TOP

Без широкой амнистии и реальных перемен тысяч возвращенцев в Беларусь ждать не стоит

Александр Лукашенко к 17 сентября пообещал принять решение по беларусам, которые уехали за границу, опасаясь репрессий. Об этом он заявил во время открытого урока 1 сентября.

— У нас вот беглые, и ваши знакомые, рванули за границу. А вы знаете, сколько назад сейчас просятся? Вы не знаете, мы им не закрывали въезд, но они боятся и вернуться некоторые, которые накосячили, потому что с законом не в порядке, а вдруг там с них спросят. Ну в ближайшее время я отвечу на этот вопрос. Как раз 17 сентября, День народного единства, близко, мы рассмотрим некоторые вопросы. Не хочу заранее анонсировать их, и примем соответствующее решение, — подчеркнул беларусский руководитель.

Он достаточно часто возвращается к теме «беглых». Например, во время послания беларусскому народу и национальному собранию в январе:

— Мой вам (уехавшим. – Ред.) совет: домой, кайтесь и становитесь на колени! Дальше будет хуже. Поэтому домой, на коленях, ползком! Если не можете сами (лицо надо сохранить, еще чего-то), опыт есть у литовцев и поляков: пусть они вас на границу подкинут нам, как беглых, а мы вас заберем.

Детали решения Лукашенко раскрывать не стал. Однако судя по контексту, речь идет о заманухе, благодаря которой толпы возвращенцев должны атаковать беларусскую границу.

Что может предложить беларусская власть согражданам, бежавшим от репрессий?

Спросили правозащитника Гарри Погоняйло.

— «Мой совет: домой, кайтесь и становитесь на колени! Дальше будет хуже…» В общем, приезжайте, всех определим: кого в тюрьму, а кто покается – быть может, и пожалеем.

Ведь ранее оглашали и еще одну информацию: о лишении гражданства политических беженцев. Не тех, кто уехал из родного дома в поисках длинного рубля, а именно тех, кто бежал от политического преследования.

— Прозвучало, что к 17 сентября примут решение по «беглым». Из контекста можно сделать вывод: оно позволит многим беларусам вернуться домой…

— При нынешнем руководстве это пустые надежды. Закручивание гаек, продолжение репрессий – вот в этом режим преуспевает, потому что ситуация августа-октября 2020 года напугала… А он пытается сохранить себя во власти до самой смерти. Так что в этом вопросе ни пяди не уступят, хотя по части заигрывания с населением говоруны-пропагандисты периодически преуспевают.

— Почему о предстоящих решениях заявлено во время открытого урока 1 сентября? При чем здесь дети?

— Лукашенко понимает, что старшее поколение его давно раскусило, не доверяет и выступило против. Самый яркий пример тому – приезд в 2020 году на МЗКТ, когда рабочие открыто и прямо в глаза заявили о своем недовольстве. Вывод был прост: чреваты любые послабления в стране – и вот начались жесточайшие репрессии по всей стране.

Такими чрезвычайными мерами, по мнению власти, общество «умиротворили». Но власть – кто тайно, кто вполне открыто – продолжают ненавидеть, во всяком случае, любви к ней в обществе не прибавилось. Многие учащиеся помнят т протесты  родителей, своих сверстников, что с ними затем стало, вспоминают своих товарищей по студенческой скамье, любимых преподавателей, брошенных в тюрьмы, вынужденных уехать за границу от преследований. Беспринципная национальная, экономическая, социальная и военная политика ведет страну к краху, лишая ее подлинной независимости, процветания и демократических перспектив. Нынешнее поколение для режима потеряно и его уже не вернуть. Но по инерции и неверию в свое поражение вся идеологическая машина перенаправляется на подрастающее поколение: школьников, студентов. В перевоспитании молодых, которых необходимо отвратить от интернета, видят дорогу к своему долгому политическому существованию. Борьба за умы велась, ведется и будет вестись. Но, думаю, напрасные потуги — дать благополучие, процветание стране, ее гражданам и, в особенности юному поколению, нынешняя власть уже не может.

— На ваш взгляд, сколько белорусов покинули страну после 2020 года?

— По моим прикидкам (на основании информации из разных источников) уехало более 300 тысяч человек: это и трудовые мигранты, которые ищут лучшей жизни, и политические беженцы.

Чем больше будет ухудшаться положение в экономике, тем чаще государство будет запускать руку в карман гражданина. Налоговое давление будет увеличиваться, в том числе за счет штрафов, за счет расширения законодательной базы правонарушений. Даже за счет увеличения базовой величины, не прибегая к прямому увеличению штрафов, можно пополнять бюджет.

— Как вам кажется, сколько эмигрантов захотят вернуться в страну и на каких условиях?

— Не всем хорошо живется на Западе, надо признать. Многие бы вернулись на землю обетованную, на родину, существуй здесь другой режим — режим наибольшего благоприятствования людям, в их повседневных делах и заботах, четких профессиональных и экономических перспективах. Но когда правящая команда демонстрирует агрессию по отношению и к свободолюбивому студенчеству, и к бизнесменам, и к инакомыслящим — кто, скажите, вернется туда, откуда с такими трудностями удалось уехать?

Нужны серьезные перемены внутри страны, появление перспектив на развитие, возможности самореализации во всем и везде, чтобы люди потянулись обратно. Без этого возвращенцев будет очень мало.

Вот если бы в Беларуси объявили серьезные реформы, и не просто объявили, а начали их реализацию…

 Нужна широкая амнистия, по которой будут освобождены все политзаключенные, выпущены из тюрем все бизнесмены, руководители, которым не место за решеткой. Реформы должны вызвать серьезные сдвиги в социальной и политической атмосфере страны, запустить механизм реальных перемен.

В нынешней же ситуации в нынешнюю страну очень малое количество наших граждан думает о возврате. А надеяться на приезд трудовых мигрантов, которым можно платить копейки, держать в ежовых рукавицах, а при необходимости – депортировать, вряд ли такая ситуация обнадежит кого либо.

— Кстати, на днях Лукашенко сокрушался, что не вписали в Конституцию норму, по которой президента выбирали бы не прямыми выборами, а Всебелорусское народное собрание…

— Это старая мечта, обсуждавшаяся давным-давно, еще на дальних подступах к февральскому референдуму. Предлагалось взять на вооружение опыт других стран, где главу государства избирает парламент или другие органы власти. И тогда больше не надо бояться никаких электоральных кампаний.

Но эйфория от того, что можно было совершать с электоратом, поуменьшилась выборами 2020 года. Подвергнуть очередному политическому катаклизму страну, предложив такую формулировку, с одной стороны, заманчиво, с другой – уж больно опасная игра: не успели затихнуть страсти после 2020 года, а тут обществу предлагают очередной раздражитель.

Радостная перспектива – в ходе очередного референдума оставить на пожизненное заклание всенародно любимого единожды избранного. Но народ может повернуть замысел властей на 180 градусов. Потому то, скорее всего, и открестились от этой идеи; она обсуждалась, но ее отменили, не желая нарваться на ситуацию 20-го года.

 

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.