рассмотрение заняло 55 дней. Ни один из 86 свидетелей не подтвердил, что А.Головач лоббировал чьи-то интересы или брал взятки. Судья решилась на вынесение оправдательного приговора.

Правда, на свободе А.Головачу позволили побыть только 15 минут. Не успел он спуститься к ожидавшим его близким, как тот же следователь, присутствующий в судебном заседании, успел предъявить ему обвинение по другим фактам взяток и заключил под стражу.

В новом судебном процессе А.Головач был опять оправдан, хотя прокурор Юрий Шерстнев просил для него 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества и штрафом в тысячу базовых величин (25,5 тысячи рублей).

Прокуратура в привычном режиме не стала «отступать» и вынесла протест на оправдательный приговор. И вот 16 августа Мингорсуд поставил точку в этом показательном уголовном деле. Адвокаты обвиняемого Алексей Шваков и Елена Воронко возражали против обвинения и просили суд оправдать их клиента. Надо отдать должное членам судебной коллегии Мингорсуда под председательством судьи Сергея Хрипача, которые проявили принципиальность и вновь оправдали измученного следствием А.Головача.

Да, формально можно говорить о торжестве законности: человек оправдан за недоказанностью его вины. Но для этого ему пришлось провести под стражей более четырех лет. Несмотря на это, органы прокуратуры требовали продолжить процесс до «победного конца».

Позор всей правоохранительной системы?

Лично я склонен считать дело Андрея Головача поражением нашего правосудия и позором всей правоохранительной системы.

Во-первых, оно выявило жесткий обвинительный уклон предварительного следствия, которое пытается все обстоятельства из служебной деятельности подозреваемого лица представить как доказательства коррупции. Например, по первому делу А.Головача не удалось выяснить все факты взяток. Тогда их посчитали как процент от суммы отгрузки, по накладным. Тенденциозность расследования проявляется и в «работе со свидетелями», которых под разными предлогами настраивают на оговор обвиняемого по типу «не видел, но слышал». Именно отказ свидетелей от дачи сомнительных показаний послужил причиной оправдания А.Головача в феврале 2019 года.

Во-вторых, прокуроры привыкли идти в фарватере предъявленных обвинений и верить собранным материалам уголовного дела. Их задача — убедить суд в доказанности обвинения, они это пытаются сделать в максимальной степени убедительно и строго. Для них оправдательный приговор является шоком, подтверждением брака работы, позором репутации. Поэтому прокуроры пытаются на всех уровнях «сбить» оправдательный приговор.

В-третьих, суды понимают заинтересованность следователей и прокуроров и в большинстве случаев стараются им «подыграть». В этом есть и ведомственный интерес: при постановлении оправдательного приговора суду приходится выдерживать шквал атак органов прокуратуры, а также косвенное давление со стороны вышестоящих судебных инстанций. Все эти органы находятся в одной упряжке как карательный аппарат государства, призванный бороться с преступностью.

Теперь будут проводиться серьезные разборки. Возможно, Генеральный прокурор Александр Конюк получит «последнее предупреждение». После этого обвинительная машина начнет работать более тщательно, чтобы не допустить таких сбоев.

Систему надо преобразовать

Однако ни кадровые рокировки, ни высочайшие предупреждения не приведут к устранению системных недостатков нынешнего следствия, прокуратуры и суда. Нужны кардинальные преобразования. Их можно осуществить в рамках судебно-правовой реформы, о чем ранее автор писал в своих публикациях.

Прежде всего, надо сделать судей смелыми и принципиальными, чтобы они не боялись оправдывать каждого, вина которого не доказана в ходе судебного разбирательства. Где взять таких судей? Их надо ввести в судебную систему путем нового порядка формирования судов, а именно: путем выборов на альтернативной основе. Из числа лиц, успешно сдавших квалификационный экзамен и включенных в Национальный реестр кандидатов на замещение должности судьи. Это должны быть новые судьи, свободные по своим убеждениям и готовые судить по закону, а не в интересах органов следствия и прокуратуры.

Далее, после обновления судов надо взяться за органы следствия и освободить их от жесткого административного давления и работы «на показатель». Следователей надо перевести в разряд гражданских служащих, а не военнообязанных, каковыми они сегодня являются. Лучше всего следствие расположить в прокуратуре. Тогда за ним будет постоянный надзор.

Прокуратура должна стоять на страже законности, в том числе в сфере дознания и следствия. При этом заключение под стражу должно осуществляться с санкции суда, как и продление сроков содержания. Обвиняемый может подавать жалобы на нарушение своих прав не только прокурору, но и суду.

И еще нам надо учредить суд с участием присяжных заседателей, если обвиняемый не признает себя виновным в совершении преступления. Как показывает опыт работы таких судов, в том числе и в России, они оправдывают порядка 10—15% обвиняемых. У нас же оправданных — единицы, и каждое оправдание становится сенсацией.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

Кто-то кого-то дома бьет…

Чего ждать от поправок в трудовой кодекс?

О табаке и «табакерке»

Как искоренить пьянство?

Добавить комментарий