TOP

Проблемная реформа

Те государства, которые под диктовку Советского Союза строили «светлое будущее», сейчас активно реформируют «светлое прошлое».

Те же страны, которые никогда не строили социализм, решают проблему с помощью эмиграции, что, на взгляд автора, чревато серьезными проблемами, типа тех, которые переживает сейчас Франция.

Опыт западных соседей, повторюсь, интересен Беларуси еще и потому, что он довольно наглядно демонстрирует, к каким последствиям может привести то, что у нас называют социально-ориентированным государством.

Разобраться в проблеме мне помог профильный экономист основанного Лешеком Бальцеровичем Форума Гражданского развития Марек Татала.

Суть реформы в следующем. Вместо знакомой всем нам по современной Беларуси и временам СССР системы, пенсионное обеспечение разделялось на три разновидности: фонд социального страхования (ZUS), открытые пенсионные фонды (OFE) и индивидуальные пенсионные счета.

Первые два являлись обязательными, а третий — добровольным, т.е. по желанию самих людей, в виду того, что этого самого желания у поляков было немного, реальностью стало лишь обязательное.

Чтобы было понятней, акцентируем внимание на следующем: фонд социального страхования выплачивает текущие пенсии, а открытые пенсионные фонды (их 16 в стране) являются чем-то вроде копилок, которые и позволяют со временем пенсионерам быть основными клиентами «курортного межсезонья».

Кстати, для тех, кто родился до 1949 года, пенсия до сих пор начисляется по так называемой старой системе, при которой важнее всего был стаж работы. Другими словами, тех, кто всю жизнь проработал во времена коммунистические, реформаторы капиталистические трогать не стали.

Стартовала польская пенсионная реформа довольно успешно. И так бы продолжалось очень долго, соблюдай они два главных условия — темпы приватизации и отсутствие каких-либо корпоративных льгот.

К сожалению, в процесс вмешалась политика.

Темпы приватизации не были первоначально спланированными, что в реальности означало недостаточность средств для покрытия текущих расходов. То есть разным правительствам для продолжения пенсионной реформы банально не хватало денег.

Не выполненным оказалось и второе условие. Лоббисты наиболее влиятельных профессиональных групп «выбили» пенсионные льготы для шахтеров, силовых ведомств (армия, полиция и т.д.), работников сельского хозяйства.

Если появление этих людей среди льготников хоть как-то можно объяснить с точки зрения здравого смысла, то этого не скажешь о нахождении среди «счастливчиков» судей и прокуроров…

Для разрядки ситуации в 2011 году пенсионную реформу, начатую 12 лет назад, пришлось продолжить. Значительное время ушло на проработку правительственных нововведений. А с 1 января 2013 года им дан официальный старт.

Как и раньше, пенсионные отчисления структур по зарплате каждого работающего в Польше составили 19,52%, но только 2,8% из них передается в «копилки» открытых пенсионных фондов, чьи первые выплаты начнутся в июле следующего года. Раньше эта цифра была более чем в два раза больше.

Разницу государство начало «экспроприировать», но этого ему показалось мало. Задолженность по внешним заимствованиям у Польши довольно серьезная (свыше 50% ВВП), и частично «залатать» эту дыру нынешнее руководство страны решило половиной накопленных пенсионерами денег. В настоящий момент — это около 120 миллиардов злотых, или порядка 40 миллиардов долларов.

В итоге реальные деньги теперь превратились в «записи». Государство обещает все вернуть в далеком будущем. Знакомо, не правда ли?

Как и то, что свой выбор открытого (частного) пенсионного фонда полякам надо будет еще раз подтвердить, иначе их добровольно-принудительно переведут на полное государственное обслуживание. Если же учесть, что открытым пенсионным фондам теперь запрещено иметь дело с облигациями, которые более надежны, чем обычные акции, не за горами времена, когда любой их «прокол» станет поводом для полного уничтожения…

Доктор Войтех НагельС изложенной трактовкой событий согласен и другой мой собеседник, доктор Войтех Нагель. С ним мы встретились в холле варшавской биржи, членом ученого совета которой он является. А еще пан Нагель является председателем комиссии страхований и преподает социологию в Белостокском университете.

Он-то и подтвердил, что согласно последним социологическим исследованиям протестующие все чаще и чаще называют среди причин своих действий не только повышение пенсионного возраста (до 67 лет), но и «финты» вокруг открытых пенсионных фондов. Особенно если учесть тот факт, что правительство официально признало свои истинные цели — немного «пощипать» пенсионеров.

Про то, что происходило на многотысячных протестных митингах по поводу пенсионной реформы правительства Туска, много рассказывать нет смысла. Я же просто процитирую мнение одного из участников этих протестов по имени Мариуш:

— Получится, что до пенсии мне нужно работать еще два года. Неправильно это. А то, что наши деньги кто-то решил украсть — и вовсе в компетенции прокуратуры. Даже если ответственные чиновники прикрываются «государственными интересами…»

Полякам действительно есть чем возмущаться. И возмущаются. Хотя средняя пенсия по стране составляет 60% от последней зарплаты. В Беларуси этот показатель гораздо меньше.

..В самом центре Варшавы три года назад установлен так называемый счетчик Бальцеровича, который постоянно показывает размеры государственного долга Польши. В настоящий момент он составляет около 900 миллиардов злотых (один американский доллар сейчас равен 3,1 — 3,3 польского злотого). Однако это только видимая его часть. С недавнего времени там появились и размеры «скрытого» долга — того, что государство обещает отдать своим гражданам: 2,5 триллиона злотых — почти в три раза больше.

Наверное, есть смысл нечто подобное установить и у нас. На тот случай, если в будущем кто-то намерен что-то отдавать…

Материал подготовлен при поддержке фонда DANIDA

Особая благодарность автора за помощь польскому посольству в РБ и информационному Офису солидарности с Беларусью

Александр ТОМКОВИЧ