• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Итоги выборов в свете прав человека

Избирательная кампания завершилась. При наличии почти 500 выдвиженцев она была на удивление инертной. Всплеск активности проявился лишь при досрочном голосовании. Без этой процедуры нечего было бы и считать.

Но не только пассивность избирателей стала приметой нынешних выборов. Еще больше впечатлило системное нарушение прав граждан. О каких нарушениях идет речь? Как они могли повлиять на признание выборов свободными, открытыми и честными?

Своим — все, чужим — ничего

И на этих выборах провластные кандидаты опередили всех. Изначально они имели преимущества перед другими кандидатами. У них были хорошо оформленные пикеты с молодыми людьми в униформе. Они приходили на встречи с трудовыми коллективами, где не задавали провокационных вопросов. Плакаты и другая наглядная агитация этих кандидатов красовалась на видных местах и охранялась как историческая реликвия.

Такого внимания и поддержки со стороны администрации предприятий, учреждений и организаций не имели кандидаты от оппозиции. Их не подпускали на пушечный выстрел к работникам предприятий, общежитиям и даже местам скопления людей. От них требовали заявки на встречи с избирателями, а уже назначенные встречи пытались сорвать под всяческими предлогами. Дело доходило до того, что с ними отказывались заключать договоры на печать наглядной агитации.

Разве можно при таких условиях говорить о равных возможностях для кандидатов в депутаты? Насколько это честная предвыборная агитация? При этом за пределами нашего внимания остаются те соискатели депутатских мандатов, которым необоснованно отказали в регистрации.

Кто хозяин телевидения?

Согласно результатам мониторинга освещения выборов в белорусских СМИ, проведенного экспертами Белорусской ассоциации журналистов на этапе регистрации кандидатов и начала предвыборной агитации, значительный процент времени был отведен информации от Центризбиркома и интервью Л. Ермошиной. Еще эксперты отметили, что выступление кандидатов на телеканале «Беларусь-3» проходило без анонсирования. Это, по их мнению, не позволяло избирателям акцентировать внимание на конкретных личностях и превращало трансляцию в вереницу «говорящих голов».

Особенностью телевыступлений кандидатов в депутаты стало то, что ряд кандидатов после просмотра увидели «редакторскую правку» своей речи и даже своего убранства. А некоторые кандидаты, например, Юрий Хащеватский из Минска, Николай Уласевич из Островца, и вовсе себя не увидели в назначенное время.

Как это можно расценить? Ведь у нас по Конституции (ст.33) каждому гарантируется свобода мнений, убеждений и их свободное выражение. Монополизация средств массовой информации, а также цензура не допускаются. Эти правовые положения повторяются в Законе «О средствах массовой информации» от 17 июля 2008 г.

А что происходит? Телевидение находится на балансе и в подчинении государства, цензура продолжает существовать. Если признать такие реалии, то следует признать и то, что по критерию доступа оппонентов власти к телевидению прошедшие выборы не являлись свободными и равными.

В контексте сказанного я поддерживаю требование лидеров правоцентристской коалиции Юрия Губаревича, Анатолия Лебедько, Виталия Рымашевского о создании в Беларуси общественного телевидения под патронажем наблюдательного совета.

Какая у нас транспарентность?

Это иностранное слово многим белорусам, в том числе организаторам выборов, неизвестно. Между тем транспарентность (от лат. transparens — «прозрачный») является одним из требований, предъявляемых к демократическим выборам. Общество и его представители — наблюдатели от партий, иных общественных объединений — имеют право осуществлять контроль за ходом голосования и подсчетом голосов избирателей. Более того, они могут потребовать от членов избирательных комиссий демонстрировать для публики каждый бюллетень. При необходимости они могут сверять и перепроверять количество бюллетеней, поданных за того или иного кандидата, вести подсчет всех бюллетеней на избирательном участке.

Наши выборы также должны соответствовать требованию транспарентности. В этой связи вся работа избирательных комиссий должна быть на виду наблюдателей. Исключением не является и процедура досрочного голосования. В целях обеспечения целостности «ящиков» наблюдатели могут ночевать в помещении избирательного участка вместе с постовым милиционером. По окончании досрочного голосования они вправе узнать, сколько избирателей проголосовало досрочно. Урны для голосования должны быть прозрачные и доступные для осмотра.

Имела ли место такая транспарентность на прошедших выборах? Можно ли верить подсчетам, которые вели сами для себя члены многих избирательных комиссий? По моему мнению, ответы очевидны: открытости при голосовании, как досрочном, так и в день выборов, не наблюдалось.

Таким образом, не дожидаясь итоговых выводов наблюдателей от ОБСЕ, можно констатировать, что прошедшие выборы сопровождались системным нарушением прав избирателей и многих кандидатов в депутаты. Это означает, что избирательную систему надо изменять, как и действующее законодательство. Нам нужны другие выборы, другие избирательные комиссии и другие депутаты.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

Почему нас зовут на досрочные выборы?

Выборы или их имитация?

«Человек в юбке»

Фото Naviny.by