TOP

Параллели

Популярность «особого пути» и послужила поводом для появления на сайте рубрики «Параллели», в которой, с небольшими авторскими комментариями, еженедельно будут размещаться статьи, позаимствованные из зарубежных СМИ.

Вступление

Признаюсь, я уже смутно помню содержание романа «По ком звонит колокол». Годы берут свое, но эпиграф к роману перечитываю регулярно. Он стоит того, чтобы привести его полностью:

«Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и так же, если смоет край мыса или разрушит Замок твой или друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе».

Хемингуэй позаимствовал эпиграф у английского поэта и священника Джона Донна (1572-1631). За четыре столетия они не устарели. Более того, курс на самоизоляцию, взятый архитекторами так называемой Белорусской модели только повысил их злободневность.

«Нет человека, который был бы как Остров». Нет и никогда не было страны, способной отгородиться от своих соседей «железным занавесом». В доцифровую эпоху с этой задачей не справился даже СССР.  На что тогда рассчитывает его жалкий приемник в лице Союзного государства?

Однако несмотря на очевидное, сторонники «особого пути» в Беларуси, как это показывают независимые социологические исследования, всегда составляли большинство. Немало их и среди противников власти.

Популярность «особого пути» и послужила поводом для появления на сайте рубрики «Параллели», в которой, с небольшими авторскими комментариями, еженедельно будут размещаться статьи, позаимствованные из зарубежных СМИ. Естественно, преимущественно из российских. Почему естественно? Ответ на этот вопрос очевиден. Как бы мы ни относились к Кремлю, но отрицать зависимость Белорусской модели от восточного соседа глупо. Для понимания этой истины специального образования не требуется. 


Главное событие прошедшей недели — очередной междусобойчик на высшем уровне в Москве. Как и положено в расколотом белорусском обществе, каждая из сторон оценила его итоги по-своему. Поэтому предлагаю дополнить мнения тутэйшых аналитиков мнением российского политика Леонида Гозмана («Эхо Москвы»).


Союз диктаторов

Леонид Гозман,
политик

Кто выиграл, а кто в проигрыше?

Выиграл немного наш режим и лично Путин В.В. Никакой особой радости от сближения с Беларусью не будет, но, во-первых, начальство живет в прошлом и этого не понимает, во-вторых, базовым электоратом Единой России это будет восприниматься, все же, в плюс, что важно на фоне масштабных минусов. Что-то, наверное, в обмен на его хорошее поведение, пообещали и Лукашенко.

А кто проиграл?

Главным проигравшим от укрепления союза двух диктатур является народ Беларуси. Пока Беларусь независима, шансы на интеграцию в Европу сразу же после падения режима Лукашенко, очень велики. Беларусь же в объятия нашей империи будет разделять ее судьбу, а нам, скорее всего, еще некоторое время пребывать в нынешнем состоянии.

Я полагаю, проиграл народ России. И потому, что праздник восстановления единства будет оплачиваться рядовыми гражданами России, и, главное, потому, что к тем территориям, где нас ненавидят как оккупантов и поработителей добавляется и Беларусь. Собственно, отношение к нам стало ухудшаться с самого момента открытой поддержки Лукашенко после его провала на выборах. Но теперь будет еще хуже.


Афганистан — неблизкая страна. Но не спрашивай, по ком звонит колокол. Неудачная попытка американцев принести на штыках демократию в очередной раз подтвердила истину, что решения принимают элиты, а выполнят народ или… не выполняет. Хорошо бы эту азбучную истину понять государственным пропагандистам, уже который год связывающим «цветные революции» с деятельностью западных кукловодов. Ни миллионы, ни миллиарды и даже ни триллионы долларов не помогли. Демократия для демократов, для особого социокультурного типа человека. Если таковой в массовом количестве отсутствует, то получается то, что и получилось после 20 лет усилий в Афганистане. Об этом необходимо помнить тем, кто верит в сказки о решающем влиянии российского КГБ на результаты президентских выборов в Беларуси в 1994 г.

Продолжит тему статья американского политолога Луизы Картер «Мужское государство. Американская военная советница о причинах провала США в Афганистане».


 Мужское государство

«То, что мы ⁠наблюдаем сейчас, поистине шокирует ⁠и показывает, что мы в течение десятилетий упускали из вида нечто ⁠фундаментальное, системное ⁠в нашей разведке, ⁠в нашей военной стратегии и в ⁠нашей дипломатии, — сказал мне мой близкий коллега, который, как и я, несколько лет консультировал высокопоставленных военных США и афганское правительство. — Мы упустили самую суть, и дело отнюдь не только в одном, пусть и ужасном решении [о выводе американских войск]».

Мурал на бетонном заборе авиабазы ВВС США «Баграм» в Афганистане Фото: Tech. Sgt. Rob Hazelett / U.S. Air Force

Шли первые эмоциональные дни после стремительной капитуляции Кабула перед талибами, и ежеминутно появлялось бесчисленное количество новых объяснений того, каким образом хорошо обученная и прекрасно оснащенная афганская армия в одночасье сложила оружие перед варварским ополчением.

Упреки в адрес афганской армии, конечно, имеют под собой основания: во время моей работы в качестве военно-политического советника американских командиров в Восточном Афганистане в 2015 году я лично была свидетелем того, насколько стремительно «Талибан» разгромил афганские части в провинции Кундуз. И тогда, и позже проблемы афганской армии были очевидны, бросалось в глаза и тактическое превосходство талибов. Но дело далеко не только в этом. 

Все оправдания и отговорки последних дней не учитывают фундаментально ошибочного предположения, лежавшего в основе всех усилий США с самого первого дня войны: большинство простых афганцев — это якобы последовательные противники «Талибана», а значит — естественные союзники западной коалиции.

Однако местные восстания против талибов в той или иной провинции свидетельствуют о политических пристрастиях целой нации не больше, чем ярость толпы, штурмовавшей Капитолий США 6 января 2021 года, говорит о настроениях подавляющего большинства американцев. Мы смотрели на Афганистан сквозь призму Запада, ожидая, что население страны с радостью примет новое демократически избранное правительство, а мы станем освободителями нации от ее угнетателей-фундаменталистов.

Избавить Афганистан от талибов невозможно без искоренения «кодекса поведения», которому уже как минимум 1700 лет. На протяжении последних десятилетий группировка «Талибан» была всего лишь одной из важных нитей, замысловато вплетенных в структуру афганского общества, — в том числе талибы создавали местные теневые правительства в условиях полной недееспособности провинциальных государственных структур и совершенствовали инфраструктуру быстро растущего экспорта наркотиков. Все это, разумеется, делалось в теснейшем сотрудничестве с руководителями провинций и уважаемыми деревенскими старейшинами. Многим афганцам, укорененным в политической культуре, радикально отличной от нашей, методы управления «Талибана» вовсе не казались столь варварскими, как нам, кто смотрит на Афганистан сквозь призму Запада. Во всяком случае, жертвовать своей жизнью ради борьбы с властью талибов явно не стоило.

Кабул, Афганистан

Ситуация принципиально не изменилась и за 20 лет, прошедших после падения талибов в 2001 году; в Афганистане и сейчас нет хотя бы одного полного поколения образованных и социально свободных женщин. Сегодня лишь 29% девочек-подростков в возрасте 15 лет и старше умеют читать и писать (по сравнению с 55% мальчиков). А зверские наказания женщин за (действительные или мнимые) нарушения кодекса поведения, в том числе «убийства чести» в течение всех этих лет, продолжают совершаться по всей стране. 

Так что слова президента Байдена после падения Кабула — «Мы не можем дать им волю к борьбе за свою свободу» — были совершенно справедливыми. Афганская армия, достаточно хорошо обученная и имевшая на вооружении более 22 тысяч «Хамви», 51 тысячу единиц другой тактической техники, 600 тысяч единиц стрелкового оружия и 200 вертолетов и самолетов, просто не считала перспективу власти «Талибана» достаточно серьезной угрозой, чтобы оказать боевикам сопротивление.

Мы ошибочно предполагали, что большая часть афганской армии представляет афганский народ и что этот народ так же настроен против «Талибана», как и мы на Западе. Более того, мы почему-то считали, что армия, в подавляющем большинстве состоящая из афганских мужчин, внезапно вступит в борьбу за свободы афганских женщин — свободы, которыми те никогда не обладали. Мы предполагали, что они будут воевать против экстремистского толкования их религии — которое многие из них на самом деле вполне разделяют. Мы исходили из того, что обучение и вооружение сами по себе создадут мотивации.


Из Афганистана перенесемся в Россию, с которой Беларусь взявшись за руки уверенно движется по пути самоизоляции. Конечный результат такого движения предсказать несложно, но он во всей своей красе проявится не завтра. Однако в так называемых «передовых отраслях» экономики отставание НАВСЕГДА у специалистов сомнения не вызывает. В частности, все, что Россия может противопоставить Западу в сфере современных вооружений, ограничивается путинскими мультиками.


США опередили нас навсегда

«США опередили нас навсегда. Мы даже не понимаем, что они делают».

Алексей Турбин

Проект американского истребителя шестого поколения поставил в тупик российских экспертов.

Истребитель шестого поколения в представлении художника / ©theaviationist

Генерал ВВС США Марк Келли рассказал, что американская программа истребителя шестого поколения NGAD включает в себя развертывание целого «семейства связанных систем» для ведения боевых действий в воздушном пространстве, которые могут включать истребители, беспилотные летательные аппараты, спутники в космосе и платформы в киберпространстве. В этой связи NGAD иногда называют «системой систем». 

 «В России, к сожалению, программа NGAD не обсуждается в публичном поле. Нам непонятны цели, которые поставили перед собой американцы. Непонятно, насколько они далеко продвинулись в их реализации, к примеру, в области той же радиофотоники, то есть в изучении оптического излучения и ВЧ/СВЧ сигналов для целей радиолокационного слежения. То есть мы не знаем, можем ли мы видеть американцев, и не знаем, что видят они»,

– рассказал «Газете.Ru» высокопоставленный представитель российского авиапрома.

«Остается только надеяться, что на некоем секретном уровне у нас в стране подобное обсуждение все же идет. Однако на экспертном уровне по поводу NGAD – практически полное молчание. За исключением озвучивания некоторых самых общих фраз. И это большая проблема. США тут нас опередили навсегда. Мы сейчас даже не понимаем, что они делают»,

– заключил собеседник «Газеты.Ru».

При этом в США рассчитывают при помощи NGAD стимулировать оборонную промышленность.

«Поскольку передовые производственные технологии, которые имеют решающее значение для создания NGAD, были впервые применены в коммерческом секторе, то программа могла бы открыть дверь новым подрядчикам для серийного производства этого самолета»,

– заявлял помощник министра ВВС США по закупкам, технологиям и логистике Уилл Ропер на конференции по воздуху, космосу и киберпространству, проведенной Ассоциацией ВВС США.

Ропер даже предлагал «дать шанс» Илону Маску поучаствовать в разработке этого самолета.

«Я могу себе это вообразить! Что будет много инженеров, возможно, с хорошо известными именами, с миллиардами долларов для инвестиций, которые решат основать крупнейшую в мире авиастроительную компанию для создания величайших самолетов в мире»,

– рассказал тогда Ропер.


Природа междисциплинарна. Это означает, что неспособность учредителей Союзного государства вписаться в современность, проявляется не только в отсутствии реформ в политике и экономики, но и… в футболе. Об этом предлагаемая ниже статья.


Россия и Европа играют в разный футбол

Россия и Европа играют в разный футбол. Почему первые успехи сборной под руководством Валерия Карпина вовсе не радуют.

Кирилл Шулика

«Получается, что российский футбол реформ не хочет, боится и собирается идти по пути наименьшего сопротивления, то есть просто плыть по течению. В этом случае мы очень скоро будем проигрывать Мальте, и никакой сенсации в этом никто не увидит. Если выпасть из вагона футбольного поезда, догнать его будет очень сложно и дорого».

Сборная России под началом главного тренера Валерия Карпина, если смотреть только на результаты, начала свое существование если не отлично, то хорошо. Домашняя ничья с крепкой сборной Хорватии, победы над Кипром и Мальтой пока обеспечивают нам борьбу за прямой выход на Чемпионат мира в Катаре. Достаточно теперь не проиграть Словакии, чтобы почти гарантировать себе как минимум второе место в группе, а значит, стыковые матчи. 

Однако я пока не встречал ни одного человека, который был бы доволен сборной России. Ведь если смотреть не на счет, а на игру, то очевидно, что наши футболисты побеждали из-за везения.

Игра сборных России и Кипра
Фото: George Christophorou / XinHua / Global Look Press

Раньше такие команды, как Кипр и Мальта, называли футбольными карликами. Они служили поставщиками очков для более сильных команд, и главным для них было участие в отборочных турнирах к Чемпионатам мира и Европы. Но времена поменялись, и, например, сборная Албании уже играла на Евро в 2016 году, причем нельзя сказать, что она там была записным аутсайдером и потерялась. Про легендарную сборную Исландии, наверное, помнят все. И такое повышение конкуренции в европейском футболе становится уже тенденцией. 

Причин исчезновения «футбольных карликов» несколько.

Во-первых, дает о себе знать политика ФИФА и УЕФА по развитию футбола в нефутбольных странах. Сейчас в Европе появился третий еврокубок — Лига конференций, куда наши «Рубин» и «Сочи» не попали, зато попали два клуба с Кипра, эстонская «Флора» и даже «Линкольн» с Гибралтара. 

Во-вторых, европейский футбол сильно обогатила миграция. Еще совсем недавно это можно было сказать только про европейские державы, имевшие колонии. 

Третьей причиной роста конкуренции в европейском футболе стоит назвать футбольную глобализацию в широком смысле. Мигрируют не только игроки, но и тренеры со своими идеями, интернет позволяет футбольным федерациям вести их поиск, а самим тренерам — изучать передовые практики, статистику, планировать тренировочную работу и тактические схемы. 

Сегодня аутсайдеры — это команды из бывшего СССР, которые оказались на обочине футбола прежде всего по той причине, что их по минимуму затронула футбольная глобализация. Причем это в одинаковой степени касается и сборной Беларуси, и сборных стран Прибалтики. И примерно в этом тренде сейчас оказывается российская команда. Наш футбол получил самое большое наследие футбола советского, как в плане футболистов, так и в плане тренерских школ. Потом в него пришли большие деньги, теперь же ему придется идти по тому пути, по которому шли другие европейские страны, в том числе появившиеся на обломках бывшей Югославии.

Российский футбол реформ не хочет.

Пока сборная Россия играла с бывшими «футбольными карликами», руководители клубов Российской Премьер-Лиги (РПЛ) обсуждали реформу российского футбола. В итоге они ничего не решили. 

Получается, что российский футбол реформ не хочет, боится и собирается идти по пути наименьшего сопротивления, то есть просто плыть по течению. В этом случае мы очень скоро будем проигрывать Мальте, и никакой сенсации в этом никто не увидит. Если выпасть из вагона футбольного поезда, догнать его будет очень сложно и дорого.

Сейчас у нас, в отличие от советского времени, тренерских школ нет совсем. Команды Константина Бескова и Валерия Лобановского можно было узнать, даже если их переодеть в другую форму. А чем отличается футбол Миодрага Божовича от футбола Андрея Талалаева? 

Еще одна, а может быть, и более важная проблема — спортивный менеджмент. Чтобы за российские клубы и сборную в Европе не было стыдно, мало отменить лимит на легионеров и мало вкладывать деньги в клубные академии. Надо еще открывать академии для тренеров и менеджеров, где за большие деньги ставить преподавателями самых успешных европейских специалистов, чтобы они объяснили хотя бы основы существования современного футбола. Потому что иногда кажется, что в России и в Европе играют в разные игры. К сожалению, пока вопрос о развитии футбольного образования в России в повестке дня даже не стоит.