• Погода
  • -21
  • EUR3,1261
  • USD2,5721
  • RUB (100)3,4916
TOP

ТРИ ВЗГЛЯДА НА ДИАЛОГ БРЮССЕЛЯ С МИНСКОМ

Недавно группа белорусских журналистов побывала в Брюсселе, где встретилась с представителями различных структур Евросоюза — от чиновников, готовящих важные резолюции по РБ, до аналитиков и высоких руководителей, которые кашеварят на европейской международной «кухне».

Безымянные эксперты

Чиновники — они и есть чиновники. Что в Европе, что в Беларуси. Не хочу никого обидеть: власть все же устроена вертикально… Вот и в Брюсселе мы не единожды слышали нечто любопытное, но с просьбой обезличить информацию.

Итак, те, кто готовят важнейшие дипвизиты и «болванки» серьезных резолюций, убеждены: судя по географическим картам, Евросоюз должен вести самый тесный диалог с Республикой Беларусь, однако на деле все очень проблематично. Например, поменялись председатели Европарламента (напомню, наши официальные СМИ обвиняли в политической тенденциозности поляка Ежи Бузека уже по одному только национальному признаку), но «недружеский» брат-славянин ушел, а его сменивший чиновник продолжил гнуть прежнюю линию: уже озвучил пять неприятных для официального Минска заявлений. В том числе по «польской карте», осудил преследование журналиста Анджея Почобута. Выходит, «синеокую» на западе критикуют исходя из последовательных политических принципов?

Чиновники полагают: перспективы белорусско-европейских отношений весьма туманны. Но, что принципиально важно: не только по вине администрации А. Лукашенко, но и потому, что скорости политической реакции на происходящее в нашей стране в 27 странах ЕС очень отличаются. Одно дело — диалог Минска с Вильнюсом и Варшавой, иное — столицы, которые подальше от нас на запад.

И в этом смысле повлиять на ситуацию может Европарламент, который предлагает западу информацию для выработки политики взаимоотношений с Беларусью.

Наш прямой вопрос:

— Есть ли у Европарламента индикатор эффективности своей деятельности в минском направлении?

Их дипломатичный ответ:

— Это очень сложно. Вот парадокс: за последние шесть лет по отношению к Беларуси мы приняли больше всех бумаг с резолюциями, но получили наименьший эффект. Политики в состоянии фрустации… Но проблема не в нас: мы сделали все, что могли, а вот белорусский режим диалог тормозит.

Нейтральные аналитики

Эксперт Института Карнеги по политике ЕС и РФ в отношении Украины, Молдовы и Беларуси Ольга Шумило-Тапиоло была куда прямее в своей оценке происходящего:

— Интерес Европы к Беларуси в 2000-х подстегнули украинские события: многим казалось, что на советском западе могут начаться процессы, похожие на польский сценарий 1990-х. Но эти ожидания не имели реальных оснований. И сегодня ЕС поостыл, занялся в итоге собой, новейшими европейскими болевыми точками. Нашему региону внимание уделяется в дежурном порядке. Тем паче, политический организм Евросоюза сложен и трудно организуем. Поэтому в реальности он не является тем игроком, которого бы вы ожидали увидеть у себя в союзниках.

Что касается вопроса «Свободных новостей плюс» о том, правда ли, что США отдали судьбу Беларуси в руки Кремля, то скажу прямо: Штаты, как и ЕС, также заняты своими глобальными проблемами, среди которых места Минску нет. Но как Украину, так и Беларусь Вашингтон «отдает» не Москве, а своему прямому союзнику — Европе, поскольку вы граничите с ней. Я бы вывела Америку за рамки региональной дискуссии, даже несмотря на принятые ею санкции по отношению к официальному Минску.

— Как оценивают европейцы процессы в рамках Таможенного союза трех постсоветских стран?

— Брюссель понял: там начало происходить нечто серьезное. Но сердцевину происходящего здесь не хотят видеть серьезно — оценивают новые взаимосвязи «тройки» лишь простой переменой позиции. С другой стороны, многим здесь нравится перспектива открытых российских рынков. Но такой интерес рождает вопрос относительно Беларуси: захотят ли влиятельные европейские силы, чтобы в итоге экономической интеграции за компанию получила некие торговые уступки и Беларусь?

В общем, сегодня реальные политики Европы ожидают изменений внутри Беларуси — ведь только меняющимся в унисон со временем странам можно оказывать адекватную переменам и устремлениям помощь. В этом смысле характерен пример Словакии, которую Брюссель поддержал вопреки политике ее президента, но сообразно с политической волей словацкого народа.

Официальные лица

На высшем, что называется, официальном уровне нас принимал господин Штефан Фюле — еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства.

— С этой властью можно наладить политический диалог на фундаменте тех условий, которые государства—члены Евросоюза точно определили: освобождение политзаключенных и их полная реабилитация. Все!

— А в «Диалог о модернизации» вы лично верите?

— Да! Несколько лет назад, когда на Западе верили, что даже при Лукашенко можно постепенно демократизировать белорусское общество, мы всегда — это мое личное убеждение — находились на шаг позади от того, что сделали белорусские власти и особенно сам Лукашенко. Это была политика ответа на определенные шаги. И отсутствовало какое-то стратегическое видение. Полагаю, нынче ситуация изменилась.

— Говорят, перед президентскими выборами в Беларуси в ЕС родился некий совместный промежуточный план по шагам Минска и Брюсселя в рамках демократии. Он провален окончательно?

— Это было не в духе «вы что-то сделаете — а мы посмотрим и подумаем, как нам можно дальше продвигать наше сотрудничество». Нет! Это был план-предложение пройти путь к пониманию и совместной работе. В том числе рассматривалось экономическое сотрудничество. Предусматривался и структурный диалог — например, создание комитета на уровне министров международных дел, рабочие подкомитеты. Но после того, что произошло 19 декабря, план заморожен. Кстати, мы даже не показали вашим властям этот план — не было времени. Сейчас идет интересная структурированная дискуссия с третьим сектором и оппозицией. Мы узнали реакцию белорусских коллег. Отнюдь не питаем иллюзий, что вместе с ними сможем выполнить намеченное, когда власти не заинтересованы в обозначенном процессе. Но мы полагаем, что сама дискуссия поможет гражданскому обществу и оппозиции в формировании своих взглядов на европейскую проблематику.

Увы, власти говорят: «В плане, в разработке которого мы не принимали участия, участвовать не будем!» И все же наше предложение остается в силе.

Журналистский вывод: не будем торопиться с выводами — время покажет, что ответит на это официальный Минск. Почему-то хочется верить в разумное…