• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Метод Мацкевича

«Я вернулся в Беларусь и стал обустраивать здесь место для методолога» — это заявление о начале методологической работы Владимира Мацкевича в Беларуси, сделанное 27 лет назад. Очевидно, что речь шла не о трудоустройстве, а о месте в практике преобразований Беларуси для экзотической методологии.

Начало 90-ых — это время появления в публичном интеллектуальном и общественном пространстве разных новых профессий — консультанты, политтехнологи, аналитики самых разных областей. И хотя нередко содержание деятельности выдумывалось «здесь и сейчас», однако за каждой из них так или иначе выстраивался комплекс конвенционально-принятого смысла и назначения этой позиции в социальной структуре. С «методологами» было не так. Даже довольно развитое методологическое движение, начинавшееся в андеграунде советского интеллектуального пространства и получившее в Перестройку импульс к широкой практике в самых разных сферах, в Беларуси практически не было представлено.

Программный текст В. Мацкевича «Беларусь: вопреки очевидности» (1994 г.) представлял собой не просто рефлексию, аналитику и предложение по развитию страны через мышление. Он, собственно, и был вызовом, заявкой на место для позиции методолога в ситуации становления Беларуси. Ключом текста стала установка «Думать Беларусь». Она давно уже пошла в народ, а понятие «методолог» с тех пор стало именем собственным, которое сегодня в беларусском публичном пространстве означает образ мысли и даже индивидуальный стиль Владимира Мацкевича. Как часто случается, такие люди превращаются в персонажей, в которых трудно различить индивидуальное и позиционное. Обывательское сознание заполняет имя «Методолог» реальными и выдуманными историями. Но метод, образ мысли и действия — это больше, чем персонаж. Он не сводим к личным характеристикам, он опирается на интеллектуальную традицию, которая продолжается в беларусской методологической школе.

Попробуем обозначить несколько ключевых характеристик «метода Мацкевича». Как он это делает?

«Зачем нам слушать про Древнюю Грецию, давайте ближе к делу!» — этот возмущенный возглас из обсуждения представительной демократии на площадке СХОД может быть дополнен многочисленными повторами в разных ситуациях. Люди собрались, чтобы разобраться и найти решение актуальных общественных проблем, а Мацкевич предлагает им разбираться с примерами прошлого. Это обязательно назовут «теорией», но метод работает не так. Понимая, как одна и та же идея — представительства, университета, учредительного собрания, сообщества — воплощалась в разных ситуациях, мы «очищаем» ее от ценностных и идеологических установок, представляем себе суть явления. Мацкевич называет это «псевдо-генетической реконструкцией». Здесь нет претензии на историческую точность, но есть задача на схватывание самой идеи и ее развития, ее статики и динамики.

Этот метод часто противопоставляют статистике. Можем посмотреть, сколько стран успешно используют ту или иную модель социальных институтов и пойти проверенным путем. Противопоставление этих двух методов лежит в области общих представлений о природе социальных или культурных явлений. Если считать, что каждая историческая, культурная, гуманитарная ситуация уникальна, то знание о том, что «мирные революции побеждали только в 10% случаев», говорит нам только о том, что такое уже бывало. И никак не связано с тем, каковы шансы для победы теперь. Основанием для соотнесения ситуаций к «одним и тем же» в методе Мацкевича является наличие в них определенной идеи, которая реализуется всякий раз в новой ситуации.

«В любой непонятной ситуации обращайся к схеме». Схемы бывают разные — схема станций метро, блок-схема алгоритмов или процессов и схема пошива пальто. Методологические схемы известны наличием «человечков», с которыми обходятся нечеловеческим образом. Мода на визуализацию как способ донести информацию до целевой аудитории привил установку, что графическое представление — это рисунок, отображение реальности в понятной форме. Любой графический объект сегодня взывает к тому, чтобы быть интуитивно понятным. Методологические схемы не таковы, они ближе всего к «принципиальном», то есть тем, которые отображают характер структуры и связей элементов системы. Можно провести аналогию и с физическими законами. Они установлены и всякий раз воплощаются в том или ином материале. Это воплощение придает определенность и уникальность каждому «исполнению» закона. Методологическая схема не про законы природы, а про деятельность, ее устройство, формы ее организации. Имея принципиальную схему, например, перехода от противостояния двух противостоящих друг другу социальных групп или политических сил, — ее можно использовать для организации анализа и действия в разных ситуациях, где такое противостояние наблюдается.

Казалось бы, чем близки ситуации Плошчы-2006, поста-голодовки церкви Новая жизнь и актуальных событий 2020-21 года? Если посмотреть на них как на ситуации «противостояния политических сил, имеющих один объект своего интереса и разные представления о его дальнейшей судьбе», то можно увидеть и ключевые позиции, и этапы в разрешении этой ситуации. Успех действий поста-голодовки в 2006, построенной на базе этой схемы стратегии, дает основания считать саму схему проверенной. В новой ситуации необходимо прилагать усилия для наполнения схемы актуальным материалом, но общая разметка поля действия известна.

«Все это теория, а мы практики». Две описанных выше особенности «метода Мацкевича», действительно, относятся прежде всего к интеллектуальным усилиям, хоть и направленным на решение практических задач. Но позиция методолога этим не ограничена, иначе это был бы консультант со своими техниками работы.

Мышление в методологическом подходе погружено в практику. Как это происходит? Если рассмотреть значимые предложения Владимира Мацкевича, то они идут вместе с практикой реализации: представление о необходимости перехода от партийной структуры к широкому движению — создание текста Хартии-97 и участие в организации; представление о реформе образования — создание программы переподготовки менеджеров образования; предложение победной стратегии в политическом противостоянии — участие в пост-голодовке церкви Новая жизнь; идеи переформатирования европейской политики в регионе — создание Национальной платформы гражданского общества; идея Университета — создание Летучего университета; идея Четвертой Республики, обретения независимости и Учредительного собрания — кампания «Свежий ветер».

В основе метода лежит установка на мышление, которое направлено не на знания о мире, его описание или объяснение. Мысль, рефлексия, анализ нацелены на обеспечение деятельности, и через нее разворачиваются и развиваются идеи. Вот почему каждое интеллектуальное предложение -— это и ввязывание в практическую деятельность или политическую борьбу. Это очень похоже на игру, где люди совершают не действия, а ходы. Ход внешне неразличим с любым иным действием, но в его основе и цели лежит создание новой ситуации, в которой ожидается ответный ход. Каждая новая ситуация требует интеллектуального напряжения и рефлексии не только собственных ходов, но и действий других игроков. Игрок вовлечен в процесс и делает ставку на выигрыш, то есть его судьба напрямую зависит от того, как развернется игра. А вместе со ставкой, ответственностью и вовлеченностью в «метод Мацкевича» входит и страсть, и индивидуальность.

Позиция методолога в Беларуси неотделима от личности Мацкевича, его манеры, стиля, индивидуальной истории. И это не случайное обстоятельство «первого» представителя. Публичное предъявление мышления, разворачивание идей на экране, в медиапространстве — это часть метода. Мышление коллективно, а значит должно «жить» там, где к нему обращены и соучаствуют все, кого это касается. Уникальность «метода Мацкевича» состоит в том, что на экран выносится не готовый результат мышления, очищенный от самого процесса, а непосредственно сам процесс. Это процесс, нагруженный практическими ставками и действиями, открытый к включению других. Он требует индивидуальности, личностного отношения, со всем комплексом ценностей, установок, опыта и образа жизни.

Странная фигура «методолога» в общественном и интеллектуальном поле Беларуси уже присутствует и самим своим присутствием изменяет его. Эта позиция задевает, тревожит, бросает вызов другим, и этим делает наше пространство живым и мыслящим.

Татьяна Водолажская, кандидат социологических наук, координатор Летучего университета