Курсы валют

Доллар США
2.1254
Евро
Российский рубль

Погода

0..2 °C

Лица

Три угрозы белорусской экономике до конца 2016 года

Romanchuk2

Беларусь испытала бури и торнадо. Прошелся по нам град с куриное яйцо. Повырывало деревья, затопило дороги, уничтожило леса и урожай. Природа сердится. Может, она так выражает свое возмущение поведением властей в Беларуси?

Из-за действий политиков и чиновников в экономике накопилось опасное количество «черной» энергии. Грозовые тучи сгущаются над госфинансами. Тысячи государственных заводов и фабрик еле дышат, надеясь на очередную порцию бюджетных подачек. Инвестиционная пауза превратилась в засуху. Банковскую систему быстро заполняют плохие долги и токсичные активы. Рынок недвижимости стоит колом.

Розничная торговля упала — и нет сил отжаться. Голова у потребителей от роста тарифов на ЖКУ идет кругом. Буря, скоро грянет буря. По своим последствиям для экономики она будет гораздо страшнее, чем природные аномалии.

Главная угроза — государство

Во второй половине 2016 года. Беларусь поджидает целый ряд серьезных рисков и угроз. Их корень в том, что глава государства до сих пор считает, что в принципе можно руководить по-старому, не меняя фундаменты модели «Хрустальный сосуд».

Его несли и продолжают нести вручную, а дорога впереди — сплошные кочки, овраги и трясины. И всё это в условиях ливней, града и сильного ветра.

Современные автоматические стабилизаторы (рыночные институты, механизмы и инструменты) могли бы спасти ситуацию, но по-советски консервативные руководители Беларуси настаивают на том, что рукотворная экономика лучше сопротивляется кризису, быстрее восстанавливается и каким-то чудом становится более конкурентоспособной и эффективной.

Сохранение в качестве идеологического фундамента ничем не подкрепленной, научно не обоснованной веры в Государство, является основным риском белорусской экономики во второй половине 2016-го.

Политики и чиновники не мыслят себя вне цен, процентных ставок, инвестиций, квот, льготных кредитов, тарифов и режима взаимоотношений между производителями и потребителями.

Нет оснований считать, что правительство возьмет да и высечет само себя. Нет ни одного принятого документа, который бы давал основания считать, что нынешний состав правительства будет менять характер взаимоотношений между государством и экономикой.

Чиновники могут несколько скорректировать вокабуляр, обновить декларируемые цели, но свое нутро они поменять в нынешней системе стимулов и мотивации не хотят и не будут.

Вот лишь несколько типичных примеров. В Минске на согласование цвета лестницы, которая соединяет многоэтажки со школой и детсадом (арт-проект активистов), ушло три месяца.

Если же речь идет о согласовании инвестиционного проекта, то общение с бюрократами-шлагбаумами превращается в хождение по мукам.

Второй пример — отношение властей к минской предпринимательнице Татьяне Алехнович. Суд оштрафовал ее на сумму около $2400 за нарушение правил торговли.

Такой фискальный садизм был проявлен за то, что в кафе предпринимательницы обнаружились просроченные продукты на сумму около $3.

Минторг в присущей себе манере закрыл кафе, что привело к быстрому накоплению издержек. Дело закончилось космическим штрафом, сумма которого в 800 (!) раз больше стоимости товаров с просроченным сроком годности.

Заметим, что пострадавших в этом деле нет. Сохранение ситуации, когда госконтролеры налагают разорительные штрафы, подтверждает неизменность антипредпринимательского курса властей.

Третий пример — введение с 1 июля электронных счетов-фактур. Хотели, как лучше, получилось как всегда. Бизнес встал на уши. Бухгалтеры, программисты завалены работой, а элемент e-government электронного правительства, который в рыночных странах снижает издержки бизнеса, в т.ч. транзакционные, у нас их резко увеличил.

Как часто у нас бывает, сначала ввели, а потом будут разбираться, что и как. А заодно можно столько штрафов накосить.

Вторая угроза — денежная разнузданность

Вторая угроза второй половины 2016-го — изменение денежно-кредитной политики Нацбанка. Вот мы дождались новых денег. Рассмотрели, порадовались, изучили и озадачились.

Вот что состоялось в течение месяца до 1 июля 2016-го — дня отмашки деноминации. В денежной политике Беларуси июнь сильно отличался от предыдущих 5 месяцев. Вот в чем.

В этом месяце объем наличных денег в обращении вырос сразу на Br2639 млрд. неденоминированных рублей, на 18,5%!

На 1.06.2016 было Br14288,3 млрд., на 1.07.2016 стало Br16927,6 млрд.

Для сравнения: за январь-май 2016г. М0 вырос всего на Br52 млрд. Такой взрывной рост количества наличных денег в июне, как раз накануне деноминации, не может не тревожить.

Минимальное значение этого показателя в 2016г. было на 1 февраля 2016-го — Br13438,8 млрд. Получается, что с 01.02.2016 до 01.07.2016 М0 вырос на 26%!

Рублевая денежная масса (М2) в июне выросла на Br3695 млрд. На 1.06.2016 было Br88746,3 млрд., на 1.07.2016 стало Br92441,2 млрд. Для сравнения: с января по 1 июня 2016-го этот показатель сократился на Br1,75 трлн.

С 1 мая по 1 июля 2016г. М2 увеличился на Br8,1 трлн., или на 9,6%. Если брать минимум показателя М2 в 2016г. (1.02.2016), то за период февраль-июнь показатель М2 вырос на 14,3%, или на Br11,55 трлн.

Такова официальная денежная статистика I полугодия в условиях падения ВВП почти на 3%, резкого роста плохих долгов предприятий, проблемных активов банков и вымывания оборотки через складские запасы и дебиторку.

И это летом, когда экономическая активность снижается. Один месяц — это еще не тенденция, но есть основания насторожиться и напрячься.

До состояния «макроэкономическая стабильность» Беларуси еще далеко. На горизонте нарисовались нефтегазовые тучи в переговорах с Россией. МВФ упорно не соглашается дать кредит под весьма слабые обещания провести системные, структурные рыночные реформы. Экспорт товаров за январь-май 2016-го сократился на 19,2% при падении цен на экспортируемые Беларусью товары на 20,1%.

Иностранных инвестиций как не было, так и нет. А голоса госпредприятий и их номенклатурных крыш перешли в крик: «Дайте денег!».

Поскольку в сентябре состоится очередной политический перформанс под названием «выборы в Палату Представителей», то под него нужно создать хотя бы видимость, хотя бы на два месяца прогресса по борьбе с до сих пор не признанным властями кризисом.

В июне такое поведение еще можно списать на подготовку к деноминации, хотя оснований для столь резкого роста не было. Если такая тенденция сохранится в июле-августе 2016-го, то нас в очередной раз ждут веселые времена с инфляцией под 30% и курсом уже нового рубля за Br3/$1.

Третья угроза — финансовые дыры

Третья угроза белорусской экономике во II полугодии 2016г. - напряжение в финансах производителей товаров и нефинансовых услуг. За январь-май 2016-го чистая прибыль составила Br16,62 трлн., что в номинальном выражении на 20,6% меньше, чем было за аналогичный период 2015-го.

Рентабельность продаж снизилась с 8,1% в январе-мае 2015г. до 6,8% за первые 5 месяцев т.г. Количество убыточных организаций выросло на 22,5%, до 1872 субъектов.

Это 24,5% от общего числа организаций. Годом раньше каждая пятая коммерческая организация была убыточной. Сегодня уже каждая четвертая.

Белстат даже постеснялся указывать цифру чистого убытка убыточных организаций. То ли чтобы не пугать инвесторов, то ли чтобы не портить картинку начала выздоровления для президента.

Финансовые проблемы усугубляет уже ставшая хронической проблема долгов и неплатежей. По состоянию на 1.06.2016 просроченная дебиторская задолженность составила Br73,33 трлн. — на 21,4% больше по сравнению с началом этого года. Просроченная кредиторская задолженность выросла на 17,2%, до Br67,93 трлн. Просроченная задолженность по кредитам за январь-май 2016-го выросла на 37,5%, до Br20,36 трлн., а все долги по кредитам составили астрономическую сумму Br605,98 трлн. Для сравнения: ВВП в 2015г. составил Br870 трлн.

Белорусская финансовая система представляет собой несколько взаимопересекающихся пирамид. Они не поддерживают, а подтачивают друг друга.

Остается лишь гадать, какая первой опрокинется и разрушит хрупкое равновесие остальных. Так или иначе, в Беларуси нет ни мощных страховых механизмов, ни сильных денежных стабилизаторов, ни антикризисных институтов для противодействия накопленным кризисным явлениям.

Нет сомнений, что прорвет там, где тонко. Сегодня гадать, где тоньше, в банковской ли бюджетной системе, на валютном рынке или на уровне предприятий, нет смысла.

Неважно, какой будет та косточка домино, которая начнет разрушать всю конструкцию «Хрустального сосуда». В условиях правительственной импотенции важно разработать индивидуальные механизмы хэджирования обостряющихся рисков и угроз.

Ярослав Романчук, «Белгазета»

Loading...

Добавить комментарий