TOP

Терещенко: При сегодняшних действиях правительства ничего хорошего страну не ждет

Изображение: Депозитфото

Премьер-министр Роман Головченко на заседании Совета безопасности заявил, что «экономика в целом выдерживает давление сформированного в прошлом году объема санкций... Предприятия работают, люди заняты, своевременно получают зарплату".

За январь-февраль экспорт товаров выше в сравнении с аналогичным периодом прошлого года на 21,5%. Положительное сальдо внешней торговли составило $700 млн, чистая прибыль предприятий выросла более чем в три раза, рентабельность продаж превысила 9%, сохранен рост реальных доходов населения.

Власти пытаются убедить (то ли себя, то ли население), что держат экономическую ситуацию под контролем. Но действительно ли контролируют?

Разбирались с кандидатом экономических наук Виктором Терещенко.

– В Беларуси на протяжении ряда лет мы наблюдаем рецессию – глубокую рецессию, которая продолжается и в нынешнем году. Если сегодня валовый внутренний продукт определяется с учетом выпуска продукции, сданной заводом системе ОТК на склад, это не значит, что он продан.

Положительное торговое сальдо может присутствовать, но говорить о будущей стабильности в Беларуси не приходится: здесь всего лишь сухая цифра, которую каким-то образом высосали из пальца.

Ситуация в денежно-кредитной политике, как и в монетарной, остается сложной, ухудшается.

К сожалению, мы экономику теряем, рецессия углубляется.

– Но ведь беларусский рубль, после резкого падения, демонстрирует чудеса стабильности!

– Вы что-то путаете: крепчает русский, а наш сначала упал с 2.58 до 3 с лишним за доллар, а затем начинал подниматься – такое даже колебанием не назовешь! Это следствие интервенции на валютном рынке, которую проводит Национальный банк, но не укрепление беларусского рубля. Есть отношение одного периода к другому, когда он упал, а затем возвращает потерянные позиции. Население теряет реальные доходы, и мы идем в минус.

Граждане Беларуси все больше и больше продают валютные сбережения (доллары, евро). Почему? Потому что вынуждены залезть в свои сбережения ради покупки купить куска хлеба. Просто большинство населения хранит свои сбережения в долларах и евро.

– Официальный курс рубля растет, но одновременно правительство принимает постановление о регулировании цен. Как объяснить это противоречие?

– Посредством регулирования, контрольных функций государственные институты пытаются сдержать цены и инфляцию. Но если производитель сегодня изготовил товар за 2,5 рубля, а не за 2, как прежде, то по старым ценам он свою продукцию продавать не станет, частный сектор не пойдет на демпинг. Хотя государственные структуры применяют демпинг: ищут возможность продать произведенное, даже с убытками.

– Вообще уровень инфляции поддается исчислению?

– Нет, невозможно. Полагаю, до конца года он составит не менее 200%, и это будет минимум. Кто бы тут ни пыхтел, как бы ни старался, как бы ни доказывал свою полезность – от руководителя правительства это вообще не зависит.

– Кстати, премьер-министр подписал план, который предусматривает поддержку экспорта и расширение кредитования экспортеров независимо от рынка поставок беларусской продукции; снижение таможенных пошлин для импортных товаров, необходимых для производства на экспорт; возможность реструктуризации задолженности и уплаты пеней по таможенным платежам; создание с Российской Федерацией совместных импортозамещающих производств; денежные доходы, пенсии, пособия будут индексироваться до уровня инфляции и прочее. План ли это?

– Это вынужденные меры: большинство предприятий многократно закредитованы, заложили последние основные фонды по два раза. Сегодня беларусскую продукцию на экспорт продать сложно, потому что она сделана на старых станках, а если и на новых, то в их цену заложены кредиты. Конечно, чтобы выйти на рынок, надо уменьшать экспортные пошлины – эту нагрузку уже не потянуть через цену товара.

К тому же экспортные пути во многих направлениях закрыты для Беларуси. А если потянуть свои товары на азиатский континент, там практически нет места – везде Китай.

Названные суммы от продажи на экспорт сельскохозяйственных товаров ни о чем не говорят – хоть на миллиард, хоть на триллион. Мы должны понимать, что такой экспорт рентабелен, что мы получили прибыль, а не угробили сельское хозяйство. Произвели, высосали последнее молоко, отправили на экспорт – а крестьянину нечем даже зарплату заплатить. Как жить дальше?

Посмотрите, сколько у нас денежной массы в обращении? 4 миллиарда 721 миллион беларусских рублей, говорю по памяти. А чтобы выплатить зарплату и пособия нужны более 5 миллиардов. Откуда их взять, если наличных нет? В Беларуси отношении денежной массы к валовому внутреннему продукту около 11%, в России – 50%. Тоже не то, но в пять раз больше. У нас не хватает беларусских рублей, именно из-за их дефицита население продает валютные сбережения.

Разве это не подлость по отношению к народу: заставить людей потратить свои сбережения, чтобы купить хлеба?

Да, производится продукция, продается на экспорт, а страна в убытках. Экономика так не работает. При сегодняшних действиях правительства ее ничего хорошего не ждет.

Вот приняли очередное постановление. Подождите: а почему не предвидеть, почему заранее не помочь, не стимулировать тот же экспорт? Почему производитель сегодня мыкается сам и думает: где продать?

– То есть, правительство действует не на упреждение, а лишь реагирует на вызовы?

– Только вынужденно реагирует на вызовы и угрозы, потому что количество убыточных предприятий уже зашкалило.

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.