Курсы валют

Доллар США
2.5992
Евро
Российский рубль

Погода

17..19 °C

Политика

Путин пока выжидает…

Putin

Представители самопровозглашенных Донецкой и Луганской «народных республик» еще 12 мая обратились к России с просьбой рассмотреть вопрос об их вхождении в состав РФ. Но ни в тот же, ни в последующие дни никакой официальной реакции на эту просьбу от российских властей не последовало. В чем причина? 

Накануне МИД РФ опубликовало заявление, в котором призывает ЕС «с уважением отнестись» к результатам «референдумов», — и это все. С тех пор российское руководство никак не комментирует ни самопровозглашенный «референдум» на востоке Украины, ни последовавшие за ним заявления сепаратистов.

Луганская и Донецкая области заявили о своей независимости и о желании войти в состав РФ достаточно неожиданно, отмечает эксперт Центра Карнеги Мария Липман: «Еще накануне, 11 мая, один из организаторов «референдума» Роман Лягин говорил, что Донбасс не перестанет быть частью Украины, не окажется в составе РФ. А уже спустя сутки — решение другое». Можно предположить, что это изменение тактики было как-то согласовано с Россией, замечает Липман.

И все же едва ли речь идет о перспективе новой аннексии, добавляет эксперт: «Это выглядело бы слишком вызывающе». По мнению Липман, есть существенное отличие ситуации с Донбассом от Крыма. «Крым удалось присоединить бескровно, что очень важно. А в Восточной Украине кровь пролилась уже сейчас, ситуация крайне напряженная, опасная и рискованная», — уточняет она.

Кроме того, там есть самопровозглашенное руководство областей — в отличие от Крыма, где к моменту присоединения полуострова к России власти как таковой не было, добавляет эксперт. Поэтому трудно себе представить мирный сценарий аннексии. «Непонятно, какая выгода России от присоединения этих бедных, дестабилизированных регионов», — заключает представитель Центра Карнеги.

Той же точки зрения придерживается и Федор Лукьянов, политолог и главный редактор журнала «Россия в глобальной политике». «Никто в России никогда не тосковал по Донбассу, — отмечает эксперт, — в то время как принадлежность Крыма к Украине всегда воспринималась как историческая несправедливость. Что касается юго-востока Украины, то таких настроений, а соответственно, и внутриполитической выгоды тут существенно меньше, а издержки от присоединения могут быть существенно большими».

Отсутствие немедленной реакции со стороны Кремля тоже можно считать косвенным признаком того, что новой аннексии не предвидится, считает руководитель Центра политических технологий профессор Борис Макаренко. «Когда у России было намерение принять в свой состав Крым, это было сделано моментально. Сейчас мы не видим такой быстрой реакции. Официальная дипломатия уклончива, она продолжает игру. Поэтому я считаю, что официального признания не будет», — заявил Макаренко в интервью DW. Но Россия, по его мнению, уже начала использовать факт проведения «референдумов» в Донбассе для своих внешнеполитических целей.

Российский политолог Станислав Белковский в свою очередь считает, что нынешнее затишье никого не должно вводить в заблуждение — Владимир Путин все равно настроен так или иначе взять юго-восточные регионы Украины под свой контроль.

«Сценарий аннексии Донбасса для России наименее выгоден, так как налагает на страну огромное финансовое бремя и не оставляет пространства для дальнейших маневров», — говорит он. Но у Кремля, по мнению политолога, остаются другие варианты поведения, каждый из которых губителен для Украины как унитарного государства, управляемого из Киева.

В любом случае, цель Путина — взять юго-восток Украины если не под формальный, то под фактический контроль, уверен Станислав Белковский: «Путин почувствует себя в безопасности только если его люди будут руководить всеми регионами от Луганска до Одессы. Формальным гарантиям он уже не верит».

Что же происходит сейчас? По мнению Белковского, Путин ждет реакции Запада. Если, в частности, будет подтверждена встреча с Обамой 6 июня и готовность на этой встрече обсуждать украинскую ситуацию, Путин, скорее всего, будет вести себя мягко и осторожно, полагает эксперт. «Если же президент РФ столкнется с тем, что он сам рассматривает как унижение, то будет вести себя жестко», — предполагает политолог.

По материалам интернета подготовил Иван КОБОЗЕВ

Добавить комментарий