Курсы валют

Доллар США
2.234
Евро
Российский рубль

Погода

-2..-4 °C

Политика

НАТО без Турции? Большой вопрос, кому достанется больше проблем

Image 7699

На минувшей неделе продолжились пикировки между Анкарой и Вашингтоном. Американцы угрожают туркам санкциями за покупку российских систем ПВО и отстранили (не ясно, окончательно ли) их от программы поставок истребителя F-35. В ответ турецкое правительство пригрозило запретить американцам использование военно-воздушной базы Инджерлик. Место знаковое, можно сказать, намоленное: там со времен «холодной войны» хранилось ядерное оружие США.

Судя по активным полетам военно-транспортной авиации, высока вероятность, что американцы свой «немирный атом» из Турции уже вывезли. А заодно и отменили эмбарго на поставки оружия Кипру, которое действовало с 1987 года. Кипр, мало того, что, мягко говоря, Турции не друг, так еще и потенциальная газовая сверхдержава: весьма вероятно, что в водах вокруг острова таятся огромные запасы голубого топлива. На большую часть его претендует Турция. За это ЕС угрожает Анкаре санкциями. Короче, куча мала: у каждого своя правда, и никто не собирается пока уступать.

Препирательства Турции с Евросоюзом и США с нескрываемым энтузиазмом встретили в Москве. Здесь рассчитывают, что по мере нарастания противоречий внутри блока НАТО этот самый блок развалится. Ибо турецкая армия — вторая по мощи в альянсе и без нее ни туда и ни сюда. Но угроза развала НАТО без турок весьма преувеличена.

В декабре мне довелось посетить штаб-квартиру НАТО. Перспектива выхода Турции из организации ни печали, ни паники там не вызывает. Хотя для имиджа НАТО это будет серьезный урон. Но, с другой стороны, Анкара в последние годы весьма сложный партнер. И ее выход из альянса упростит выработку политических решений. При этом в настоящее время турки принятые на себя обязательства в рамках НАТО исполняют четко.

Для начала краткий ликбез, что такое НАТО. Это политическая организация с военной составляющей. У НАТО нет своих войск. Есть национальные воинские контингенты, которые выделены правительствами стран-членов для участия в миссиях альянса. И эти правительства в любой момент своих военных могут отозвать, что ранее уже происходило и создавало большие проблемы для проведения коалиционных операций. Но поделать с этим ничего нельзя: распоряжаться своей армией — суверенное право государства, которое не может быть ограничено.

Именно поэтому для деятельности НАТО важны не численность национальных армий, а то, сколько сил в распоряжение альянса готова выделить каждая страна. На текущий момент наиболее масштабной, финансово затратной и кровопролитной является операция НАТО «Решительная поддержка». 80-миллионная Турция направила в Афганистан 580 человек. А в 20 раз меньшая Грузия — 870. Для иракской кампании Тбилиси выделил пятый по численности военный контингент — 2 тысячи человек. А Турция — ноль. И это ее суверенное право.

Анкара вступила в НАТО в 1952 году. Это стало серьезным достижением для альянса: Турция контролировала черноморские проливы и могла оттянуть на себя часть советских сил в Закавказье. Но сейчас вероятность масштабной войны с Россией в НАТО оценивают как невысокую. И готовятся к локальным вооруженным кризисам, в которых ни одна из сторон не будет преследовать решительные цели типа полного разгрома противника и принуждения его к капитуляции.

Далее, Турция в значительной мере зависит от западных технологий и западного вооружения. И хотя промышленность и ВПК этой страны за последние 20 лет сделали гигантский скачок, в критически значимых областях преодолеть эту зависимость не удалось. Отказ европейцев поставить двигатели создал серьезные проблемы для амбициозного турецкого проекта по созданию национального танка «Алтай». Основу турецких ВВС составляют американские F-16. Поставка запчастей для них может стать весьма непростой. ПВО Турции в значительной мере обеспечивается зенитно-ракетными дивизионами, направленными в эту страну союзниками по НАТО.

Поэтому, если говорить о перспективе выхода Турции из НАТО, то это большой вопрос, кому достанется больше проблем: самой Турции или другим странам-участницам.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog

Читайте также:

НАТО: дилемма расширения

Военные расходы как показатель состояния страны

Региональная политика — тоже национальная безопасность

Сколько ведомств берегут наш покой?

Добавить комментарий