TOP

Лукашенко

«Если Лукашенко еще согласится стать Председателем Всебелорусского народного собрания, так вы должны меня попросить на коленях и поблагодарить, если я соглашусь». Из заявления Александра Лукашенко на заседании Конституционной комиссии 28.09.2021 г.

У определенной части общества, особенно у сторонников Лукашенко, есть явный запрос на стабильность. Однако вся политика режима направлена на искусственное создание чрезвычайного положения, дестабилизацию.

Появление искусственного праздника «День народного единства», введенного на потребу сиюминутной политической конъюнктуре, показывает отсутствие у властей позитивных политических нарративов.

Чем дальше время отдаляет нас от момента воздушного триллера с самолетом компании Ryanair, тем больше появляется понимание некого важного рубежа, который перешла страна не только в отношениях официального Минска с Западом, но в белорусской политической жизни вообще.

После того, как уличные акции протеста 25 и 27 марта не состоялись, и стало понятно, что горячей весны не будет, государственные СМИ с большой радостью объявили, что власти одержали решающую победу, а все оппоненты разгромлены. Казалось бы, можно устраивать салют, бить в барабаны, а на дороге в Дрозды сооружать триумфальную арку.

За последнюю декаду марта мы стали свидетелями событий, которые при всей своей внешней несвязанности, заставляют задаться вопросом о настроениях внутри последнего оплота беларуского режима — карательного аппарата (который ранее именовался силовыми структурами Беларуси).

Конный пешему не товарищ. То, что волнует конного, например, цена овса, пешему фиолетово. Но в любом, даже самом примитивном обществе есть и конные, и пешие. Есть владельцы стареньких жигулей и последней модели Maserati. Есть болельщики Манчестер Юнайтед и БАТЭ.

Александр Лукашенко на совещании 2 марта заявил, что никакого трансфера власти в Беларуси быть не может. И тут же проговорил некоторые штрихи или эскизы этого самого трансфера или транзита власти: «Все будет по Конституции и закону. Конституцию мы примем, как я говорил, в январе-феврале будущего года. Вот и весь трансфер власти. Все, даже вы вчетвером (участники совещания. — Прим.), можете участвовать в этих выборах после Конституции — и в парламентских, и в президентских».

Конечный результат во многом предопределён сутью происходящего. Итак, что же происходит в Беларуси? Казалось бы, ответ на этот вопрос очевиден: в результате подавления народных протестов против фальсификации итогов президентских выборов в стране имеет место глубокий политический кризис.