Курсы валют

Доллар США
2.062
Евро
Российский рубль

Погода

19..21 °C

Социум

Большие беды малого бизнеса

Image 7264

Индивидуальные предприниматели Беларуси передали президенту коллективное обращение почти с 7 тысячами подписей. Главная цель «челобитной» — встретиться с главой государства и объяснить ему, как можно и нужно решить их проблемы.

Можно ли было не выводить вопрос на президентский уровень? Ответ отрицательный: чиновники всех рангов и уровней годами не могут разобраться в правилах, по которым предлагают работать индивидуальным предпринимателям. На различных форумах, конференциях, «круглых столах» и «рабочих группах», как правило, присутствуют только представители МАРТ, Минэкономики, Госстандарта, у которых есть полномочия вежливо выслушать выступающих. Поэтому неудивительно, что одна из претензий ИП — с ними не хотят обсуждать болезненные проблемы малого бизнеса. Вот и решили обратиться напрямую к президенту. Есть какие-никакие шансы если и не на встречу с ним, то по крайней мере на помощь Администрации президента, которая может, к примеру, «спустить» коллективное обращение куда надо, чтобы там разобрались по существу.

Тупик у дороги

Недавно «Минскоблдорстрой» уведомил владельцев магазинов на остановках в Боровлянах, Ждановичах, Семково, Озерце, Цне и многих других населенных пунктах о расторжении договора аренды. Оказалось, что по закону предприятие вообще не имело права сдавать в аренду «ипэшникам» землю рядом с остановками.

— Каждый день среди владельцев магазинов на остановках только и разговоров, что об этих уведомлениях. Даже не представляю, куда мне деть магазин, если со мной расторгнут договор аренды, — признается Надежда, владелица одной из «остановочных» торговых точек в Боровлянах. — Я еще выплачиваю кредит, который взяла в 2015 году, когда дорогу в Боровлянах взялись расширять. У меня был торговый киоск, но объявили, что его надо заменить на магазин единого образца — больший по площади, с возможностью покупателей зайти внутрь, выпить кофе, погреться. И пока мы, «ипэшники», где только можно искали деньги под строительство павильонов, дорожники обустраивали под них специальные площадки. Надо сказать, что и расширение дороги, и площадки под наши новые магазины отмечены на генплане Боровлян. По всей вероятности, перед тем как все это было сделано, проект проходил государственную экспертизу, его не один раз рассматривали специалисты, правда? Неужели тогда ни у кого не возникло вопросов?

Здесь важно отметить, что договор Надежду обязали заключить уже после того, как на месте киоска появился ее магазин. До этого многие годы заключала его с местным райисполкомом. Итог такой: предприниматели выполнили все, что от них требовалось: и бумаги все подписали, и новые дорогие павильоны поставили. Средняя стоимость каждого — 20 000 долларов, в эту сумму входит и строительство, и оборудование. Все оговоренные условия предпринимателями выполнялись, никаких нареканий не было. Почему же в КУП «Минскоблдорстрой» так внезапно решили расторгнуть договоры аренды? Оказалось, главное управление землеустройства Минского облисполкома начало ряд административных процессов в отношении дорожников за нецелевое использование предоставленного земельного участка. Поэтому и было принято соответствующее решение.

Как уверяют специалисты КУП, для урегулирования этого вопроса они направляли запросы в компетентные государственные органы. Однако положительного ответа так и не получили. В настоящее время одна надежда на правительство, к которому обратились напрямую. Дорожники уверяют, что в случае принятия положительного решения «…автомобильные дороги будут поддерживаться в надлежащем состоянии, обеспечивая их пользователей качественным сервисом». А что с «ипэшниками»?

— Госконтора облажалась, а нам отвечай! Как всегда! — резюмирует Надежда.

«Девочки, купите курточку, шарфик или кепочку!»

Индивидуальным предпринимателям на рынках Минска в нынешнее время живется трудно: много закрытых торговых боксов, продавцы, активно зазывающие купить хоть что-нибудь, и почти полное отсутствие покупателей. Это же подтверждает и Белстат: с каждым годом на ИП приходится все меньший процент товарооборота. Например, в 2016 году, по официальным данным, эта цифра составляла 13,2%, а в 2017-м снизилась до 12,5%. Конкретно в рознице (за исключением торговли автомобилями и мотоциклами) число ИП сократилось почти на 1000 человек. По мнению самих «ипэшников», статистика никак не отражает реальную ситуацию: по их наблюдениям, отток покупателей в последние три года составляет 40—50%, а количество продавцов, ушедших с рынков, — не менее четверти от общего количества. И если так будет продолжаться, то «класс ИП» как игроков потребительского рынка попросту исчезнет.

… Когда-то на этом столичном рынке, расположенном рядом с кольцевой дорогой, было шумно и тесно с утра до вечера: в 90-х годах там одевался весь Минск — выбор товаров огромный, да и цены по любому кошельку. В «нулевых» бизнес там все еще процветал, но после 2012 года его популярность резко пошла на спад. А потом с каждым годом жизнь индивидуальных предпринимателей стала ухудшаться. Предприниматели связывают это с изменениями в законодательстве и снижением покупательной способности белорусов. Многие ИП не могут выживать в новых условиях и уходят с рынка. Сегодня стоит только потенциальному покупателю приблизиться к торговым рядам, со всех сторон на него начинают сыпаться просьбы купить хоть что-нибудь. Становится даже как-то неловко проходить мимо, ничего не купив. Особенно когда вас чуть не ловят за руку. Печальное зрелище. Торговые ряды по количеству покупателей не отличаются ни в будние дни, ни в выходные: практически пустующая территория рынка просматривается со всех сторон. Кроме продавцов, маленькими группками собирающихся, чтобы обсудить насущные проблемы, людей почти нет. Несмотря на такую «безнадегу», многие торговцы продолжают выходить на рынок в любую погоду. У них просто нет выбора: бокс с товаром на рынке — единственный источник дохода и в какой-то мере смысл нынешней жизни: люди все еще не теряют надежду, что условия работы изменятся. Пока же большинство предпринимателей сходятся во мнении, что никакого влияния либерализации они не почувствовали:

— Как все было, так все и осталось. По оплате налогов, по всему. Цены на товар могут быть ниже, но это зависит не от ИП, а от расходной нагрузки, — поясняет администратор рынка Наталья. — Деноминация повлияла на покупательную способность: как новые деньги ввели, так и людей стало гораздо меньше. Еще одна причина резкого оттока покупателей — большое количество открывшихся за последние годы в Минске торгово-развлекательных центров. Сейчас очень тяжелое время: продавец может день-два простоять и ничего не заработать. Да и в «минус» выйти легко — аренда, отчисления в ФСЗН, налоги. К примеру, у тех, кто продает свадебные платья и атрибуты к этому празднику, покупателей нет вообще. Иногда за две недели не удается ни одного платья продать. А аренда у них — 800 рублей! Самый большой спад на рынке с начала года — на меховые шубы: если продаешь их, то нужно сначала сертифицировать товар, а потом сделать специальные чипы… Много мороки и документации, а все закладывается в цену.

Белорусский трикотаж дороже китайского

Предпринимателей, торгующих импортными товарами легпрома, по президентскому указу № 222 обязали обзавестись сопроводительными документами и не первый год зазывают продавать отечественные товары. Но здесь возникает несколько проблем. Во-первых, ИП просят отсрочку, а предприятия боятся продавать в долг. Торговцы просят предприятия рассчитываться за взятый на реализацию товар по мере его продажи. Но производители не могут себе этого позволить во многом «из-за длинного производственного цикла». «Если дать отсрочку платежа в 90 дней, то в лучшем случае только через полгода заберем свои деньги. А проценты по кредитам банкам мы платим ежемесячно», — отмечают в «Беллегпроме». — Во-вторых, «ипэшники» нередко жалуются, что им отдают на реализацию старые модели, которые сложно продать. При этом заказать мелкие партии товара, по словам некоторых ИП, можно далеко не везде.

— Полтора года назад у нас была выставка легпрома, и я туда ходил, чтобы не возить вещи, а брать отечественные. Увидел, что до сих пор выпускают спортивные штаны с вытянутыми коленями, популярные в 90-х, и понял: выбирать почти нечего, — говорит столичный предприниматель с Червенского рынка Василий Барановский, который продает только турецкий трикотаж и на белорусские вещи переходить не собирается. О медленно обновляющемся модельном ряде и высокой цене говорит и Максим Бондарь со Ждановичей:

— В 90-е я работал только с белорусскими производителями, но после того как в страну хлынули импортные товары и появилась свободная граница с Россией, наша продукция перестала выдерживать конкуренцию. Я считаю, концерну «Беллегпром» надо рассмотреть возможности уменьшения цены. Тогда белорусская продукция снова может стать востребованной. Именно ценовую политику мы считаем не просто проблемой, а «больным местом». Постоянно обращаемся к белорусским производителям с соответствующей просьбой, но… Если сравнивать китайский или российский сегмент товара, то белорусский трикотаж по-прежнему гораздо дороже. Сказать, что у нас суперкачество, тоже очень сложно. К слову, у «Полесья» есть своя розничная сеть во многих городах Беларуси. При этом предприятие не дает таких скидок, чтобы в итоге цена в магазине и у «ипэшника» была одинаковой.

Главный «тормоз» — государственная машина

— Когда я слышу о проблемах малого бизнеса, «ипэшников», то вспоминаю свою соседку, замечательную школьную учительницу, которую боготворили и ученики, и их родители. Из школы в середине 90-х она ушла на рынок: стало туго одной с двумя детьми. Потом вернулась в класс, дальше снова подалась в ИП. Кажется, эти беспорядочные перемещения и есть путь белорусских предпринимателей, — рассуждает доктор экономических наук Валерия Степнова. — Бывшие учителя, врачи, слесари, станочники, доктора наук, ставшие рыночными торговцами, не получили поддержки, не смогли сориентироваться, застыли вместе со страной в девяностых.

— Был ли у них шанс достичь чего-то большего?

— На этот вопрос нельзя ответить односложно. Рассуждая о перспективах бизнеса в Беларуси, да, собственно, и в другой стране, в первую очередь говорят об ограничителях со стороны государства. Как должно быть в идеале? Захотел начать свое дело, собрал минимальный капитал, открыл бизнес — работаешь и платишь налоги. Начать в Беларуси не сложно, мы достигли относительного прогресса в области регистрации. А с развитием бизнеса никаких подвижек нет. Если ты один, то платишь единый налог, отчисления в ФСЗН минимальны, а до недавнего времени даже и о сертификатах думать не приходилось. Или агротуризм. Мечтаешь о развитии, о масштабе, поставишь больше 10 койко-мест — и сразу придется менять статус, лишиться соответствующих льгот. «Зачем рисковать?» — думает владелец усадьбы. Некоторые виды деятельности у нас лицензируются, причем подходы к частным и государственным организациям разные. То же самое с аттестацией. Таким образом, главный ограничитель роста — существующая государственная машина.

Светлана Балашова

Читайте также:

«Здесь трудно тем, кто и в Беларуси ждал от бога «выспетка»

Особенности национальной охоты… на наши кошельки

Выдался скучный вечер? Лучшие девушки ждут тебя…

Война в Афганистане: новая память и старая боль

Добавить комментарий