Курсы валют

Доллар США
2.4214
Евро
Российский рубль

Погода

15..17 °C

Социум

«Тот самый» Петрушенко о жизни «в болоте»

Petrushenko

Житель поселка Коханово Толочинского района Николай Петрушенко в свое время был депутатом Верховного Совета СССР. Но и сегодня контактировать с местными и высокими чиновниками отставному полковнику приходится весьма часто: только в день беседы со «Свободными новостями плюс» он посетил Комитет госконтроля, КГБ и Палату представителей.

— Небольшие провинциальные городки наподобие Коханово великие «политзнатоки» характеризуют просто — болото. Люди, мол, погрязли в быту, их ничего, кроме собственного кармана, не заботит, читают «Советскую Белоруссию» и смотрят БТ, а о проявлении любой инициативы никак не помышляют — ибо «все равно власть задавит на взлете». Насколько подходит такое представление Коханово?

— Это как шизофрения, раздвоение личности. С одной стороны, справедлива характеристика как болота, и, соответственно, справедливо ее применение к Коханово; с другой стороны, наш поселок всегда был революционным центром, начиная с царских времен.

— Проявляется ли в городке хоть какая-то общественная активность? Чем люди интересуются и живут, кроме ежедневных походов на работу?

— Люди живут, как лягушки в болоте: квакают, но каждый в своем болоте — на кухне. Кохановский народ ничем не отличается от остального — выживает. Приведу конкретные примеры.

В 30-е годы прошлого века в Толочинском районе работали два льнозавода, причем пахали так, что занимали первые места среди однотипных предприятий СССР. Сейчас остался один, да и тот закрывается: банкрот... В списке районных предприятий он в числе хронических должников по зарплатам.

Когда власти говорят, что дела плохи, то нагло приукрашивают действительность: дела на самом деле очень плохи.

Последние годы значительная часть мужчин Коханово отправлялась на заработки в Россию. Сейчас, из-за экономических проблем в России, наши гастарбайтеры нескончаемым потоком потянулись домой. Причем делают это досрочно: наполовину сделали в Смоленске либо Пскове работу, например, начали крыть дом и, не закончив, бросают. Говорят: если мы еще две недели в России поработаем — получится за бесплатно. Инфляция в России съедает все.

Но мужик был хорош, когда привозил валюту, когда жил фактически на две семьи. Однако ныне ситуация изменилась радикально. Знаете, как теперь встречают своих кормильцев из России белорусские жены? Скривившись… Сразу ставят на стол бутылку, а потом некоторые вызывают милицию и сдают суженых... Ну а свести счеты с «подозреваемыми» просто: местные власти объявили охоту на «тунеядцев»…

Сегодня в 4 утра шел на электричку в Коханово, чтобы добраться до Минска. Пока шел на электричку, узнал массу новостей: взломы гаражей, погребов. Все хотят кушать, но при этом не желают или не могут работать.

Мне становится страшно, когда вижу, как люди хватают кредиты, словно перед смертью. Причем хватают на кабальных процентах и даже не замечают этого — правовая безграмотность просто зашкаливает. Сейчас не проблема взять — сложно закрыть кредитную линию. Медсестра подписалась на 5 миллионов за полгода — купить сережки. В известной ювелирной сети досрочно погасила кредит и сидит себе спокойно. Пока не получает извещение из центра микрофинансирования, что она задолжала банку сколько-то там рублей. Сумма иногда небольшая, иногда — очень даже большая: пациент не вчитался в мелко написанные буковки… В итоге человек на кабальных условиях вынужден ежемесячно платить дань «благодетелю». Вот такие кохановские реалии.

Другая часть жителей кредитуется по-другому: каждый день идут в магазин и берут взаймы хлеб, мясо, иногда — бутылку. Живут в счет будущей зарплаты. «Фабричные лавки» в России прекратили свое существование еще в 1895 году, а мы все живем, как в империи.

— Скоро президентская кампания, может, она внесет свежую струю в жизнь города?

— Я участвовал во всех президентских кампаниях. Кандидата в президенты Александра Милинкевича встречал на въезде в Коханово и, как положено военному человеку, отрапортовал: готов к работе! Милинкевич встречался с жителями на центральной площади города, затем отправился в Оршу, дальше по своему маршруту. И везде говорил: надо работать и развивать активность так, как это делают в Коханово. Я Милинкевича за язык не тянул — он по доброй воле оценил меня так, как оценил...

На последних парламентских выборах в Коханово работали четыре штаба четырех кандидатов в депутаты. За столичного коммуниста Возняка, соперником которого являлся замглавы президентской администрации Попков, мы собрали две с половиной тысячи подписей, и только одна из них признана недействительной!

Сам я никогда подписи не собирал, чтобы всякая шелупонь не упрекала, что работаю за деньги. Но сейчас Коханово не сможет повторить свой успех — больше 100 подписей мы не соберем.

— Почему?

— Во время местных выборов я как член участковой избирательной комиссии ходил по домам и сверял списки избирателей. В многоквартирном доме на сто квартир только две женщины не захотели сверять подписи. Два человека из ста квартир — это показатель того, что люди все еще доверяют неавторитетной оппозиции.

Но одновременно народ не любит ее, равно как и власть. Именно по этой причине на предстоящих выборах мы больше ста подписей в Коханово не соберем.

— Ожидает ли город вообще неких перемен от президентской кампании?

— Скорее всего, люди ничего не ждут. Следует признаться в этом — так будет честнее.

— Столичные оппозиционеры доезжают до вашей глубинки или сворачивают на полпути? Калякин, например, Лебедько, Некляев?..

— У меня нет претензий только к Калякину: он лидер Белорусской партии левых «Справедливый мир», к которой принадлежу и я. 4 года назад я создал в Коханово ячейку Объединенной гражданской партии. Из семи приглашенных вступили в ячейку пять человек. Но мне сегодня стыдно в глаза смотреть этим людям…

На прошедших выборах в Палату представителей я баллотировался в депутаты, здесь же баллотировался и представитель ОГП. Ночью ему сожгли автомобиль. Дай, думаю, позвоню Лебедько: мы ведь не только соперники с этим человеком на выборах, но и партнеры по оппозиции. Лебедько мне отвечает: уже владею информацией, уже доложил в ОБСЕ. И вот так всегда: сначала — ОБСЕ и только потом — Петрушенко, который играет не последнюю роль в политической жизни региона.

И Некляев, на мой взгляд, идет по пути повторения собственных ошибок — зовет нас не туда. Вместо того чтобы искать союзников, он делает ставку на белорусский язык, разжигает русофобские настроения…

Обанкротился, думаю, и Лукашенко. Если бы он сделал выборы честными и прозрачными, люди честно бы проголосовали за Лукашенко. Но чиновники, которые считают голоса за деньги, сделают все, чтобы выборы не были признаны мировым сообществом.

— Что помогает горожанам определять свои политические ориентиры? По старинке, бал правят белорусские телеканалы и официальные газеты вроде «Советской Белоруссии»?

— Скажу откровенно: народ в наших местах не читает прессу на белорусском языке. Но наши оппозиционные деятели почему-то в Гродненскую и Брестскую области везут русскоязычную прессу, а на Витебщину — белорусскоязычную.

Спутниковых антенн в Коханово много, лично я смотрю украинские, российские, европейские телеканалы. Как ни крути, возросла роль интернета. Значительным средством влияния остается районная газета… Самое страшное — недооценить противника.

— Говорят, один в поле не воин. Но ваша активность поражает: вы приехали в Минск — и сразу же направляетесь в Комитет госконтроля и КГБ. Давите на власть своим авторитетом — как-никак, бывший народный депутат СССР.

— Не так давно был на приеме у одного большого чиновника. Что-то мне ваша фамилия знакома, говорит. Я не стал напоминать, что был народным депутатом СССР, представился просто: «Я тот самый Петрушенко».

Сейчас в Витебске проходит акция «Депутатов — к ответу!». В прошлый вторник прием граждан устраивали сразу пять депутатов Палаты представителей. До нового года остался еще один прием. Думаете, кто-нибудь из оппозиции пойдет? Только покривятся — мол, это ниже их достоинства…

— Чем закончится президентская кампания, как считаете?

— Тем же, что и раньше. Никаких изменений не произойдет. Хотите рецепт, как исправить ситуацию? Надо работать, засучив рукава, заняться защитой населения. Надо завоевывать авторитет защитой социальных прав.

Приведу пример. Полтора года назад житель деревни Богдановка (рядом с Коханово) Маталыга Петр Миронович сдал на станцию технического обслуживания свой автомобиль. Каждый болт ему в итоге обошелся по 25 евро. В документах сказано, что ему отремонтировали коленвал, но коленвалы на станциях технического обслуживания не ремонтируют, они подлежат замене. Угробили человеку машину, и он уже полтора года добивается возмещения вреда. С нашей помощью он дошел до Верховного суда и Министерства юстиции, в результате сменили судью. Новому судье понадобилось не полтора года и даже не полтора дня — за полтора часа он принял единственно правильное решение — назначил независимую экспертизу.

Говорить с Маталыгой о правах человека и демократии — себя не уважать, ему надо помочь защитить его кровные интересы. Только так мы можем завоевать авторитет.

Владимир Журавок

Добавить комментарий