Курсы валют

Доллар США
2.4368
Евро
Российский рубль

Погода

16..18 °C

Лица

«Ничего страшного, что не спою на балу у президента»

Image 8057

Алексей Гросс победил в 2016 году на «Славянском базаре», получал награду из рук Александра Лукашенко, награжден специальным призом парламентского собрания Беларуси и России. Он выступал на «Песнях года» и неоднократно пытался пройти на «Евровидение».

В этом году певец довольно жестко высказался о власти в своем Instagram. Ему сразу же отменили все концерты, а потом исключили и из университета культуры.

— Алексей, когда вы начали увлекаться музыкой?

— Мой папа — музыкант, у него в моем родном Солигорске была своя группа. Поэтому музыка всегда была важной частью моей жизни.

Я учился в английской школе, во втором классе у нас был праздник Хэллоуин, и я выступал на концерте. Там был преподаватель игры на барабанах, он заметил меня и пригласил в детскую школу искусств. Я пошел туда учиться, потом играл в городском оркестре. Так получилось, что почти вся моя жизнь была связана с музыкой.

— Однако после школы вы пошли учиться на шахтера. Почему в итоге выбрали не высокооплачиваемую профессию, а нестабильную работу артиста?

— Это было не совсем мое. На одном из концертов я выступал с песней о маме. И почему-то некоторые сокурсники на это странно отреагировали. Потом был конкурс «Музыкальный форум». После него я решил поступать в музыкальный колледж. Забрал документы из колледжа для шахтеров и поступил в колледж искусств в Минске. После окончания выпал из профессии, работал как менеджер по продаже канцелярских товаров, на мойке, кровельщиком подрабатывал.

Потом были кастинги в постановку музыкального театра в продюсерский центр «Спамаш». В итоге я попал туда, и это была прекрасная школа.

— Вы победили на «Славянском базаре» в 2016 году. Как изменилась ваша жизнь после победы в конкурсе?

— Мы готовились маленькой командой, с очень маленьким бюджетом. Я просыпался в 6 утра, ложился в 2 ночи и был счастлив. У нас была прекрасная команда. После конкурса было определенное опустошение.

Отношения внутри продюсерского центра «Спамаш» очень ухудшились. Поэтому я решил уволиться и написал заявление по собственному желанию в конце 2016 года.

— И что вы делали дальше?

— Вместе с братом (он пианист) мы начали писать собственные песни. Я давал уроки вокала. Финансовая ситуация понемногу начала налаживаться.

—Возможно ли вообще белорусскому артисту жить с собственного творчества?

— В Беларуси артисты — это не те люди, которые зарабатывают большие деньги. В «Спамаше» я зарабатывал как молодой специалист после университета.

Если ты выступаешь на государственных концертах, то это в любом случае небольшие расценки. Каждый артист самостоятельно оговаривает условия, но мы не обсуждаем гонорары между собой.

— Как вообще артист-новичок может попасть на государственное телевидение или концерты?

— Если бы я самостоятельно начинал свой путь, без «Спамаша», то я бы записал песни на флешку и пошел бы в Министерство культуры, Белтелерадиокомпанию, загрузил бы песни в социальные сети. Просто, чтобы показать: я — Алексей Гросс, смотрите, что я делаю. Оцените и примите решение.

Однако у нас очень мало площадок, где артист может выступить. Большинство из них государственные. И поэтому артисты сталкиваются с таким ответом: «Вы — не формат».

Есть определенный процент артистов, которые рассылают песни, и в итоге эти песни начинают крутить на радиостанциях. Благодаря этому они попадают на «Песню года», в концерты на День независимости, президентский бал.

— Получается, что в белорусском шоу-бизнесе есть блат?

— Я не знаю, блат ли это… Если бы я написал песню о «синеокой Беларуси», может быть, меня бы и вставили во все концерты. И это был бы мой выбор. Но я пишу поп-музыку, и такие произведения мне не свойственны.

Моя аудитория не смотрит телевидение, это интернет-история, в лучшем случае радио. Артист не должен работать в определенном формате, чтобы его показали по телевидению. Артист должен быть самим собой, а не бежать за форматом, который ему навязывают.

Я люблю свою страну и горжусь ею. Я творческий человек, и во всей этой ситуации, с моим исключением, мне показали, что я никто. Ведь что я такого сделал? Моя история напоминает ситуацию, если бы я шел по улице и увидел, как какой-то пьяный человек приставал к девушке, и прошел мимо. Что это будет за общество, которое будет проходить мимо?

Люди хотят быть услышанными. Это выглядит, как мольба: просто услышьте нас!

— Почему вы решили высказаться в своем Instagram насчет того, что происходит в Беларуси? Догадывались ли вы о последствиях?

— Понимаете, я не знал, что будет. Я и подумать не мог, что такое возможно. Сейчас страшно, что людей хватают не просто в автозаки, а в машины с непонятными номерами непонятные люди в масках. Я просто делюсь своим мнением. И это норма! Люди боятся милиции, ОМОН.

— Однако и раньше были черные списки выступающих. Тот же Сергей Михалок не мог выступать в Беларуси после критики властей.

— Я знал о Михалке. Но относительно других — косвенно. Я понимал, что если я буду публично поддерживать альтернативного кандидата, то мне будет закрыта дорога. Но я никогда не думал, что артист может быть инструментом пропаганды.

Абсурдно, что люди начинают бояться говорить о том, что происходит в нашей стране. Я раньше не задумывался, что придется уехать, хочется остаться, ведь здесь твои люди. Да и не хочу перестать заниматься музыкой. Но на сегодня у меня очень много вопросов.

— Как ваши коллеги отреагировали, что вам начали отменять концерты?

— Мне писали очень многие артисты. Все они меня поддерживают. У всех сходятся мнения. Все хотят свободы слова. Почему по факту этого не происходит? Какие черные списки?

— Вас отчислили из университета культуры. Как это было?

— Не могу сказать, что я такой старательный студент. Были и долги. Но у всех так, особенно у нас, заочников. Но пришел приказ, да еще и задним числом. Отчислили 29 июня, а приказ подписали 16 июня.

— Чем планируете заниматься?

—Буду преподавать вокал в одной из школ. Вместе с братом пишем песни. Будем работать над собственным материалом.

Для меня ничего не изменилось. А то, что я не спою на балу у президента… Думаю, что ничего страшного не произойдет ни для него, ни для меня.

«Белсат»

Добавить комментарий