Курсы валют

Доллар США
2.0793
Евро
Российский рубль

Погода

10..12 °C

Социум

Родные монстры

Image 6808

В настоящее время состояние преступности несовершеннолетних вызывает вполне обоснованную тревогу в белорусском обществе. По данным МВД, в течение нескольких последних лет наблюдается тенденция омолаживания преступности.

Характерной чертой подростковых злодеяний становится насилие и жестокость по отношению к сверстникам, взрослым, в том числе и к родителям, которые погибают от рук того, кого родили с верой и надеждой на обретение желанного смысла жизни. Дети жестоко расправляются с родителями — понять это невозможно. Однако, такое, увы, происходит в нынешней Беларуси не так уж редко…

«Это мать стонет…»

В сентябре прошлого года страшная трагедия произошла в небольшом поселке Вороново Гродненской области: 17-летний подросток, увлекающийся японской культурой, убил свою мать самодельным самурайским мечом. Парень учился в местном колледже, мать работала в районной санстанции. Последние восемь лет она воспитывала двоих сыновей одна: отец был на заработках в России, семья его видела несколько дней в году. В тот день мать и сын ругались из-за пустяка. Позже на суде Руслан рассказал, что подобные ссоры случались нередко, однако на этот раз мама сказала что-то особенно обидное — «…в голове что-то щелкнуло, я взял меч и пошел в комнату, где мама лежала на диване, смотрела телевизор и плакала. Меня она не видела. Я замахнулся мечом и ударил ее в область виска». Парень бросил меч, сходил в свою комнату за одеялом и на нем перетащил тело на улицу. Сначала он оставил ее умирать за углом дома, наспех обмотав тело скотчем, затем потащил мать на одеяле к озеру. Этот «кровавый путь» длился около 40 минут и закончился в густых кустах, но убийца вернулся к жертве еще раз, чтобы посыпать стиральным порошком ее тело и дорожку, по которой тащил. Стоны умирающей слышала и девушка Руслана, которой он позвонил сразу после расправы и рассказал о произошедшем. Пояснил, что леденящие кровь звуки доносятся не из телевизора: «Это мать стонет».

Кстати, после жуткой расправы Руслан привел в родительский дом свою подругу, которая, по его словам, нуждалась в его заботе и защите. На деньги, которые нашли в куртке убитой, они купили два позолоченных кольца с гравировкой «Спаси и сохрани». Молодые люди как ни в чем не бывало учились, гуляли, заботились о младшем брате Руслана. Лишь спустя две недели, когда мама Руслана не вышла из отпуска на работу, коллеги подали заявление в милицию об ее исчезновении…Руслан очень переживал, чтобы его девушку не сделали соучастницей преступления. На суде парень признал свою вину, твердил, что раскаивается… Психолого-педагогическая экспертиза показала, что подросток в момент трагедии был трезв, полностью осознавал свои действия. Суд согласился с предложением гособвинителя и назначил подростку 10 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

«Я признаюсь, что боюсь своего сына!»

В феврале нынешнего года суд вынес приговор Александру Грудько из Слонима: 12 лет лишения свободы в воспитательной колонии. Подросток обвинялся в жестоком убийстве вырастивших его дедушки и бабушки. По словам прокурора, внук нанес бабушке не менее 16 ударов, дедушке — не менее 27. Напомню, слонимский скульптор Леонид Богдан и его супруга Тамара были убиты в конце апреля 2017 года. На момент совершения преступления внуку было 16 лет. Во время конфликта с родными он взял нож, металлический совок, убил бабушку и серьезно ранил дедушку, который, умирая, просил вызвать «скорую», но Александр отправился в гараж, взял топор и добил его. Надо отметить, что судебные заседания были приостановлены для проведения многочисленных повторных судмедэкспертиз. Однако подросток признан вменяемым и виновным в умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью. Смягчающих обстоятельств в деле не установлено. Это резонансное преступление собрало десятки откликов на популярном родительском форуме. Оказалось, что чудовищную жестокость со стороны собственных детей-подростков испытывают многие родители. Вот несколько комментариев:

Лариса:

— Я признаюсь, что боюсь своего сына, боюсь с ним остаться один на один, без присутствия мужа. Мой 14-летний мальчик, некогда подающий надежды спортсмен и художник, издевается надо мной: маты-перематы, постоянный шантаж и угрозы. Я сбегаю к подруге в свободное время и возвращаться домой не хочется…

Галина Нехайчик:

— Мой несовершеннолетний сын отбывает длительное наказание в Бобруйской воспитательной колонии. Я его очень боялась, а он меня презирал. В 15 лет жестоко избил одноклассника, который остался калекой на всю жизнь. Во время следствия сказал, что избивать ему было приятно. Никакой жалости к пострадавшему, никакого раскаяния. Теперь я понимаю, что надо было пересилить свой страх перед ним, обратиться к психологу или в милицию. Ведь первые проявления жестокости начали у него проявляться в 13 лет, когда он окреп физически и вырос на 20 сантиметров. Однажды он пришел домой пьяный, я стала кричать на него, а в ответ получила удар по голове, потом он зажал мне руку дверью, я стала кричать, но соседи не пришли на помощь: в нашем подъезде пьянки и скандалы почти в каждой семье. Вот тогда я его испугалась до смерти. Внешне сын выглядел хорошим, вежливым, в гимназии хорошо учился, всегда ухоженный… После его ареста следователи опрашивали знакомых, учителей, соседей и удивлялись, что все в один голос уверяли, что мальчик — пример для подражания. Вот чем все обернулось. Как мне дальше жить? Кто поможет?

Людмила, Гомель:

— В последнее время с сыном происходит то, что нормальные люди не воспринимают. Он ненавидит всю семью. Мы, домашние, для него твари, не достойные жить на земле. Младшего брата с ним оставить нереально: это заканчивается кровью. То нос разбит, то голова, то синяк. В 10-м классе его выгнали из школы за прогулы, пошел в училище — и оттуда выгнали через месяц. О том, чтобы пойти работать, и слушать не хочет. Просто сидит дома. Спать ложится в 5 утра, просыпается в 5 вечера. Входить в его комнату категорически запрещено. У него своя отдельная посуда, которую он держит в комнате. Ест там же. Дверь запирает. Ему буквально все обязаны — давать деньги, одевать по моде и вообще обеспечивать всем необходимым. Более-менее тихо ведет себя при отце, но того постоянно нет дома: работает в России. Я остаюсь с сыном одна и боюсь даже представить, что будет, когда он вырастет. Куда только ни обращалась — никому дела нет, говорят, работайте с психологом. Пыталась — ничего не получилось. Жить не хочется…

Синдром брошенного человека

Кризисного семейного психолога Елену Донскую часто называют «тюремным психологом», потому что она работает в ходе следствия с подростками, обвиняемыми в тяжелых уголовных преступлениях, вместе с адвокатами представляет интересы осужденных несовершеннолетних:

— Что касается подростков, совершивших резонансные убийства своих родных, то у них наблюдается общее состояние — психическое расстройство личности. По клинической классификации это не болезнь, а болезненные изменения характера. Ключевые симптомы — неспособность раскаиваться, выполнять социальные нормы, склонность к обману. Такие дети не поддаются «общим правилам», и у них свои понятия о том, что такое хорошо или плохо. Они могут жестоко избить другого человека (чаще всего ровесника или младшего) только потому, что тот отказал им в чем-то или сделал что-то такое, что им не нравится. К сожалению, таких детей в последнее время становится все больше. По сути, трудные подростки во всем мире очень похожи между собой психологически — все они оказались в «наручниках», живут в состоянии тревоги, постепенно становятся замкнутыми, подозрительными.

— Правонарушения и преступления несовершеннолетних в большинстве случаев обусловлены обстоятельствами конкретной жизненной ситуации, в которой находятся подростки в тот или иной момент, но есть и макросоциальные факторы…

— К макросоциальным факторам противоправного поведения несовершеннолетних относятся факторы, оказывающие непосредственное влияние на материальное положение семьи, характер взаимоотношений в ней и условия воспитания детей. Здесь надо отметить в первую очередь кризисные явления, которые наблюдаются в Беларуси в социально-экономической и социально-культурной жизни общества, нравственная деградация, низкий уровень духовности и культуры, разрушение прежней системы морально-этических ценностей. Ощущается высокий уровень социально-экономической дифференциации и материального неравенства, большая степень социальной несправедливости, сильный контраст распределения доходов в обществе. Еще один важный момент — в нашей стране существует значительная дезорганизация общества и важнейших социальных институтов, таких как семья, СМИ, проникновение с помощью СМИ в молодежную среду стереотипов поведения, не совместимых с общественными ценностями, пропаганда наркотиков, культивирование половой распущенности, насилия и жестокости. Наконец, несовершенство системы общего и профессионального образования и воспитания приводит к ослаблению и потере социальных связей, происходит отчуждение от учебного коллектива, утрата интереса к учебе.

Что в итоге?

Дети убивают своих родителей. Все убийства абсолютно разные. Но есть в них и похожие моменты: немотивированная жестокость, агрессия. Все это не появилось в одночасье. Отстраненность, бесчувствие, грубость — духовные изъяны формируются долгие годы. Это лишь в сказке про Снежную королеву сердце Кая мгновенно превратилось в лед. В жизни добрые чувства застывают по капелькам. И эти жуткие преобразования нельзя не замечать. Конечно, в преступлениях против самых близких им людей — матерей и отцов — в первую очередь виноваты дети. И им вынесены суровые приговоры. Но только ли они виноваты, что выросли черствыми и безжалостными?

Светлана Балашова

Читайте также:

Продавать дешево — это уже преступление?

Мне сверху видно все, ты так и знай!

Беды и победы

Производственная драма

Loading...

Добавить комментарий