TOP

Как продюсер и координатор Европейских игр стала волонтером и политбеженцем Видео

События в Беларуси вынуждают многих талантливых и активных белорусов уезжать из родной страны на неопределенный срок, спасаясь от политического преследования.

Немалая часть выбрала в качестве второго дома или перевалочного пункта Украину. Продюсер, путешественница и координатор Европейских игр Татьяна Шунтова после активной помощи протестующим успела добраться до Киева прежде, чем государство подарит ей статус политзаключенной. Она рассказала киевскому корреспонденту «СНплюс», который и сам испытал на себе все «прелести» политэмиграции, об ужасах внутри и снаружи изолятора на Окрестина, покалеченных физически и морально белорусах и самоотверженности  сограждан, которые оказывали помощь не покладая рук.

В 2005 году Татьяна уехала из Беларуси по профессиональным обстоятельствам, но несколько лет назад вернулась на родину. Когда началась «предвыборная вакханалия», а с ней и марши, массовые задержания и волонтерская активность, она не смогла остаться в стороне. Еще в мае Шунтова записалась в инициативную группу Виктора Бабарико и летом активно собирала за претендента в кандидаты подписи. После выборов она вместе со всеми вышла на многотысячные марши и своими глазами увидела избиения и жесткие задержания мирных демонстрантов.

Девятого и десятого августа я была в местах «зачистки», в день выборов я «словила» первые свето-шумовые гранаты и «газ». В этот день мне удалось спрятаться под шифером на стройке и избежать задержания. Десятого была в районе Пушкинской, в этот день было очень страшно, в конце мы убегали через кусты. Я поняла, что я не «боец» для уличного сопротивления, но атака силовиками безоружного населения не могла оставить равнодушной. Я стала волонтерить.

Уже на следующий день Татьяна взялась за координацию в одном из чатов врачей и медволонтеров, которые хотели помогать раненым на протестах.

– Мы уже тогда знали, что точечно атакуют журналистов и врачей, а на скорых ездит ОМОН. Я старалась находится в точке, где работал интернет, чтобы оперативно получать и делиться информацией о ситуации на улицах. Вместе со знакомыми мы переоборудовали их квартиру в пункт первичной медпомощи пострадавшим. Силами участников чата такие «госпитали» стали появляться один за одним. В этом же чате координировались и простые граждане, которые развозили на своих автомобилях медикаменты и другие необходимые пострадавшим вещи. 

Еще через несколько дней Татьяна начала активное взаимодействие с журналистами, рассказывая о ситуации на протестах. Помог прошлый опыт – Шутова сама работала в СМИ и продюсером, а во время Европейских игр – координатором, имеет неплохие навыки организации людей и передачи информации, поэтому издания сами стали выходить на нее, обращаясь за услугами информационного консалтинга. Татьяна искала для журналистов контакты пострадавших, задержанных и неравнодушных врачей, помогавшим на протестах. А попутно и сама давала интервью как непосредственный участник «боевых действий».

Позже начали приходить новости о жестких избиениях в изоляторе на Окрестина, который за первые недели протестов под завязку набили мирными протестующими. У стен места заключения собирались сотни родственников и друзей задержанных, а также десятки волонтеров, которые встречали митингующих после выхода на свободу, тут же оказывая психологическую помощь и поддержку. Среди них была и Татьяна Шунтова.

– Многие из тех, кого выпускали, даже не понимали еще за несколько часов, что их отпустят, кто-то вообще выходил босым. Бывали моменты, когда человек выходит и не понимает вообще ничего, с ним просто нужно было сесть рядом, накрыть пледом, обнять и покурить вместе. В какой-то момент именно в этом и заключалось мое волонтерство. Ну, и помогала другим волонтерам, которые там работали. Так продолжалось не одну ночь. Еще для меня очень было важно и тогда, и сейчас упомянуть на широкую аудиторию, какие молодцы врачи. Они в условиях своих небольших зарплат и политического давления, в том числе и со стороны бывшего министра здравоохранения, первыми придавали огласке те травмы и последствия, которые им удалось зафиксировать у освободившихся.

Татьяна и сама видела врачебные заключения, в которых значились повреждения тканей и органов, характерные для побоев. Татьяна не стеснялась придавать все это огласке. Это быстро активировало государственные телеканалы, которые оперативно выдали про нее «разоблачающий» сюжет, выставив ее рутинные переговоры с одной из редакций о марше пенсионеров как «эскалацию конфликта» в Беларуси под руководством западных стран.

«К слову о жертвах подобных радикальных действий, их пока нет, о чем, кстати, открыто сожалеют те, для кого выгодно продолжение беспорядков и эскалация конфликта в Беларуси. Потому что для них это бизнес, а за кровавые кадры платят больше…», – заявили в эфире телеканала.

Как запись телефонного разговора иностранной редакции с человеком, который выполнял для нее обычное редакционное задание, попала к государственным журналистам, – непонятно до сих пор. После этого эфира и косвенных угроз в различных тelegram-каналах, которые опубликовали ее личные данные, Татьяна приняла решение покинуть свою страну через Украину. Находясь за пределами Беларуси, она продолжает помогать белорусам, которые опасаются преследования со стороны властей. Сейчас Шунтова консультирует и встречает беженцев, помогает им с размещением и налаживанием контактов с неравнодушными к белорусской проблеме организациями.

Серёжа Прохоров, Киев