Курсы валют

Доллар США
2.2268
Евро
Российский рубль

Погода

4..6 °C

Политика

НАТО: дилемма расширения

Image 7685

Мы привыкли рассматривать НАТО в качестве военного блока: натовские войска, натовские базы, натовские солдаты... Между тем это поверхностное восприятие. НАТО не является военным блоком в узком смысле. Альянс— это политический союз стран, разделяющих общие ценности для обеспечения их коллективной безопасности.

При этом речь идет не только о сугубо военной безопасности. У нас мало известно о том, что значительные усилия в рамках НАТО уделяются сфере кибербезопасности, науки и ликвидации последствий чрезвычайных природных ситуаций и техногенных катастроф. В последних двух областях наша страна сотрудничает с альянсом. Не то чтобы масштабно, но тем не менее.

На минувшей неделе довелось побывать в Брюсселе в штаб-квартире альянса. Такие визиты всегда полезны: одно дело читать, а другое дело иметь возможность пообщаться с людьми, которые находятся внутри системы и чувствуют ее, так сказать, кончиками пальцев. Несмотря на громкие и скандальные заявления западных лидеров последних недель относительно будущего НАТО, можно сказать, что альянс остается единым и помирать совсем не планирует. Несмотря на свое 70-летие. Но есть один проблемный вопрос, о котором в нашей стране мало кто слышал, но от его решения зависит будущее альянса. И этот вопрос — расширение.

Юридическое оформление НАТО состоялось в 1949 году, когда 10 стран Западной Европы, США и Канада подписали соответствующий оборонительный договор. Время шло, альянс расширялся. И вот сегодня в НАТО уже 29 стран. А в ближайшее время с присоединением Северной Македонии их станет 30. И это порождает ряд вопросов, на которые альянс пока однозначного ответа не находит.

Во-первых, все решения в рамках НАТО принимаются консенсусом. И чем больше стран, тем больше усилий приходится прилагать для его достижения.

Во-вторых, альянс объединяет разные по потенциалу страны. Армия США (совокупно с национальной гвардией и резервом — порядка 2 млн человек) в 1000 раз превышает армию Черногории. Вряд ли черногорская армия при всем к ней уважении в состоянии защитить США. А армия США вполне в состоянии защитить Черногорию. Но при этом голос Вашингтона и голос Подгорицы в рамках НАТО имеют равный вес. Справедливо ли это?

В-третьих, стоит ли принимать в НАТО страны, которые больше получают от участия в нем, чем вносят?

В-четвертых, некоторые страны—партнеры альянса вносят вклад в операции больший, чем ряд стран-участниц. Они уже несут бремя обеспечения общей безопасности, но не имеют возможности влиять на принятие решений НАТО. Та же Грузия выставляет в общие операции больше солдат, чем, например, Испания. Но Мадрид решает, где и с кем воевать, а Тбилиси — нет. Испанцы имеют коллективные гарантии безопасности. А грузины — нет. Опять же, вопрос справедливости.

НАТО закономерно сталкивается с проблемами расширения. Обеспечивая безопасность порядка 1 млрд человек, организация стоит перед дилеммой определения пределов своего пространственного роста. Изначально альянс формировался как структура безопасности в Северной Атлантике. Сегодня он обеспечивает безопасность стран и территорий не только в Европе и Северной Америке, но и в Западной Азии, Африке, Южной Америке и Океании. Формально, двери НАТО остаются открытыми для всех стран, которые разделяют его ценности и соответствуют требованиям членства. Присоединение к нему Македонии и Черногории пока негласно, но выводят еще одно требование к потенциальным членам альянса: полезность потенциального кандидата для других участников. Каков твой вклад в общее дело? Готов ли ты не только голосовать за решения, но и воевать, и платить за патроны? Просто «пассажиры» все менее интересны, нужны те, кто хочет, может и будет крутить общие педали.

Очевидно, что альянс находится в процессе переосмысления своего будущего и перспектив географического расширения. После присоединения Северной Македонии можно ожидать длительной паузы в приглашении новых членов. Но при этом желающим придется предложить что-то взамен полноценного участия. Скорее всего, это будет некая форма расширенного/привилегированного партнерства. Вряд ли она будет подразумевать предоставление юридически обязывающих гарантий безопасности со стороны альянса. Взамен привилегированные партнеры смогут получить содействие НАТО с целью повысить их способность к самообороне: подготовку, технику и вооружение, разведданные, деньги.

Минск — Брюссель — Минск

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

Военные расходы как показатель состояния страны

Региональная политика — тоже национальная безопасность

Сколько ведомств берегут наш покой?

Междуморье: пустая геополитическая фантазия

Добавить комментарий