TOP

«Чтобы воспитать беларусскоязычного ребёнка, надо окружить его беларусскоязычными людьми»

Кристина начитывает сказки для "Книжного воза". Фото из личного архива героини

Кристина Дробыш (свободная Купаловка) в большом разговоре рассуждает о «беларускай мове для дзетак», самой главной своей роли – мамы.

(Продолжение. Часть 1, Часть 2)

«Мне нравится, что ребенок становится мультикультурным»

Кристина, ты обмолвилась, что есть часть проектов, которые стали твоей «работой». «Кніжны воз», где озвучиваются детские сказки по-беларусски, из таких?

— Да. И самое интересное, что затевался он в стиле:

           — Привет, у меня есть возможность, но я не знаю, как.

           — Круто, я знаю, как, но у меня нет возможности.

Расскажи подробнее.

Мне позвонил человек. Мы были абсолютно незнакомы. Он знал только то, что я Купаловка. Кто он? У меня не было ни малейшего представления. Встретились. Обсудили. Записали одну, вторую, третью книгу. А дальше в этом всём появился какой-то кайф. Я собрала неплохую команду, начала подтягивать людей. И это совершенно другой уровень, когда ты не просто работаешь, но можешь ещё дать работу кому-то.

— Ты озвучиваешь сама?

Да. Знаешь, мне так даже проще. Села и записала. Плюс у меня достаточно большой диапазон голосов. Только мужских нет. Но лишь пока!

— Возникает вопрос: насколько это востребовано и популярно? Ведь в нашей стране беларусский язык не пользуется особой популярностью.

Понятно, что раскрутить с нуля белмоўны проект в стране, где большинство населения говорит по-русски, тяжело. Причём детский проект. Но мы приняли твёрдое решение во что бы то ни стало реализовывать его. Даже если у нас останется один слушатель. Это принципиальная позиция. Что касается «востребованного». Каждую неделю собираем статистику. И цифры регулярно увеличиваются. Более того, нет ни одного дня, чтобы нас никто не послушал. Люди слушают. Количество слушателей растёт, с каждым днём их становится больше и больше.

Лучше любых цифр говорят за себя отзывы маленьких слушателей. Был один забавный случай. Мы только записали первую книгу “Прыгоды мышкі Пік-Пік”. И вот чья-то дочка называет меня мышкой Пик-Пик. Это ведь бесценно, когда где-то там есть такой детёныш.

Кто-то пишет, что наши аудиокниги сопровождают их каждый день по дороге в школу. И в конце концов, это удобно. У меня у самой есть сын. Я часто включаю. Там ведь всё равно мама читает.

— А есть что-то, кроме отзывов читателей? Что-то более осязаемое?

Да, к примеру, ровно год назад у нас было три книги. Сегодня озвучено двадцать. Двадцать первую планируем выпустить в ближайшее время. Опять же, изначально это было приложение для смартфона. Совершенно простое. Чтобы любой ребенок мог зайти, выбрать и включить себе понравившуюся сказку. Сейчас уже есть веб-версия, которая постоянно дорабатывается.

Нам идут навстречу многие авторы, издатели, переводчики. С удовольствием сотрудничают. На ближайшие полгода есть план того, что будем записывать дальше.  Надеюсь, что постепенно выйдем на приложение для взрослых.

— Совсем недавно я присутствовал на одной онлайн-дискуссии, посвящённой современной беларусской литературе. Среди всего прочего участники затронули школьную программу. И одна из эксперток сказала, что пока все в школе остаётся на уровне стихотворений «Мой папа — агроном». В садике, думаю, ситуация не лучше. Ты — мама, каким образом борешься с этой зашоренностью государственного образования? Вообще, на каком языке воспитываешь сына?

Прежде всего, у меня нет задачи воспитать белмоўнага ребёнка. Я как минимум должна для этого окружить его беларусскоязычными людьми со всех сторон. Это невозможно. Да, ещё в Минске он ходил в специальную группу в садике. Я заваливала их книгами на беларусском… Вкупе с прекраснейшими иллюстрациями. Но всё, что там чаще звучало, это «добрай раніцы» і «да пабачэння». На том «беларускасць» и заканчивалась. Я понимаю, что навязывать ребёнку «мову», на которой кроме нас с ним и наших коллег никто не говорит, это странно. Но я могу создать ему этот бэкграунд, чтобы он хотя бы на подкорке был, существовал. Опять же, если он попросит: «Мам, я хочу знать. Расскажи» да без проблем!

Сейчас, например, когда мы много времени проводим в команде, в среде с общением на мове, он старается подражать нам. Запоминает слова. Пересказывает. Совсем недавно выучил сказку на беларусском, чему была очень рада.

Мне нравится, что ребенок становится мультикультурным. Мы были в Украине, он запомнил парочку слов. Тоже самое происходит с польским. Со всеми языками, которые слышит. Очень важно, что всё услышанное он потом пытается сравнивать с беларусским.

Кристина Дробыш. Фото: Павел Критчко


«Для меня хорошая мама — это счастливая мама. И у каждой мамы своё счастье»

 — Каким ты видишь будущее сына? Чтобы он вернулся в Беларусь? Или, учитывая текущее положение вещей, претендовать на местное гражданство и паспорт ЕС?

Я вижу сына человеком, принимающим самостоятельные решения. Хочу дать ему понимание того, что он вправе выбирать. Если он в своё время захочет вернуть в Беларусь хорошо, его решение. Потому что, если закрою дверь лучше точно никому не сделаю. Ни ему, ни себе.

Моя главная задача, чтобы он получил качественное образование. К сожалению, сейчас в Беларуси это почти нереально.

Опять же, важно научить его думать, выбирать, анализировать и быть готовым на какие-то поступки.

— Учитывая, что у тебя очень много работы, хватает ли времени быть мамой? Вообще, ты хорошая мама?

Ох. Это моя больная тема, на самом деле. Я не знаю. Не понимаю, что значит «хорошая мама». Сложно. Для меня хорошая мама это счастливая мама. И у каждой мамы своё счастье.

Да я понимаю, что уделяю слишком много времени работе. Своего рода зависимость. Тем не менее, у нас есть правила: какое-то время в день мы обязательно проводим вместе. Он часто ездит со мной в студию, театр. Я стараюсь как-то вместить одно в другое. Что из этого выйдет покажет время. Понятно, что ты не можешь быть идеальным родителем. Сто процентов где-то накосячишь. Думаю, лет через десять за что-то обязательно прилетит. Я просто готовлюсь к этому…

(Окончание следует)