• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Третье поколение горожан

Время бунтов архаики закончилось. Пришло время революций работников сферы услуг, самого многочисленного и самого революционного «класса» пост-индустриальной эпохи.

Лимит революций в Беларуси исчерпан. Почему исчерпан? Кем исчерпан? Когда исчерпан? Вопросы, вопросы, вопросы… Ни на один из них идеологи государства для народа даже не пытаются дать вразумительного ответа, что не снижает степень их уверенности в отсутствии лимита.

Понять идеологов несложно. Они встроены в идеологическую вертикаль, которая подобно прочим вертикалям (властной, силовой, судебной), упирается в главного идеолога (силовика, судью) страны. Статья же 85 Конституции 1994 года с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 года и 17 октября 2004 года, наделяет Главного издавать указы и распоряжения, «имеющие обязательную силу на всей территории Республики Беларусь».

Низкий поклон изменениям и дополнениям. Что бы без них делали все те, кому посчастливилось встроиться в многочисленные вертикали? Мало того, что им бы пришлось самостоятельно принимать решения. Это полбеды. Настоящей бедой явилась бы необходимость отвечать за собственные решения.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что «сформированная западными кукловодами» новая оппозиция, так называемые «протестуны», свой основной удар наносят по вертикали власти. Они требуют демократии. Но мы это проходили в период Горбачева и второй раз «эту подлянку» нам подкинуть не получится, в том числе по причине наличия в Конституции статьи 85!

«Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога», — проповедовал апостол Павел. «Слава богу, что у нас существует вертикаль власти», — вторит ему Наш православный атеист. Что изменилось за два тысячелетия? Только то, что на главном сайте страны слово «бог» крайне редко пишется с прописной буквы.

Девушки из деревни

Лимит революций в Беларуси исчерпан. Приглядимся внимательнее к этому политологическому тезису, и вопреки вышесказанному, попытаемся найти ему оправдание. Результат наших усилий будет зависеть от того, что мы понимаем под революцией.

Для Маркса революция выступала в качестве локомотива истории. Она освобождала производительные силы от оков изживших себя производственных отношений. Полагаю, к буржуазным революциям XIX века в Европе такая трактовка революции применима.

По Марксу развивалась и февральская революция в России. Однако она быстро переросла в свою противоположность — в бунт архаики, завершившийся реставрацией крепостничества в его сталинской редакции. Через 73 года история повторилась: то, что на просторах СССР первоначально воспринималось в качестве массового движения за демократию, к 1994 году развернулось в Беларуси на 180 градусов. И сегодня мы имеем то, что имеем.

С 1868 по 1897 год количество лиц, проживавших в городах Российской империи, увеличилось в 4,6 раза. В БССР доля городских жителей превысила долю сельских в 1975 году. Однако, как справедливо заметил один неглупый человек, можно вывести девушку из деревни, но нельзя вывести деревню из девушки. Социологические исследования подтверждают, что горожане в первом и во втором поколении в значительной степени сохраняют аграрный менталитет.

Поэтому наши революции начинали прорабы перестройки (тонкий слой интеллигенции), а завершали, разбуженные прорабами, широкие массы. «Эти люди, — пояснял историк Александр Ахиезер, — никогда не знали индивидуальной частной собственности. Их образ жизни и повседневная хозяйственная деятельность протекала под непосредственным контролем общинного сознания, организации, общинного вечевого управления, сформировавшихся в условиях до государственной жизни».

Желанием взять на себя ответственность за страну они не горели и под бурные аплодисменты вручили ее в 1994 году «сильной личности». Окрестино и Жодино — закономерный результат ее деятельности, результат политики, которую принято называть у нас «социальной».

Но жизнь не стоит на месте. За вторым поколением горожан пришло третье. В 2019 году, как неоднократно мне уже приходилось отмечать, доля занятых в сфере услуг составила в Беларуси 61,2%, а в промышленности — 23,7%.

Количественные изменения породили новое качество. Время бунтов архаики подошло к концу. Ему на смену пришло время революций, но не буржуазных, оставшихся в индустриальном прошлом, а революций работников сферы услуг, самого многочисленного и самого революционного «класса» постиндустриальной эпохи.

«Режим еще слишком сплочен…»

Наши классические революции всегда происходили не до падения власти, а после. Они являлись не причиной падения власти, а ее следствием. Власть рассыпалась в том числе по причине заинтересованности многих ее представителей в кардинальных переменах. В первую очередь, в вопросах перераспределения собственности.

На какой должности прозябал бы сегодня директор Дома дружбы СССР–ГДР в Дрездене? А как высоко смог бы подняться по служебной лестнице бывший директор совхоза? Вопросы из разряда риторических, но они не мешают ни одному, ни второму представителю директорского тандема лить крокодиловы слезы по поводу «крупнейшей геополитической катастрофы XX века».

А на какие дополнительные ватрушки в случае демонтажа вертикали (в случае победы революции) смогут рассчитывать сегодня чиновники и их ближайшая обслуга? Потери очевидны, а приобретения не просматриваются даже с помощью современной оптики.

Режим еще слишком сплочен, армия и КГБ поддерживают его, а рабочие вообще не поддерживают никакой революции — этой информацией из «папочки» 27 ноября поделился с персоналом 6-й городской клинической больницы Минска тот, кто вот уже 26 лет свои представление о мире формирует из столь неординарного источника.

Сила постсоветских авторитарных режимов в их внутренней сплоченности. Общественная поддержка для них вторична. Поэтому миф о ста тысячах протестующих, который на протяжении двух десятилетий конструировала оппозиция, не выдержал испытания практикой.

Сила мифов в их простоте. Замысловатыми ментальными конструкциями массы не увлечь. Но сила власти в ее сложности. Только разделенная на ветви, каждая из которых наделена правом принимать самостоятельные решения, власть способно отвечать на современные вызовы.

Поэтому то, что многие принимают за потерпевшую поражение революцию, на самом деле является лишь первой пробой сил третьего поколения горожан.

Сергей Николюк