Курсы валют

Доллар США
2.5992
Евро
Российский рубль

Погода

17..19 °C

Социум

Со второй попытки

Image 4457

Беларусь приняли в Болонский процесс.
Это решение было оглашено на конференции министров Европейского пространства высшего образования (ЕПВО) 14 мая в Ереване. В конференции участвовали представители около пятидесяти стран. 

При обсуждении белорусского вопроса европейские министры говорили об условиях для вступления в Болонский процесс, а именно дорожной карте. Причем, звучало мнение, что дорожная карта должна стать не пожеланием конференции министров, а требованием.

Беларусь подала заявку на вступление в Болонский процесс в 2011 году. В 2012 году эта заявка была снята с повестки дня саммита министров образования и перенесена на 2015 год по причине невыполнения основных принципов Болонского процесса, таких как академическая свобода, институциональная автономия и студенческое участие в управлении высшим образованием. В Беларуси было время и возможности провести соответствующие реформы, однако, согласно проведенному «Мониторингу нарушений академических свобод», студенческое самоуправление существует только формально.

Image 4458

Можно ли надеяться на модернизацию системы белорусского высшего образования? Улучшится ли ситуация с академическими свободами в нашей стране? Об этом рассуждали участники правозащитного видеопроекта «Кухня-TV» Владимир Дунаев — профессор, член общественного Болонского комитета, Валентин Стефанович — заместитель председателя ПЦ «Вясна» и Марина Штрахова — координатор «Мониторинга нарушений академических свобод», юрист МПГ «Студэнцкая Рада».

Валентин Стефанович: — Марина, вы проводили мониторинг ситуации. Скажите, что такое академические ценности? Они у нас есть?

Марина Штрахова: — Академическая свобода — это главная ценность, без которой трудно представить европейский университет. У нас это понятие нигде не обозначено. А вот в Европе это подразумевает свободу студенческого передвижения, свободу исследований, свободу самоуправления, автономию университета. Кое-какие ростки у нас есть. Например, свобода студенческого самоуправления. Но оно существует формально.

Валентин Стефанович: — В 2012 году нам дали три года на «исправление». Что-то действительно изменилось в Беларуси за это время?

Владимир Дунаев: — Скажу сразу: прошло три года — проблемы остались. Но нас приняли в Болонский процесс. Европа предъявила свои требования, Беларусь с ними согласилась. Однако это не значит, что мы соответствуем всем требованиям этой европейской структуры. Особенно это показательно в плане организационной самостоятельности университетов. Именно в ней кроются главные проблемы. У нас ректоры университетов являются единоличными руководителями. Они не подотчетны академическому сообществу. Ректоры назначаются по согласованию с президентом страны. Какая тут самостоятельность?

Как-то в шутку в своем кругу мы говорили о том, можно ли кошку назначить ректором? А почему нет, если ее «кандидатура» будет согласована на высшем уровне?

Шутка шуткой, но именно это и есть важнейший показатель организационной самостоятельности университетов.

То, что у нас ситуация плохая, понимают многие чиновники от образования, сами ректоры вузов. Они хотят децентрализации образования. Но и боятся. Ведь что такое академическая свобода? Это свобода от страха. А разве может не бояться преподаватель, у которого контракт только на год? Даже в советское время такого не было.

В. С.: — Марина, вы координатор серьезного мониторинга, вы часто встречаетесь с проблемами преподавателей и студентов. Взять, хотя бы, их «самостоятельность» во время выборов. Все знают, как студенты голосуют, особенно досрочно, под руководством преподавателей…

М. Ш.: — Я это лично видела и прочувствовала на собственном опыте. Как это все связать с академическими свободами? Риторический вопрос.

Что показывает мониторинг? Сейчас меньше отчислений из университетов по политическим мотивам. Может, потому что нет самих политических событий? С другой стороны, пугает, что со студентами уже говорят в предупреждающем тоне об участии в любых неформальных образовательных мероприятиях. Это не обязательно тематика, скажем, прав человека. Самые обычные семинары… Им начинают намекать: а вот скоро сессия, да и в общежитии вы живете… Поэтому студенты боятся. Сам университет поддерживает этот страх.

В. С.: — Нас все-таки приняли в Болонский процесс. Это аванс для Беларуси. Чего нам следует ждать?

В. Д.: — Некоторые перемены все же произошли в последнее время. Что касается ценностей… Всем хорошо известно, какой низкий уровень школьного образования показывает тестирование. Известно, что работодатели не удовлетворены качеством подготовки специалистов вузов. Но вот парадокс: власть это устраивает! Она по-другому оценивает качество образования. Она по-другому его понимает. Управляемость и лояльность — вот в ее представлении настоящие ценности. Это, конечно, полное расхождение с европейскими академическими ценностями.

Поэтому особых оснований для оптимизма нет. Ценности, которые определяют образовательную политику, вытеснить очень трудно. Но даже признать сам конфликт академических ценностей, уже было бы очень много.

Специально для «Снплюс» подготовил Иван Кобозев

Добавить комментарий