TOP

Алесин: «Пока мы наблюдаем ложную уступчивость». Положат ли стамбульские переговоры конец войне

Изорбражение: Депозитфото

Россия маневрирует: уходя с севера, надеется уничтожить украинскую группировку войск в Донбассе и тем самым заставить Киев капитулировать.

В Стамбуле состоялся очередной раунд российско-украинских переговоров.

Украина предложила юридически оформить гарантии безопасности для нее со стороны ряда стран, в том числе ядерных (среди них названы США, Китай, Великобритания, Турция, Германия, Франция, Канада, Италия, Польша и Израиль) взамен на нейтральный безъядерный статус, отказ от размещения на своей территории иностранных военных баз, проведения учений без согласия стран-гарантов, а также вступления в военно-политические союзы. При этом Украина должна получить гарантии членства в ЕС и финансовой поддержки.

В тот же день представитель Минобороны РФ генерал-полковник Александр Фомин заявил, что российские войска «кардинально, в разы, сокращают военную активность на киевском и черниговском направлениях».

Дают ли стамбульские переговоры надежду на перемирие в войне? Спросили у военного аналитика Александра Алесина.

– На первой стадии военной операции россияне атаковали по широкому фронту для того, чтобы не допустить помощи украинских войск из глубины страны своей группировке на Донбассе, которую сейчас берут в клещи. Вот почему вооруженные действия велись по широкому фронту, в том числе и в северной части Украины.

Но это распылило действия Российской Федерации и замедлило ход наступления. Насколько я понимаю, Москва решила сконцентрировать наступательные усилия на Донбассе, где расположены наиболее боеспособная и мощная группировка Вооруженных сил Украины, окружить ее и нейтрализовать: то ли понудить к сдаче, то ли уничтожить. И уже после этого продиктовать окончательные условия капитуляции руководству Украины.

Я только так оцениваю происходящее: слишком велика заряженность российского общества на войну, а рейтинг Путина, по официальным данным, находится в районе 80%. Поэтому если РФ пойдет на уступки, не добившись от Киева признания Крыма российским и независимого статуса Луганска и Донецка, российские элиты не поймут Путина и ослабят его позиции в перспективе. Путин стал заложником спецоперации – он должен добиться весомых успехов. А в глазах не только правящего класса РФ, но и граждан, таковым может быть лишь военное поражение и капитуляция Украины.

На меньшее они не согласны. Поэтому результаты переговоров, которые огласил Мединский, встречены с глубочайшим разочарованием в российском обществе, среди экспертов и политологов. Думаю, мы имеем дело со своеобразным маневром, который позволит России решать задачи в порядке поступления: сначала разгромить украинскую группировку на Донбассе, которая при помощи артиллерийских систем и залпового огня может доставать до Луганска и Донецка. Если ее ликвидировать, то образуется большая дыра в центральной части обороны ВСУ. Я полагаю, трудно найти силы и средства, чтобы закрыть эту дыру.

– Значит, задача-минимум Кремля – добиться признания Крыма российским, объявить независимость Луганской и Донецкой областей в рамках административных границ. А дальше – как Бог пошлет?

– Да. Добиться от Украины признать присоединение Крыма к России юридически, затем взять под контроль территории Луганской и Донецкой областей в их административных границах.

Думаю, Россия рассчитывает, что выполнение этих задач вызовет драку внутри украинской элиты, возможно, приведет к перевороту, после чего с новым руководством Украины можно договариваться без ущерба для собственной репутации. Потому что слишком сильно сработала российская пропаганда: все руководство Украины объявлено «нацистами» – после этого соглашения с ними в глазах российской общественности будут выглядеть очень некрасиво.

–  То есть нет подготовки ни к миру, ни к перемирию… Как в такой ситуации может измениться роль Вооруженных сил Беларуси в этих условиях?

– Да никак. Участие Вооруженных сил Беларуси в войне становится еще менее вероятным. Если бы они где и могли применяться, то на киевском и черниговском направлении. А если там военная активность сокращается, то гипотетическое применение беларусскорй армии становится еще менее вероятным – исчезающие доли процента. Учитывая активность НАТО и Польши на западных рубежах Беларуси, России нужнее, чтобы она в полном составе прикрывала западное, северо-западное направление.

– Вы говорили, что Минску в российско-украинской войне отведена роль плацдарма, тылового обеспечения и миротворческой площадки. Перенос российско-украинских переговоров в Турцию ставит крест на Беларуси как на переговорной площадке?

– Не думаю. Я полагаю, что здесь Россия демонстрирует ложную уступчивость: она будет демонстрировать и выпячивать стремление к миру, а потом (после контрнаступления Вооруженных сил Украины, после неприятного эксцесса) она скажет: мы уступали, а Украина обманула наши ожидания. Такой маневр, призванный улучшить имидж России в глазах мирового общественного мнения. И показать, что Россия стремится к мирному соглашению, а Украина не целит добрую волю Российской Федерации.

Не верю, что Россия понесла такие большие издержки и не желала получить отдачу от вложенных усилий, ресурсов, человеческих жизней; конечно, Россия пожелает получить максимум отдачи.

– Но, судя по сообщениям СМИ, она испытывает проблемы с живой силой?

– В войне участвовали части и подразделения дальних военных округов: Восточного (с военной точки зрения это направление не опасно: вряд ли Япония будет нападать и требовать возвращения Курил, а Китай вообще оценивается как дружественная держава) и Центрального. А Первая гвардейская танковая армия, наиболее мощная в российских войсках, так и остается в местах базирования – в Подмосковье. По логике, казалось бы, она первой должна была пойти в бой, и недалеко, но Россия, очевидно, опасается осложнений на западной границе, со стороны НАТО.

Поэтому я бы не стал говорить, что Россия исчерпала свои ресурсы. Всякая война требует больших издержек – и материальных, и людских. На мой взгляд, у Российской Федерации есть еще резервы, ресурсы, которая она может бросить на чашу весов и пойти ва-банк, чтобы уничтожить украинскую группировку на Донбассе.

И все же ресурсы не безграничны. Поэтому принято решение наступать не на всех фронтах, а сосредоточиться на главном направлении – на Донбассе. Как считают в Кремле, после своего поражения там Киев вынужден будет капитулировать, ведь у него не останется боеспособных войск.

Да, это, как говорится, еще бабушка надвое сказала, но ряд российских экспертов полагают именно так.

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.