• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

С перспективой на будущее

Реформа польского образования считается одной из самых успешных на геополитическом пространстве, которое до конца последнего десятилетия прошлого века было подконтрольно Советскому Союзу. 

Самое любопытное, что его основы закладывались в «коммунистические» времена, которые в Польше не были таким кондовыми, как в СССР.

С исторической ретроспективой состоявшихся изменений мне помог разобраться профессор Иржи Вознински, который является президентом Фонда польских ректоров и считается в Польше одним из самых авторитетных специалистов этой области, а в недавнем прошлом он был ректором Варшавской политехники. Наше общение началось с рассказа профессора о том, что это у него уже третий контакт с Беларусью.

Первый был много лет назад, когда проведению ряда мероприятий в Гродно помешала приближающаяся президентская компания, а вторым стала рецензия на возможность присоединения Беларуси к Болонскому процессу.

Документ на сей счет польскому профессору прислали из белорусской столицы, в том числе и за подписью профессора В. Дунаева.

В это трудно поверить, но база успешности польского высшего образования своими корнями уходит в самые мрачные времена «военного положения», когда ректорам польских вузов удалось сохранить относительную независимость. Ничего подобного в Беларуси невозможно по определению.

А в Польше даже генерал Ярузельский, например, не мог назначать и снимать с должностей ректоров вузов. Их избирали тайным голосованием!

Это означало, что все ректоры, несмотря на явную оппозиционность властям даже тогда сохраняли свои должности.

А еще раньше при коммунисте Гереке польская наука (в том числе и высшее образование) фактически открылась для всего мира. Ученые смогли ездить в другие страны, посещать научные конференции и знакомиться с опытом лучших. Именно тогда и была заложена основа будущих реформ высшего образования — ориентиром выбрали то, что увидели за границей.

Когда в 1990 году в Польше демократически избрали правительство Мазовецкого, не надо было думать, к уже подготовленным реформам преступили сразу же. Именно это и позволило через девять лет без проблем присоединиться к Болонскому процессу.

Не стану перечислять все достижения реформы польского образования. Отмечу только, что качество их подготовки на неправительственном уровне всегда отличалось особой содержательностью и эффективностью.

Экс-ректор Европейского гуманитарного университета профессор Владимир Дунаев:

профессор Владимир Дунаев«В 2011 году Беларусь подала заявку на присоединение к Болонскому процессу, и в конце того года была создана инициатива «Общественный Болонский комитет», целью которого — подготовка альтернативного доклада о готовности нашей страны к такому шагу. Прежде всего, это касается выполнения обязательных условий. В том числе требования к тому, чтобы национальная система образования разделяла фундаментальные ценности, такие, например, как академическая свобода и автономия университетов.

Вывод этого альтернативного доклада однозначен — Беларусь не готова к реформе. В итоге принято решение отложить решение проблемы до 2015 года.

После этого «Общественный Болонский комитет» решил подготовить всеобъемлющее, основательное исследование того, что надо сделать Беларуси для приближения к европейским стандартам высшего образования, и сформулировать предложения для внесения в белорусское законодательство. К работе привлекли 5 экспертов из разных стран.

Именно этот документ Вы и видели в Варшаве. К слову, оценили его там очень позитивно».

А теперь непосредственно о высшем образовании в Польше. В отличие от белорусского, там оно отделено от образования среднего, что, на мой взгляд, очень верно, ибо позволяет постоянно не путать одно с другим и руководить обоими довольно эффективно.

Далее немного истории более древней.

Польскому образованию более 650 лет. О его эффективности говорит то, что художники, ученые, общественные деятели страны награждены десятью Нобелевскими премиями — это сопоставимо с аналогичным российским показателем. С той только разницей, что население Польши всегда было куда как меньше российского…

К слову, знаменитая Мария Склодовская-Кюри, например, является одним из четырех лауреатов во всем мире, получившая эту премию два раза.

И еще чуть-чуть официальной статистики.

Сегодня в Польше активно работают 457 высших учебных заведений. В том числе 131 государственный вуз и 326 негосударственных. Всего в них обучаются примерно 2 миллиона студентов.

Получение высшего образования осуществляется в колледжах, высших профессиональных школах, школах высшего образования и в университетах. Дипломы польских вузов признаются во всех странах Европы, СНГ, также в США, Канаде… При этом дополнительное подтверждение не требуется, а сама система образования в стране функционирует по общеевропейской схеме. Образование в Польше соответствует Международным нормам классификации образования (ISCED).

В настоящий момент участниками Болонского процесса является около 50-ти стран, а Беларусь — едва ли не единственная страна Европы, которая осталась «за бортом».

К слову, тот же профессор В. Дунаев не видит в этом особой трагедии, ибо до 2015 года «заслон» поставлен не белорусским студентам с преподавателями, а белорусскому министерству образования, которое «тихой сапой» решило прорваться в число «нормальных стран» и видит в присоединении к Болонскому процессу лишь международное признание уровня отечественного образования.

(Продолжение следует)

Материал подготовлен при поддержке фонда DANIDA.

Особая благодарность за помощь информационному Офису солидарности с Беларусью.

Александр ТОМКОВИЧ, Минск-Варшава-Минск