TOP

Павел Мацукевич: Впишемся в войну полностью – быть беде, о  масштабах которой даже не подозреваем

Сегодня Беларусь используется лишь как плацдарм для нападения на Украину. Но это совершенно не значит, что у России нет других планов на нашу страну.

Изображение: Depositphotos
Да 2020 года СНплюс існавала дзякуючы падпісцы чытачоў. Сёння друк газеты забаронены. Але ваша падпіска надалей магчымая. Усе матэрыялы бясплатныя і даступныя кожнаму. Падпісваючыся на СНплюс праз Патрэон (гэта бяспечна!), вы дапамагаеце распаўсюду незалежнай інфармацыі і падтрымліваеце свабоду слова.

Лукашенко делает вид, что «не замечает» войны в Украине. Проведение референдума, участие в «Минской лыжне», многочисленные поздравления, наведение порядка в лесах – именно эти планетарные проблемы, если верить президентскому сайту, решает беларусский руководитель.

Почему Лукашенко в упор игнорирует российское вторжение в Украину и молчит про беларусское участие в войне?

Побеседовали с экс-дипломатом, старшим исследователем Центра новых идей

Павлом Мацукевичем.

– Ответ, мне кажется, кроется в психологии. Это такой защитный рефлекс, когда отрицается или намеренно не замечается неприятное и опасное. В этом также может быть желание продемонстрировать, что ситуация под контролем настолько, что можно кататься на лыжах и заниматься лесом.

Тема, будоражащая народные массы, забалтывается совещаниями по периферийным вопросам, чтобы отвлечь и успокоить. Своя логика в этом есть, народная мудрость гласит: к войне готовься, а жито сей.

Власти, конечно, стараются заретушировать участие в Беларуси в этом конфликте примерно точно также, как в Россия тщательно скрывает войну за термином «спецоперация». Ежу понятно, что эта война, как ее не назови, в Беларуси очень непопулярна.

– Одновременно на территории Беларуси проходят и украинско-российские переговоры. Могут ли они стать неким переломным моментом в войне или же используются в совершенно других целях?

– Каждая из сторон использует эти переговоры в своих интересах. На них, как мне кажется, пока решаются не вопросы войны и мира, а тянется время. Кстати, иехнические и гуманитарные вопросы, которые обсуждаются и звучат, тоже очень важны. Как, например, гуманитарные коридоры.

Делегации встречаются и разговаривают по несколько часов, а затем разъезжаются на целые дни. Когда дело запахнет возможностью заключения мира, все будет наоборот — делегации будут вести переговоры дни напролет и расставаться на часы для «перекура», смены галстука или кепки.

– Но стремление Лукашенко вновь оседлать конек миротворчества, или посредника, не подвергается сомнению?

– Для того, чтобы оседлать миротворческую лошадку, нужно сперва удалить российские войска с переговорного поля по имени Беларусь и публично дистанцироваться от участия или соучастия в войне.

Вот, например, переговоры в Брест-Литовске, где был некогда подписан Брестский мир, ведь не сделали город миротворческой площадкой. Все потому, что там находилась тогда ставка немецкого командования. А современный Брест еще не стал ставкой российского командования, но российские войска стоят в Беларуси, ведут обстрел и наступление на Украину с нашей территории.

Беларусские власти оказали бы огромную услугу и Беларуси, и миру, заняв нейтральную позицию в этой войне. Но, боюсь, пока Лукашенко не способен дистанцироваться от Кремля. Понимает, что такой шаг будет последним в его политической карьере.

– Евросоюз и США без дипломатических реверансов называют Беларусь соучастником российской агрессии в Украину. Какими последствиями чреват этот статус?

– Сегодня – расширением и ужесточением санкций. Власти это может привести на скамью военных преступников, а Беларусь — к репарациям и демилитаризации. Все, конечно, зависит от масштабов войны и ее исхода — кто в ней победит. Победителей не судят, судят победители.

Российские войска и вооружения на нашей территории сами по себе превращают Беларусь в мишень. Расширение конфликта, прямое участие в нем Беларуси практически гарантированно принесет войну и разрушения на нашу территорию.

– Несут ли беларусы коллективную ответственность за войну в Украине? В беларусском обществе разгорелись нешуточные дебаты на эту тему.

– Я противник коллективной ответственности. Хотя мы ее уже несем, хотим того или нет. Санкционное давление идет преимущественно на Беларусь, а не на ответственных лиц. Если бы 28 февраля на референдум выносился вопрос об участии или неучастии в войне, то ответственность за принятое решение можно было бы считать коллективной.

Опросы показывают, что война противоречит воле беларусов. Национальным интересам Беларуси она тоже не служит. Нейтралитет Беларуси оказал бы миру очень большую услугу, а о наших национальных выгодах вообще молчу. Могли бы замкнуть на себе все грузовые и пассажирские потоки, обходящие воюющие страны.

ООН говорит, что Украину уже покинули около 2 млн человек. Сколько из них нашли приют в Беларуси — самой близкой стране к зоне конфликта? Всего несколько сотен человек. Лукашенко раньше любил рассказывать, что после событий 2014 года Беларусь приняла у себя 160 тысяч беженцев с Украины. Украинцы больше не видят в нашей стране спасение, они видят в Беларуси угрозу.

Спадабаўся матэрыял? Падзякуй рэдакцыі на Патрэоне (гэта бяспечна) і падтрымай публікацыю такіх матэрыялаў у будучыні.

Так будет, пока в нашей стране стоят российские войска и ведут войну с Украиной с нашей территории. Госсми ретранслируют позицию Кремля. Полностью вписавшись за российские интересы, власти пытаются изобразить, что Беларусь продвигает свои. Это беда, масштабов которой мы еще не знаем.

Давайте вспомним, с чего все началось. А началось все с ультимативного предложения России в адрес США и НАТО относительно сфер влияния. РФ предложила американцам и альянсу отказаться от принятия Украины, а также отодвинуть свои силы и вооружения к состоянию 1997 года, когда в НАТО не входили еще ни страны Балтии, ни Польша, ни Румыния, ни Болгария.

Запад не принял ультиматум Кремля. Тогда Россия объявила, что будет реагировать. И если эта война – та самая реакция, то Украина – это только начало. Очевидно, вторжение в Украину пошло не по плану. Но у России еще есть резервы, и есть ресурсы, есть Беларусь.

Пока наша страна используется как плацдарм для нападения на Украину. Но это совершенно не означает, что у России нет других замыслов и видов на использование Беларуси.

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.